// // Пока российская оппозиция виртуально «сражается» с кадыровцами, в Петербург пришла «правильная» исламская соцсеть

Пока российская оппозиция виртуально «сражается» с кадыровцами, в Петербург пришла «правильная» исламская соцсеть

2715

Интернет без харама

2
В разделе

Бывшие боевики, а ныне вожди Чечни, готовы устроить «собачьи бои» с теми, кто позволяет себе мыслить иначе, чем за кремлёвской стеной. Стороны обмениваются жёсткими посланиями в Интернете, не скупясь на эмоции. До реальной расправы дело ещё не дошло. Одновременно с этим петербуржцев агитируют вступать в соцсеть без харама.

Харам для мусульман – это то, что запрещено Кораном. Честно говоря, до недавнего времени было не совсем понятно, а не являются ли запретными для славящих Аллаха сами соцсети? Беглое знакомство корреспондента «Нашей Версии на Неве» с халяльными (разрешёнными Кораном) русскоязычными интернет-ресурсами привело к пониманию, что виртуальный мир сегодня неотделим от ислама, но лишь в том случае, если верующие соблюдают целый свод правил и норм. Например, создатели сайта http://kardyashlyar.ru/ честно предупреждают посетителей – он «предназначен специально для мусульман и ориентирован для мужской и женской аудитории». Здесь, в отличие от прочих соцсетей, «не будет жестокости, пошлости и всякого «мусора». Чем именно отличается этот сайт от других, дозволительно познать только тем, кто на нём зарегистрируется.

На днях петербургские СМИ получили рассылку, где предлагалось рассказать о новой соцсети «Сухба». Автором письма значился некто Файз Камалов, а содержание представляло собой подробную презентацию интернет-проекта. Как вскоре удалось установить, пропагандистом исламского онлайн-общения является в настоящее время проживающий в Казани петербуржец, которого в столице Татарстана называют дизайнером, живописцем, графиком и кинематографистом. В начале 90-х Файзрахман Камалов окончил Высшее художественно-промышленное училище им. Мухиной в Санкт-Петербурге, а спустя несколько лет основал творческую группу «АртЭль», преимущественно состоявшую из проживающих на берегах Невы татарских художников, и попутно издавал мусульманские газеты. В 2007 году он перебрался в Казань, сделал собственную киностудию «Faiz», занялся видеоклипами и организацией Международного детского и молодёжного кинофестиваля «Джисем».

– Добро пожаловать в мусульманскую социальную сеть «Сухба», – обращается Камалов через соцсеть ВКонтакте, – это тот же Интернет, но без харама…

Что это такое, вероятно можно уточнить, зайдя на http://muslimfashion.ru. Здесь подробно рассказывается, что если общение в соцсетях преследует благие цели – просвещение, творчество и благотворительность, то погружение в виртуальную реальность «не противоречит нормам ислама». Но есть и обратный довод: «Социальные сети могут использоваться и в неблаговидных, порой даже губительных целях – например, для распространения идей экстремизма и терроризма, различных непристойных предложений, распространения информации, оскорбляющей чувства верующих и так далее. Это ни в коем случае не соответствует нормам ислама и никакой другой религии в мире».

Интересно, как бы объяснили в таком случае «благопристойность» интернет-высказываний спикера чеченского парламента Магомеда Даудова, недавно обвинившего оппозиционеров в желании устроить в стране «кровавую бойню», а буквально вчера опубликовавшего в своём Instagram фото Рамзана Кадырова с кобелём Тарзан, сопроводив картинку оскорбительным предостережением «жалких шавок», которые «сильно напоминают блудливых сук»? Стоит напомнить, что официальная биография спикера Даудова пестрит самыми высоким наградами, однако в ней не нашлось места сведениям о том, что ранее Магомед был «полевым командиром и эмиром». А ведь именно так представил своего соратника Разман Кадыров в марте 2009 года на выездном заседании Комитета по безопасности Госдумы, прошедшем в Грозном.

По теме

Заметим, что тот же http://muslimfashion.ru трактует пользу Интернета и соцсетей для мусульман, цитируя суру 3 «Аль-Имран», аят 104: «Пусть среди вас будет группа людей, которые будут призывать к добру, повелевать одобряемое и запрещать предосудительное. Именно они окажутся преуспевшими». Категорически не приемлет в комментариях оскорбление чужого достоинства, любое проявление межнациональной и межрелигиозной розни и употребление ненормативной лексику и соцсеть http://world-muslim.com: «Всегда помните о том, что каждый человек несёт ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!»

А что за рубежом? Может, за пределами России мусульмане менее щепетильны к чужому мнению и настроены куда воинственнее, нежели их единоверцы в традиционно православной стране?

В 2010 году в Канаде была организована соцсеть Madina, по свидетельству пользователей, очень похожая на Facebook. Примерно такими же функциями наделена и пакистанская соцсеть Millatfacebook, создатели которой декларировали, что активные пользователи Интернета, кем бы они ни были, должны понимать: заходя на этот онлайн-сервис они обязаны «отвечать за свои поступки. Если кто-то осмелится писать неуместные вещи про пророка Мухаммеда, мы будем применять меры»… Так же позиционирует себя и соцсеть для мусульман Vislame.info. Интернет-платформы для исповедующих ислам продолжают расти и множиться. Но если бы их пользователями были, например, глава Чечни или спикер республиканского парламента, за интернет-унижение российских оппозиционеров, многие из которых к тому же являются персонами публичными, Кадыров и Даудов получили бы предупреждение, а то и бан. Вот, например, их собратья по вере из соседней российской Ингушетии прямо предупреждают на официальном сайте http://www.magas.ru об условиях публикации комментариев в соцсетях: «Старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета и не оскорблять других пользователей».

Но вспомним о Файзрахмане Камалове и его соцсети «Сухба». В презентации он уточняет, что самыми активными пользователями Интернета из исламских стран сейчас являются турки. Скажем, в Саудовской Аравии в виртуальную реальность погружается в три раза меньше мусульман, чем в Турции – лишь 10 560 тыс. человек, а в России и того меньше – порядка шести миллионов граждан, которые чтут Коран.

По утверждению Камалова, инициативной группе с участием высококлассных профессионалов-программистов из восьми стран и при поддержке Духовного управления мусульман Республики Татарстан удалось подготовить безопасную халяльную среду для общения в Интернете. На создание Международной мусульманской соцсети «Сухба» ушло пять лет. Платформа, на которой построен проект, совмещает в себе не только соцсеть, но и поисковик, почту, видео хостинг, форум и блоги, а также «online образование и консультирование, образовательные и развивающие игры и другие полезные мусульманам приложения для полноценной повседневной жизни».

Однако нельзя считать, что создание новой соцсети продиктовано исключительно вопросом продвижения ислама с помощью современных технологий. Ведь Файзрахман Камалов не скрывает – в основе Интернета без харама лежит и коммерческий интерес. Допустим, тот же Facebook только в 2010 году (для глобальной паутины – почти прошлый век) зарабатывал на рекламе 1 869 млн долларов, а его стоимость превышает 100 млрд долларов. Поэтому мусульманская соцсеть «Сухра» намерена развиваться за счёт индустрии Халяль, которая сегодня уже составляет свыше двух триллионов долларов, в том числе исламские банки, халяльный онлайн-шопинг и так далее, а также размещая соответствующую рекламу.

Через год, как планируют создатели, количество пользователей новой соцсети достигнет 50 млн человек, через три – 300 млн, а спустя пять лет после запуска – 700 млн. юзеров. Для этого проект переведён на пятьдесят языков, а жёсткая цензура контента будет осуществляться не только с помощью технических фильтров и персонала, но и самих пользователей-мусульман.

Остаётся, тем не менее, вопрос: остановят ли эти миллионы натравленного кобеля Тарзан?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 19.01.2016 21:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх