// // Прогресс по-белорусски

Прогресс по-белорусски

484
В разделе

Состоявшийся недавно в Минске VII Белорусский инвестиционный форум показал, что несмотря на кажущееся отступление, на вроде бы массовый допуск частного капитала в белорусскую экономику, здесь намерены играть по своим правилам.

Белорусы – люди упрямые и, когда им это удобно, простые. Они знают, чего хотят, и говорят об этом прямо. Сохранив большую часть советского наследства, наши соседи могут себе это позволить. Впрочем, отсутствие «трубы» и пример других республик не позволяют расхолаживаться. Стоит ошибиться – чужой капитал и чужой рынок сомнут экономику упрямого, но небольшого государства. Это, наверное, была единственная постсоветская республика, которая двадцать лет назад не рвалась «в цивилизованный мир», решив, что лучше уж быть «заповедником социализма», чем задним двором Европы. Последовательный противник развала СССР, президент Александр Лукашенко ещё в конце 90-х подписал договор об образовании Союзного государства с Россией, однако берег экономику от русских партнеров – и ждал. Вот теперь дождался.

Ворота в Евразию

В последние год-два, с истинно белорусской крестьянской упёртостью, в республике борются с бюрократизмом в инвестиционной сфере. За это время по показателю легкости ведения бизнеса она в рейтинге из 183 стран поднялась со 115-го на 58 место, а к 2015 году правительство намерено войти в первую тридцатку. Плюс к тому инвесторам даются

достаточно серьёзные льготы. Распродавать страну Лукашенко по-прежнему не намерен, но теперь ему есть что предложить богатеям – на своих условиях.

Новым козырем стало образование Единого Экономического Пространства России, Белоруссии и Казахстана. Как было открыто объявлено на форуме, Беларусь является воротами в это пространство. Человек, начинающий дело в республике, получает кроме преференций свободный выход на необозримый рынок Таможенного Союза – при этом работать здесь гораздо легче, чем в России. Взамен он приносит в республику технологические новинки. Именно на ноу-хау рассчитаны два из четырёх приоритетных направлений, которые республика предлагает для инвестирования: IT-технологии и фармацевтическая промышленность. Третье направление – банковское дело. Но всё это касается, в основном, столицы. Между тем белорусы недовольны: более 70 % инвестиций идут в Минск. Поэтому четвёртым направлением стало развитие регионов – сельское хозяйство, пищевая

промышленность, машиностроение и малая энергетика. В России тоже ещё коегде сохранились заводы, а вот остальные позиции чрезвычайно поучительны. Ибо за ними стоит стратегия развития – как регионов, так и всего государства.

Далеко, далеко на лугу пасутся ко…

Белоруссия в своё время не поддалась на сказочки о развитии «фермерства» и, в отличие от российского Северо-Запада, сумела сохранить мощный государственный и кооперативный аграрный комплекс. О политике правительства в этом секторе народного хозяйства премьерминистр республики Михаил Мясникович с гордостью поведал журналистам – из серьёзного урожая зерновых (11 млн тонн на 10 млн жителей) Белоруссия, в отличие от того же Казахстана, который отправляет на экспорт половину урожая,

не вывезла ни зерна.

«Всё идет на внутренние нужды, чтобы получить животноводческую продукцию, переработать её и продать в виде готового товара, – рассказывает корреспонденту «Нашей Версии на Неве» Мясникович. – Именно здесь добавленная стоимость. Это продовольственная безопасность, национальная безопасность».

По теме

Вопрос – до какой степени правительство готово допустить частный капитал в аграрный сектор – так и остаётся без прямого ответа. По словам белорусского премьер-министра, в республике выступают за многоукладную экономику сельскохозяйственного производства. «Но позиция правительства заключается в том, что конкурентными на рынке сельхозпродукции могут быть только крупнотоварные хозяйства, которые занимаются не только растениеводством, но и животноводством, и глубокой переработкой продукции», – делится Мясникович. Это, в общем-то, ответ. Никто не предлагает передавать в частные руки крупные комплексные хозяйства, и никто не рвётся такие хозяйства создавать.

Во многом ещё и потому, что основная задача – привлечь в республику не просто инвестора, а того, кто принесет с собой технологии.

«Частных или акционерных обществ, – продолжает премьер, – у нас очень много, особенно в переработке: по рапсу, по плодам и овощам. Достаточно успешны АО в сахарной промышленности. Сегодня сахарные заводы производят не только сахар, но и элементы кондитерских изделий… Государственные и частные предприятия должны быть взаимодополняющими…» Программа развития была и остаётся государственной – никакого «свободного рынка», пожирающего ресурсы, как саранча поле.

Молочное хозяйство – приоритет приоритетов и предмет законной гордости белорусов. Это совсем небольшое государство закрывает 4-5% в мировой молочной торговле. В экспорте твёрдых сыров республика занимает пятое место в мире, входит в мировую тройку ведущих экспортёров масла (вслед за Новой Зеландией и ЕС), примерно те же позиции и по производству сухого молока. Сегодня республика производит около 6 млн тонн молока, из них половина потребляется в самой Белоруссии. Но правительству этого мало: согласно госпрограмме развития молочной отрасли, производство планируется довести до 9 млн тонн. Этим предлагается заняться и инвесторам тоже. Правда, на каких условиях – пока непонятно, ибо продовольственная безопасность требует тщательнейшего надзора за производством продуктов питания. Технологии-то могут быть любыми, но продукт

должен соответствовать ГОСТу.

Кстати, о втором приоритете – как раз о пищевой промышленности. Выступавший на форуме заместитель председателя белорусского госконцерна пищепрома Андрей Баранов рассказал, что они выделяют два перспективных направления. Первое – традиционное, то есть те производства, которые уже существуют в республике, но ещё в недостаточном

количестве. Это масложировая, кондитерская отрасль. Судя по планам развития молочного хозяйства, сыродельные заводы тоже будут ставить. А ещё заморозка овощей, фруктов и ягод.

Второе направление – новые технологии, совсем новые. В первую очередь, использование отходов. Например, белорусские заводы перерабатывают более 4 млн тонн сахарной свеклы. В качестве побочного продукта получается меласса. Сейчас она идёт, в основном, в комбикорма – но ведь из этого можно производить дрожжевые экстракты, аминокислоты – биотехнологические продукты с высокой добавленной стоимостью.

В общем, стратегия белорусов в сельском хозяйстве и пищевой промышленности понятна: как можно меньше вывозить сырья, производя на месте дорогой высококачественный конечный продукт. В принципе, с этой задачей способно справиться и государство – но зачем, если можно привлечь инвесторов? Встраиваясь в уже существующий мощный

комплекс, они получат прибыль – но только прибыль, а не влияние на продовольственную политику государства.

Очень далёкий свет

Приоритетность развития малой энергетики в этой республике кажется настолько неожиданным, что впору воскликнуть: «Во дают, бульбаши!» Для россиян, плотно сидящих на «трубе», оно вроде бы не актуально – но если человечество будет и дальше безумно жечь ресурсы, то через несколько десятилетий белорусы окажутся в выигрыше, а мы в… яме от трубы. Малую энергетику собираются развивать здесь прямо сейчас на местных, возобновляемых видах топлива. Когда-то малые электростанции были очень популярны. Сама в школе читала книжку о том, как пионеры в Прибалтике строили колхозную ГЭС. Таких станций было множество: колхозные, районные, заводские, кормились они чем придется –

По теме

водой, отходами производства. Потом, по мере наполнения трубопроводов дешёвой нефтью и газом, маломощные электростанции были заброшены как нерентабельные. В Беларуси сейчас своей «трубы» нет, есть российская. Она, может, и выгодней местного топлива, но белорусы глядят в будущее – а в будущем цена на нефть будет только подниматься.

Список видов малых электростанций впечатляет. Во-первых, это ГЭС. По оценке департамента по энергоэффективности, потенциальная мощность экономически целесообразных водотоков республики составляет около 250 МВт – примерно три Волховских ГЭС. В соответствии с госпрограммой строительства на 2011 – 2015 гг. , предусматривается ввод 33 ГЭС суммарной мощностью около 100 МВт. Ими дело не ограничивается. В республике собираются, кажется, гнать электричество и тепло из всего, что может их дать. Например, древесина: отходы деревообрабатывающей промышленности, материал от чистки лесов. В той же Ленинградской области поваленные ветром деревья, обрубленные сучья, пни просто бросают. Пройдите под любой высоковольтной линией – просеки завалены срубленными деревьями. А ведь всё это – топливо.

По словам Дмитрия Окушко, первого заместителя директора департамента по энергоэффективности, леса занимают 38 % территории Беларуси. Одних отходов от лесопереработки – до 1,5 млн кубометров в год. Их можно переработать в топливную щепу, в гранулы и использовать в качестве сырья для электро- и теплостанций. Далее ветряные и солнечные станции – это само собой. Геотермальные источники, энергия биогаза (газ, образующийся в скоплениях органических отходов – проще говоря, навоза), коммунальные отходы.

Чтобы заинтересовать инвестора, белорусская энергосистема гарантирует покупку всего объёма энергии, произведённой на таких станциях, причём первые 10 лет со дня ввода в эксплуатацию – с коэффициентом 1,3, последующие 10 лет – с коэффициентом 0,85. Почему так? Потому что срок окупаемости у таких станций довольно большой, зато потом они работают на дешёвом, а часто и на дармовом сырье. «Нетрадиционная, возобновляемая энергетика на местных видах топлива – это энергетика богатых экономик, – говорит Михаил Мясникович. – Легко одним движением руки открыть кран с голубым топливом. А собрать ветки в лесу, привезти их, переработать в гранулы, сжечь– это очень затратно. Тем не менее, и Австрия, и Германия имеют в этой области несомненные успехи. Мы сейчас доплачиваем 30 % за электроэнергию, выработанную на этих видах топлива, а они –

50 %, в некоторых случаях и 80 %».

Так что интересные дела творятся у наших соседей. Может, и нам стоит присмотреться к их опыту? Сразу и не скажешь, как поднять депрессивные районы той же Ленинградской области, где не осталось уже ни производств, ни работоспособной молодёжи – одни пенсионеры да магазины. Но не всё же гнать лес за границу да продавать клюкву на дорогах. Ведь были же здесь и заводы, и совхозы – всё было. И молоко нормальное, а не страшная «химическая» жидкость в картонных коробках, и колбаса, от которой кошки не отказывались. Говорят: «прогресс, прогресс», – а в Белоруссии, несмотря ни на какой прогресс, колбаса всё равно вкусная…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.12.2012 19:07
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх