// // Краевед Виталий Рыстов о славном прошлом и сложном настоящем карельской Сортавалы

Краевед Виталий Рыстов о славном прошлом и сложном настоящем карельской Сортавалы

5785

Путешествие из Петербурга в Сердоболь

5
В разделе

Виталий Рыстов – петербуржец, перебравшийся в Карелию 15 лет назад. В интервью «Нашей Версии на Неве» он рассказывает о традициях Сортавалы, своих издательских и культурных проектах, о разрушении уникальных памятников архитектуры и перспективах развития туризма.

– Как получилось, что житель столичного Петербурга вдруг перебирается в маленький, по сути депрессивный городок?

– Когда рухнула беззаботная социалистическая жизнь и пришла пора ускоренного построения капитализма, мне пришлось вписываться в новые условия.

Поначалу япытался стать предпринимателем, и судьба забросила в начале 90-х торговцем сувенирами в Карелию на остров Валаам (кстати, административно это часть Сортавалы). После первого туристического сезона меня арестовали по подозрению в торговле за валюту и отобрали разрешающий работать документ. Так я познакомился с городом Сортавала (до 1917 г. он носил ещё одно название – Сердоболь).

Обвинения были сняты, но торговать я не смог и более года «искал правды» в судах – вплоть до Арбитражного республиканского. Здесь мне повезло, и бедный муниципальный бюджет посёлка Валаам выплатил 4 миллиона компенсации. Деньги для 1994 года неплохие. Но больше мне не хотелось быть бизнесменом…

А спустя два года волею судьбы я опять оказался на Валааме. Уже в качестве экскурсовода паломнической службы монастыря. Затем – на административной работе. Увидев Сортавалу впервые в 1993 году, я очень полюбил её. И, устав от жизни в мегаполисе, вознамерился поселиться в (тогда еще!) тихом, уютном прибрежном городке. К тому же были прагматические причины. Близость к сезонной работе и невысокая по сравнению с Петербургом стоимость жилья. На полученную в наследство от отца комнату я приобрел новый русский автомобиль, джинсовое пальто и двухкомнатную квартиру в центре Сортавалы, в историческом доме Леандера 1890 года постройки.

Сам город расположен в живописном месте. Ландшафт интересен сочетанием гор, лесов и большим количеством водоемов. Пейзажи так и просятся на полотна художника. Жить здесь приятно. Горожане избавлены от приговоров жителям мегаполисов – отдавать годы на ежедневные изматывающие поездки из дома на работу и обратно. Образ жизни размеренный и неторопливый. Конечно, насколько это возможно в наше экономически кризисное время. Пару десятилетий назад город мог гарантированно считаться раем для пенсионеров, но, когда дело идет к крушению системы обеспеченной старости, это уже далеко не так.

– Вы осуществили своеобразный дауншифтинг по-русски: поехали жить в Сортавалу, чтобы заняться культуртрегерством. Не так ли?

– На волне «печатных публичных войн» за сохранение памятников культуры всплыл самобытный краеведческий и литературно-художественный альманах «Сердоболь». К нему также одно время я издавал бесплатное приложение – газету «Сердобольский коммерсант».

Объяснение своей издательской одержимости, наподобие графомании, нашёл позже, когда сагитировал здешних коммунистов возродить газету советского времени «Красное знамя». Одну из страниц я компилировал из разных архивных номеров, старых материалов (статьи, карикатуры, фотографии, политическую рекламу советской эпохи), и вдруг обратил внимание, что в 1960 году редакция находилась по адресу: ул. Школьная д.3. Такое название носила (ранее, при финнах Koolukattu) современная улица Гагарина, а дом, в котором теперь проживаю – тот самый, где некогда размещалась газета «Красное знамя».

По теме

В случае с альманахом моя самодеятельность оказалась на достаточно высоком профессиональном уровне – в 2010 году журнал стал одним из победителей всероссийского конкурса краеведческих периодических изданий. Я без ложной скромности могу назвать «Сердоболь» одним из городских брендов. К таковым здесь можно отнести, увы, несохраненный лыжно-мебельный комбинат с его брендовой продукцией времен СССР – лыжами и клюшками. А из культурной сферы – резчика по дереву Кронида Гоголева и выставочный зал-музей его имени.

Альманах «Сердоболь» взял на себя благородную миссию рассказывать современникам о малоизвестных страницах в истории города и незаслуженно забытых горожанах. В журнале впервые был представлен портрет и жизнеописание одного из первых владельцев сорДавальских (на шведский манер – прим. авт.) земель – шведского графа Банера.

Узнали читатели и то, что родились и жили здесь известные финны – скульптор Эйла Хилтунен, актер Лассе Пёюсти и др. Из недавнего советского прошлого воскресил журнал художников Харитонова и Зиновьева, режиссёра Печурина, установил истинные условия жизни инвалидов войны на острове Валаам в советский период.

– Сортавала окончательно стал советским городом лишь осенью 1944 года. А что здесь происходило раньше, при финнах? Удивляет немалое количество роскошных особняков, где размещались банки. Говорят, что здесь могли отмывать деньги Третьего Рейха. А в кафе «Лотта» в городском парке будто бы собирались сторонницы Великой Германии…

– Сначала в составе Российском империи (Княжестве Финляндском), затем в составе независимой Финляндии город являлся крупным торговым, финансовым и транспортным центром Приладожья. Архитектурный облик Сортавалы определили финский национальный романтизм, северный модерн и функционализм 30-х годов прошлого столетия. Город также являлся центром автономной Финляндской православной церкви. Валаамский монастырь был тогда паломнической Меккой русской эмиграции. В предвоенное время Валаам и Сортавалу посещал маршал Карл Маннергейм. И по сей день на острове сохранились укрепления финской армии.

Насчет нацистских денег ничего сказать не могу. Ну а кафе «Лотта», построенное в 1926 г. (арх. В. Тукканен), было утрачено в 90-е годы. Действительно, при финнах его использовала женская националистическая организация «Лотта Свярд» для своих корпоративных мероприятий. В 1958 г. в помещении бывшего кафе открылся первый в Карелии планетарий. Затем здание опять стало использоваться как предприятие общепита, но в 1993 г. сгорело от умышленного поджога. Погранзона тогда стала вестернизироваться…

– Город и окрестности были ареной жестоких боев во время Зимней и Великой Отечественной войны. Здесь поисковики с нуля создали замечательный Военно-Историческом музей имени полковника Бондарева…

– После того, как финны проиграли Зимнюю войну, на короткий период, по лето 1941 года, Сортавала был вместе с Выборгом частью Карело-Финской ССР. В начале Великой Отечественной Войны, в непосредственной близости от города, на заставах Приладожья пограничники стойко и мужественно отражали вражеские атаки. Одна из застав 25 дней сдерживала натиск численно превосходивших сил противника. Но, несмотря на героическое сопротивление, в августе 41-го сюда снова пришли финны. Военной истории и поисковой работе сейчас уделяется много внимания. Это и наличие двух военных музеев, и достойное содержание братских могил и воинских монументов.

– Да и сам город стал в советское время место базирования погранотряда…

– Это не означает, что погранзона мешала развитию Сортавалы, пожалуй, здсь было больше дисциплины и порядка.

После войны за короткий срок было восстановлено 8 электростанций, заработал Вяртсильский метизно-металлургический завод. К концу 1945 года вошла в строй первая очередь Хелюльской мебельно-лыжной фабрики. Были восстановлены Рускеальский мраморно-известковый завод, Сортавальский хлебзавод, пивзавод. Появились и новые предприятия – рыбозавод, автобаза. Среднегодовой темп роста промышленной продукции в 1946–1950 годах составил свыше 30 процентов.

На селе шло полным ходом восстановление колхозов и создания совхозов. В годы первых послевоенных пятилеток туда поступало всё больше техники, действовали машинно-тракторные и мелиоративные станции. К середине 70-х гг. Сортавала стала крупным народно-хозяйственным центром Приладожья.

В 1982 году был впервые поставлен вопрос о присвоении городу статуса исторического поселения (недавно он вновь обретен). В составе проекта был представлен список первых 48 зданий, которые должны охраняться как памятники архитектуры (на сегодня таковых более 150). К сожалению, все эти мероприятия так и остались на бумаге, за последние четверть века города понёс многочисленные утраты памятников архитектуры.

Политика властей – снять с себя ответственность за сохранность объектов и продать их в частные руки. Зачастую в этих руках здания попросту гибнут. Перспектива безрадостная. Архитектурные (особенно деревянные) памятники начала ХХ в. долго не проживут.

Ситуация усугубляется и новым строительством в историческом центре. Попытки общественности противостоять этому не увенчались успехом. В результате у исторического здания «Почты» (арх. Ульберг) появился уродливый «новодел». Не менее безобразное сооружение – у «Дома Леандера» архитектора Сааринена.

– Чем сегодня живет город? Приоритетным направлением развития Сортавалы считается туризм: ходят пароходы на Валаам и теперь вот пустили «Ласточку» до Рускеалы. Насколько эффективно, на ваш взгляд, местные власти реализуют туристические программы и администрирование в целом?

– Если первый бум ностальгического финского туризма был в начале 90-х, то теперь наши соотечественники активно посещают город, каньон Рускеалу, Валаам и другие места Приладожья. Но городская инфраструктура не готова к этому. В городе с районом проживает примерно 20 тыс. населения, а управляют здесь чиновники районной и городской администрации, аппараты которых получают в год более 42 млн рублей. Зарплаты двух глав (каждого) составляют около 170 тыс. руб в месяц. Я не специалист в вопросах местного самоуправления и бюджетного права, но с позиции здравого смысла это ситуация выглядит ненормальной.

Наши администрации располагаются в каменном, бывшем доходном доме купца Сийтонена. При этом несколько лет не могут найти применение пустующему зданию Ратуши (памятнику, 1885 г. постройки).

Где только могу, я призываю не продавать его (заезжим рестораторам уже предлагали), а разместить в нём сокращенную администрацию. Потому что в финский период там умещались и бургомистр, и городской Совет. Сейчас, при компактной оргтехнике, могут уместиться все наши чиновники. А исторически коммерческое здание доходного купеческого дома должно стать муниципальной гостиницей и приносить деньги в местный бюджет. Но, похоже, такие идеи можно осуществить лишь «комиссарским» путём.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 01.03.2019 08:22
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх