// // Не стало кинорежиссёра Евгения Татарского

Не стало кинорежиссёра Евгения Татарского

812

«Здравствуй, Вова… Здравствуй, Женя…»

В разделе

Скупость, не сказать – казённость слов: «ушёл человек-эпоха», – способна лишь покоробить. На самом деле, нет никаких людей-эпох.Есть те, кто бросают вызов вечности, и те, кто подчиняются надуманному диктату безвременья.

Его путь в кино – как это часто случается с выдающимися режиссёрами – меандрирующий, вавилонистый.

Забросив гидрометеорологический вуз, не попал в Театральный, а после три года отдал военной службе. Не покорив и со второй попытки Театральный – отправился подрабатывать на Ленинградскую киностудию. Тридцати пяти лет, наконец, получил шанс проявить себя на режиссёрском поприще.

Дипломная короткометражка «Пожар во флигеле» выиграла Гран-при мюнхенского фестиваля телефильмов. Совместная работа с Иосифом Хейфицем на съёмках знаменитой экранизации чеховской повести «Дуэль» – в качестве старта карьеры в полнометражном кино. Звучит иронией. Об актёрской паре Высоцкий-Даль можно было лишь мечтать. Режиссёра, порой, оценивают по его актёрам. Татарскому на протяжении нескольких лент довелось работать, например, с великим артистом Олегом Ивановичем Далем. Успех «Золотой мины» и «Приключений титулованной особы» вполне можно сравнить с успехом говорухинского сериала «Место встречи изменить нельзя».

Последние значимые работы Татарского пришлись на период краха Советского Союза – «Пьющие кровь», вампирская история с Мариной Влади, и «Тюремный романс», криминально-лирический опус с Александровым Абдуловым (к слову, музыку к ним написал Сергей Курёхин), прошли едва замеченными. В новейшее время снимал эпизоды до сих пор любимых в народе «Улиц разбитых фонарей» и «Убойной силы».

Последний раз Евгений Маркович всерьёз заявил о себе в 2011-12 году, когда представил книгу режиссёрских записок. Здесь он вспоминал о тех, с кем ему довелось работать – Лавров, Даль, Банионис, Хейфиц, Володин, Курёхин, Шварц etc. Имена, определяющие российскую культуру. И имя Татарского среди них не теряется. И то можно считать достижением.

Александр Сокуров, режиссёр:

«Я хотел бы выразить самые искренние соболезнования родным, близким, друзьям нашего коллеги. Когда я видел его, а это были, как правило, какие-то общественные мероприятия или совещания руководства Ленфильма, он вёл себя как уравновешенный человек, что не совсем характерно для людей кино. Как человек, не торопящийся составить своё мнение, свою точку зрения – он предпочитал раздумывать над ситуациями, которые происходили вокруг. Он был исполнен уважения к коллегам, вне всякого сомнения. Как мне кажется, он никогда не примыкал ни к одной из группировок Ленфильма, как артист, как человек. Он был руководителем нашего Союза, он всегда вёл себя очень и очень достойно.

Конечно, ему надо было жить и жить. У него было в своё время тяжёлое заболевание, но он с честью победил его. Мы смотрели на него с какой-то гордостью, как на того, кто смог преодолеть крайне большие сложности в жизни. Вспоминаю о нём с добром и благодарностью, с глубоким сожалением, что теперь его с нами нет.

На вопрос о том, какой след Евгений оставил в нашем кинематографе – я не возьмусь ответить потому, что никто из нас ответа на него не знает. Ответ на него даст только время. Фильмы вообще быстро стареют, становятся ненужными – и большие, великие, гениальные – очень быстро уходят непонятно куда. Давайте посмотрим, как определит время. Остаётся человек и память о человеке. А фильмы уже дело второе, на мой взгляд, а то, что Евгений останется в нашей памяти сильным и порядочным человеком, – сомнений никаких нет».

По теме

Дмитрий Пучков, кинопереводчик и рецензент:

«Я не большой специалист, просто зритель… Татарский – хороший советский режиссёр. Как и все остальные – в Перестройку потерялся, творить не мог. Никто ничего не сделал в тот период – взрослые состоявшиеся творцы, трудившиеся в определённой среде. Там были коммунистические продюсеры, которые, например, Эльдару Рязанову объясняли, что такое хорошо и что такое плохо. Оставшись без руководства старших товарищей, по большей части, оказались неспособны делать, что бы то ни было вообще. А если сюда добавить полное отсутствие финансирования и смерть нашего кино как такового, во всяком случае, впадения его в анабиоз – то ничего и сделать нельзя было, увы. Кино – не писательство. Для его производства нужны огромные деньги. Их у страны тогда не было.

Но, считаю, далеко не каждый человек способен сделать хотя бы один хороший фильм. А у него их было несколько, за что спасибо. «Золотая мина», например, отличная работа. По питерскому телевидению показывают-перепоказывают. Значит, пользуется спросом у зрителя, несмотря на то, что кино – советское. Отличный детектив, отличные роли. Есть такая американская поговорка «bad acting is bad directing». Когда актёр играет плохо – это прямой провал режиссёра, именно плохая режиссура. А если актёр играет хорошо – это заслуга режиссёра, в руках которого актёр как пластилин, а он из него делает то, что ему надо. Поэтому – хороший был режиссёр, раз его фильмы смотрят до сих пор».

Анастасия Курёхина, художественный руководитель Центр современного искусства имени Сергея Курехина:

«Увы, лично не была знакома с Евгением. Когда Сергей писал музыку для его кино, они сами общались. Могу сказать, что Серёжа очень радовался работе, ему нравились эти фильмы, он с удовольствием согласился сотрудничать».

Илья Стогов, писатель:

«Мне кажется, миллион людей гораздо лучше меня справятся с задачей определения места Евгения Татарского в российском кинематографе. Скажу лишь – это большая величина».

Владимир Бортко, режиссёр:

«Я очень сожалею, что кроме «Здравствуйте» и «До свидания» в течение сорока лет мы друг другу ничего не сказали. Я знаю точно, какое он место занял в питерском кинематографе. Это был один из ведущих режиссёров нашего российского кино. Его мысли по поводу кинематографа (я был в своё время членом Союза кинематографистов Петербурга) мне кажется, были очень и очень полезны и интересны. К сожалению всё, что мы сказали друг другу – «Здравствуй, Вова», «Здравствуй, Женя». Как печально».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.03.2015 13:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх