// // Идет "война мансардная", народная война

Идет "война мансардная", народная война

475
В разделе

За уникальную возможность жить в исторической части Петербурга горожане платят дорого. Кто-то выкладывает за это миллионы, кто-то – нервы, потраченные в борьбе за свои права. Противостояние законных собственников жилья и ловких захватчиков, нахраписто откусывающих от растерзанного города исторический квадратный метраж, год от года становится ожесточённее. Идёт битва за чердаки и крыши, и, как правило, побеждают те, за кем стоят власть имущие. В проигрыше остаются граждане, кому дороги их старые адреса, и город, облик которого уже и так далёк от исторического.

Сегодня на Миллионной улице, пожалуй, не осталось ни одного здания, которое бы не претерпело рейдерского захвата «нежилых помещений».

В середине марта жильцы дома 4/1 вновь вышли на организованный народный сход, поводом которому стало очередное незаконное строительство мансарды на крыше памятника федерального значения. Оно началось прошлой осенью: неизвестные строители «украсили» здание двумя лестничными маршами, разрушили капитальные стены, прорубили окна и изменили контур крыши, тем самым воплотив в жизнь представления о прекрасном неблагодарных потомков Трезини и Кваренги.

Вот уже более полугода люди живут в условиях, опасных для жизни: помимо того, что все перестройки до неузнаваемости изменили памятник архитектуры федерального значения, носящий имя «Первая аптека», так ещё и строители возводят на крыше многотонную конструкцию, которая, не ровен час, обрушится на головы жильцов.

Самый лучший вид на город – с чердака

По словам члена правления ТСЖ «Миллионная, 12» Елены Голынчик, масштаб разрушений исторических зданий города сегодня огромен: война с наследием великих зодчих ведётся с попустительства властей и коррумпированных чиновников всех уровней. «Администрация Центрального района не реагирует на наши письма и жалобы, зато активно сотрудничает с инвесторами, а, значит, речь идёт о коррупции. Чиновники посылают нас судиться в гражданский суд, в то время как надо заводить уголовные дела, ведь налицо подлог документов – технических паспортов. Задним числом в домовых документах становится на два этажа больше, и, вроде как, инвестор ничего не надстраивает, а реконструирует. Но по этим поводам никто не возбуждает уголовные дела!», – пояснила «Нашей Версии на Неве» Елена Голынчик.

Схема захвата чердачных помещений в центре города отработана уже до мелочей: не ставя собственников квартир дома в известность, чердак объявляют «нежилым помещением» и продают его инвесторам. Цены на такие помещения смешны – пара сотен рублей за квадратный метр площади. Правда, и продают чердаки не всем подряд, а тем, кто уже значится в списках небожителей. Кому, как не им, любоваться красотами Петербурга практически с «небес»? Самый яркий пример – чердак дома №6 на Смольном проспекте, приобретённый г-ном Назаровым, бывшим вице-губернатором Петербурга, некогда руководившим Комитетом по управлению городским имуществом. Как говорится, у ручья быть, да воды не напиться… Рядом соседи, тоже не простые горожане: Юрий Молчанов, Никита Ананов...

Бороться с небожителями совсем не просто. Можно сказать – бесперспективно. У многих борцов за права руки просто опускаются. Ведь «историческое наследие» – субстанция абстрактная.

Другое дело – жизнь и здоровье своё и собственных детей. Ещё вчера добротное жильё, сегодня быстро становится аварийным: дома «расползаются по швам», в подвалах появляются водоёмы, от которых «цветут» стены. Процессы эти естественны: ведь на старый фундамент ложится дополнительная нагрузка «новорождённых» этажей. Показателен пример некогда единого комплекса из тринадцати построек в районе дома

По теме

№ 22-24 по Невскому проспекту. Когда-то в этот комплекс под одним номером входил этот дом, Лютеранский храм, здание немецкого училища Святого Петра – Петершуле, и дома по Большой и Малой Конюшенным улицам.

– Это исторический комплекс зданий, построенный в 1833 году архитектором Брюлловым, представляет собой целый квартал, разноуровневый по этажам, – рассказала представитель инициативной группы жителей дома 22-24 по Невскому проспекту Татьяна Борисова. – Сегодня облик квартала изменился до неузнаваемости из-за надстроек, выросших на захваченных чердаках. Наряду с известными фамилиями владельцев поднебесных апартаментов – Боярского, Запесоцкого и Кутобаевой, в списке счастливых обладателей недвижимости граждане США, Германии, Израиля. И россияне, и иностранцы внесли свои «украшения» в архитектуру старого Петербурга. Интересно, позволили бы вершить такой произвол нашим гражданам в другой стране»?

Заметим, что федеральные памятники не могут быть подвержены никакой реконструкции. В них не может производиться «ремонт». Их можно только реставрировать строго по историческим чертежам. Сегодня в историческом комплексе зданий на Невском, 22-24, отгрохано семь мансард, и в планах – возведение ещё нескольких «самостроев». Прокуратура города признала, что все чердаки незаконно внесены КУГИ в реестр городской казны, и в адрес вице-губернатора Игоря Метельского, главы администрации Центрального района Светлана Штуковой, главы КГИОП Веры Дементьевой отправлялись предписания «об устранении нарушений законодательства», но…

Как отмечает градозащитник Юрий Зудов, сегодня уже всем очевидно, что «псевдоинвесторы действуют в связке с администрацией и прокуратурой».

– А между тем, всё сделанное может в скором времени привести к тому, что дом станет аварийным, – констатирует он. – Надстроенные этажи нарушают все нормативы. Несущие стены и перекрытия не обследовались, расчёты несущих способностей не проводились. В пятиэтажном доме стало двумя этажами больше, и это значит, что на 40 процентов увеличилась высота здания, и на 40 процентов возросла нагрузка на фундамент. Для постройки мансардных этажей на чердак было поднято по 10 вагонов цемента, кирпича и металлоконструкций. И всё это сегодня держат старые стены 1828 года постройки. При этом капитального ремонта здания не было, фундамент не укрепляли. И если учесть, что фундамент в доме особенный: это деревянные лежни, которые укладывали в болото, чтобы дом не утонул, то остается только догадываться о том, как скоро это произойдёт при новой нагрузке…

Смертный приговор архитектуре

Лёгким движением чердак превращается в жилое помещение. Своя рука – владыка. Но если нужно, то некогда «нежилое» может вполне стать «жилым». Да ещё и каким! Едва ли не самым дорогим в мире. По оценкам экспертов, вид из окна на Неву или исторический памятник делает квадратные метры старого питерского чердака буквально золотыми. При средней стоимости квадратного метра жилья 48 000 рублей в Петербурге, мансардный метр сегодня может стоить 15 000 долларов. В Москве на 3-5 тысяч ниже, а в Париже и Лондоне и вовсе вдвое меньше!

А какие площади! Сотни квадратных метров в два этажа. Вот такие «куски пирога» под питерским небом нарезаны людям нужным, уважаемым, ценящим прекрасное. Пока жильцы дома поймут, что творится у них над головой, и начнут робкие партизанские действия против захватчиков, последние успеют и документы состряпать, и дом «нарастить» этажами. А тяжба горожан с чиновниками затягивается, благодаря умелому крючкотворству последних. Что-что, а сочинять отписки они умеют хорошо, и пока дело доходит до суда, владельцы мансард успевают обустроиться так, что выбить их из захваченных чердаков невозможно. Что ни здание, то сталинградский «дом Павлова».

Ну, в суд – значит, в суд! Наш суд, как известно, самый гуманный суд в мире. Судья принимает решение согласно своим внутренним убеждениям, руководствуясь при этом законом и совестью. Однако, что есть «внутреннее убеждение» судьи – закон не разъясняет.

Так, внутренние убеждения судьи Смольнинского районного суда Петербурга Татьяны Матусяк помогли ей попасть в список подозреваемых в коррупции чиновников, составленный членами Международного антикоррупционного комитета (Лондон). По словам руководителя группы «ЭРА» Алексея Ярэма, только за последний месяц судья дважды отметилась в градозащитных делах.

В первом случае, по решению вышестоящей судебной инстанции, скандальный объект незаконного мансардного строительства на Миллионной, 12 возвращается в общедолевую собственность жильцов. Ранее принятое судьёй Смольнинского районного суда Татьяной Матусяк решение в пользу инвестора было отменено. Во втором – решение Матусяк, признавшей законными и обоснованными ложное заключение об аварийности и предстоящий снос исторического здания, будут оспаривать и жители дома по Тележной улице, 23.

Как рассказала лидер инициативной группы жильцов Тележной улицы Светлана Брестовицкая, история их многострадальных домов тянется уже пятый год. В 2007-м семь зданий на Тележной были признаны аварийными. Когда жильцы узнали об этом, они отправились в районную администрацию, где им показали техническое заключение. Один дом действительно был аварийным, но к нему «за компанию» присоединили ещё несколько. Между тем, историческая ценность этих сооружений бесспорна: их автор – архитектор Василий Шауб, академик архитектуры.

Сегодня оборону на Тележной, 23, держат жильцы дома.

– Многие сдались, – констатирует Светлана Брестовицкая. – Дома расселили незаконно, люди получили жильё в домах эконом-класса на окраинах города. Мы неоднократно обращались с жалобами во всевозможные инстанции. Последнее решение Смольнинского суда подтвердило правомерность сноса здания XIX века, признанного аварийным. Но степень износа его не превышает допустимых значений, и мы будем оспаривать решение суда.

Дома, может быть, и устоят. Да и чиновники в мягких креслах усидят. А вот обычные горожане потратят ещё много сил и лет своей жизни на войну за город.

Эх, жаль, что нельзя без шума и пыли рушить вековые стены – это бы упростило процесс революционных изменений в архитектуре. И сберегло бы нервы тем, кто радеет за сохранение исторического облика Петербурга.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.04.2012 13:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх