// // В Махачкале судят предпринимателя из Петербурга – он запугал близких родственников участника всесильной кавказской ОПГ

В Махачкале судят предпринимателя из Петербурга – он запугал близких родственников участника всесильной кавказской ОПГ

5691

Оскорблённые и униженные?

В разделе

Генерального директора швейного предприятия «Маяк» Сергея Петрова обвиняют в организации убийства делового партнера Тахира Казаватова, расстрелянного 16 лет назад. Правда, как показали первые дни судебного следствия, Петров вполне и сам мог стать жертвой дагестанских «физкультурников», терроризировавших Петербург в 90-е годы.

Дело главы «Маяка» разваливалось пять раз. Суд над членом президиума Общественной палаты Северной столицы должен был начаться ещё в январе, но только за последние полгода материал неоднократно возвращали в прокуратуру – «для устранения препятствий в документе, которые не позволяют приступить к судебному слушанию». На шестой раз обвинительное заключение прокурора не без «скрипа» было пропущено в Верховном суде Республики Дагестан, и на днях дело начали рассматривать по существу.

За ходом первых дней судебного разбирательства корреспондент «Нашей Версии на Неве» следил прямо с места событий.

Тариф: безлимитный

Накануне громкого процесса в расслабленной летним зноем Махачкале наблюдалось оживление. Сюда приехал полномочный представитель Президента РФ в СКФО Сергей Меликов, поэтому в городе концентрировались автоматчики, а на пути следования высокого гостя силовики в штатском жестами просили автомобилистов убираться с дороги побыстрее.

Как писала местная пресса, сразу по приезду между Меликовым и региональным руководством случилась «напряжённая дискуссия». Речь шла о непрекращающихся жалобах на незаконное выделение земельных участков под строительство МКД, которыми жители Дербента и Махачкалы атаковали полпредство.

Это событие показалось почти символичным в контексте одной из версий затянувшегося «отдыха» Сергея Петрова на побережье Каспийского моря.

Так, наше издание уже неоднократно предполагало, что уголовное преследование предпринимателя может быть связано с интересами крупного застройщика, который намерен освободить элитную линию Московского проспекта в Петербурге от производственных и офисных помещений «Маяка».

Сам Сергей Петров в некотором роде уже стал ветераном СИЗО №1 Махачкалы. В январе 2014 года неизвестные в штатском силой затолкали его в автомобиль без номеров и увезли в Дагестан. Позже выяснилось, что это было не похищение, а спецоперация кавказских силовиков.

Правда, сегодня все сроки давности по вмененным коммерсанту статьям УК истекли. А ещё в канун новогодних праздников вышло предельное время содержания бизнесмена под стражей. Возможно, именно поэтому кавказские правоохранители представили суду компиляцию ходатайства Александра Бастрыкина о продлении пребывания Петрова в СИЗО. Судье объяснили, что оригинал документа, подписанный главой СК, проходил через город лечебных грязей – Ессентуки. И, наверное, запутался в проводах где-то на полпути в Махачкалу.

Никогда такого не было, и вот опять…

Громкий процесс начался с установления личностей подсудимых, как того требует протокол.

Через прутья клетки на вопросы прокурора по очереди отвечают Сергей Петров, петербургский юрист Станислав Дмитренко и бывший сотрудник Горного университета Степан Загоруйко. Последние уже были осуждены за организацию убийства Тахира Казаватова, однако приговор был отменён президиумом Верховного Суда РФ. Теперь им вместе с петербургским предпринимателем вменяют, кроме убийства, ещё мошенничество и вымогательство 31,14% акций «Маяка» у родственников убитого.

По теме

Отстраненно и даже надменно в загоне для подсудимых держит себя житель Махачкалы Шамиль Алибеков. По версии обвинения именно он был соучастником убийства своего именитого земляка, а спустя 12 лет, не выдержав груза содеянного, пришёл с повинной в правоохранительные органы.

Впрочем, брат убитого, Рашид Казаватов, простил своего обидчика. И даже попросил изменить Алибекову меру пресечения на подписку о невыезде. Возможно, потерпевший проникся уважением к единственному на свете человеку, который по связи Skype сумел опознать в заказчике убийства того самого Сергея Петрова – оппонента, с которым Рашид долго и безуспешно судился за акции «Маяка».

Судья Верховного суда РД Закир Исрафилов сидит в президиуме в компании секретаря.

От присяжных сторона защиты отказалась. Как рассказала перед началом заседания адвокат петербургского предпринимателя Надежда Дуванская, защитники надеются получить профессиональный приговор, и если он будет «неудачным» – оспорить его в Верховном суде РФ. Наличие присяжных исключает такую возможность.

Изложенное вкратце прокурором обвинительное заключение «уложилось» в пять минут. Но судя по всему, отредактированный документ по-прежнему несёт мало ясности в запутанную кем-то историю.

Следящие за следствием петербургские, и даже дагестанские журналисты, уже неоднократно высмеивали причудливый набор доказательств, собранный местным СК против главы «Маяка».

Например, предметом желчных нападок прессы в своё время стали обстоятельства «заказа» на убийство. По версии махачкалинских следователей, организаторы в полном составе прибыли на встречу с юными киллерами с юга, назвали им свои имена и поведали о коварных видах на акции Тахира Казаватова. Большие сомнения у журналистов вызвало и внезапное раскаяние Алибекова, и протокол осмотра «левого трупа», из которого извлекли две пули при пяти слепых ранениях, и тот факт, что встреча с наёмниками проходила в несуществующем кафе Петербурга.

Казалось бы, обвинительное заключение редактировали несколько раз. И вот опять…

«Пистолет был не «Стечкин». Вину свою признаю, но оружие другое!» – неожиданно поправляет Алибеков государственного обвинителя.

Петров, Загоруйко и Дмитренко, напротив, вину категорически отрицают. И тут же объявляют, что зачитанное обвинение им непонятно.

Адвокаты поясняют «демарш» своих подопечных.

«Всем троим предъявлено обвинение в совершении однотипных действий. По версии следствия, Петров, Загоруйко, Дмитренко и Лившиц «подыскивали исполнителя», «приобретали телефон», «встречались с Алибековым», «подбирали оружие»… Но нигде не указано, что делал каждый из них. От каких конкретно обвинений им защищаться?» – подает реплику адвокат Надежда Дуванская.

Судья листает УПК. Противоположная сторона протестует, обвиняя оппонентов в затягивании дела. Процесс продолжается.

Физкульт-привет!

Сегодня в деле фигурируют трое потерпевших. Это младший брат убитого Рашид Казаватов, охранник Вейраух (исполнял роль номинального акционера аффилированного «Маяку» предприятия «Сайма») и человек из ближнего круга брата убитого – Руслан Ахмедов.

Первым допрашивают Рашида Казаватова. Тот рассказывает суду, как в последние годы существования СССР его старший брат, выпускник института имени Лесгафта, удачно устроился на «Маяк» по распределению – инструктором производственной гимнастики. Фантастическая карьерная лестница за несколько лет подняла Тахира до совладельца пошивочного предприятия. Постепенно в руках вчерашнего физкультурника концентрируется 31, 14% акций.

Сразу же после убийства родственника Казаватову-младшему от Сергея Петрова якобы поступают агрессивные предложения продать ценные бумаги брата. Несколько раз, вспоминает потерпевший, на улице к нему пристают угрожающего вида люди и требуют отступиться от наследства.

Один из эпизодов происходит прямо в день рождения Рашида:

«Мы вышли из дома. Внизу стояли два человека, у одного из них я заметил пистолет ТТ за поясом. Они завели разговор о долях, о том, что мне не надо лезть в дела предприятия. Неизвестный достал пистолет и ударил меня в живот».

По теме

На вопрос, почему потерпевший не обратился в милицию, тот ответил, что боялся за свою жизнь и жизнь своей семьи – «у Петрова везде были связи».

Рашид Казаватов, ныне занимающийся охранным бизнесом, скорее производит впечатление советского технаря-интеллигента. Элегантные очки, седеющая шевелюра, подчёркнуто вежливая речь. Когда-то вместе с братом он работал на «Маяке» несколько лет – «начальником строительного отдела». Однако быстро выясняется, что планировку помещений предприятия бывший начальник находит «путаной».

«Что это был за отдел, который вы возглавляли? Сколько там работало человек?» – спрашивает у потерпевшего адвокат Сергея Петрова.

«Когда я принял этот пост, там не было сотрудников. И я набрал своих. Их было человек десять, но фамилий не помню».

«Какими правами вы пользовались при жизни брата на «Маяке»?

«Я имел привилегированное положение и пользовался круглосуточным доступом на предприятие, – в голосе потерпевшего дрожат нотки гордости. – Имел доступ в те помещения, куда не все могли заходить. Обслуживал автомобиль, брал топливо бесплатно для меня, за счёт предприятия. Отношения коллектива ко мне было соответствующим. Я пользовался этим как брат Тахира».

«А что это были за помещения, куда вы могли заходить?»

«Ну… разные офисные помещения, оздоровительный комплекс, сауна, гараж. Я мог получить ключи – это было личное распоряжение Тахира. Конечно, я всё согласовывал с ним».

«А где находилось рабочее место потерпевшего Вейрауха?»

«У него был свой кабинет. Но где он сидел, я не знаю. Помещений много на «Маяке». Там, честно говоря, была весьма запутанная планировка»

«Вы же говорили, что с 1994 по 2001 год были руководителем… ремонтной бригады?»

«Да, но я знал только те помещения, в которых делал ремонт. Вообще я на «Маяке» бывал не так часто и не целый день. Приезжал туда только по делу. У меня были и другие объекты по всему городу. Разные объекты недвижимости…»

Из материалов уголовных дел прошлых лет можно понять, что привилегированным положением на «Маяке» пользовался не только Рашид – вокруг швейного предприятия подвизалось много «добрых знакомых» и земляков Тахира. Они занимали разные должности и параллельно вели множество дополнительных «бизнес-проектов» на разных «объектах недвижимости».

Как рассказали «Нашей Версии на Неве» петербургские силовики, одними из таких любопытных «объектов» были автомобильные салоны Северной столицы.

Например, в апреле 1995 года сотрудники ОМОНа задержали несколько участников ОПГ «Дагестанские» в автосалоне «ГАЛАНТ-1» на Ждановской набережной, где те промышляли отъёмом автомобилей у горожан. В частности, правоохранителями были опознаны персонажи с русскими метриками – некие М.и Б., которые также посещали Тахира на территории «Маяка» и пользовались личным покровительством Казаватова. Через год этих же «тружеников» повторно задерживали за вымогательство денег и разбой. Любопытно, что в компании с ними прихватытили некого А. По удивительному совпадению, вместе с вышеуказанной парой он фигурирует в списке ключевых свидетелей по уголовному делу против главы «Маяка».

«Абрамов и Беляев вам известны?» – продолжают между тем допрос адвокаты.

«Да, мы познакомились ещё в 90-е годы. Павел Беляев приезжал на «Маяк» к Тахиру. По разным делам».

«Вы прибыли в Санкт-Петербург в 1994 году. Где вы жили?»

«Какое-то время – в общежитии от предприятия «Маяк», на улице Тельмана. Там ещё жили Алиев, Султанбеков, Магомеднабиев. Тахир выделил им всем квартиры».

«Кто из перечисленных лиц числился сотрудником «Маяка»?

«Я не был осведомлён о принимаемых и увольняемых людях. Я занимался другим…»

В протоколе допроса, составленном сразу же после смерти Тахира, его брат фигурирует как генеральный директор «ООО МИР». Так ли это? Судья снимает уточняющий вопрос адвоката, как не имеющий отношения к делу.

По теме

«А у Тахира был ещё бизнес, кроме деятельности на «Маяке»?» – подходят защитники подсудимых с другой стороны.

«Были бизнес-проекты, куда он входил и выходил. Но основная деятельность – «Маяк».

«А в каких отношениях вы были с потерпевшим Вейраухом на момент смерти брата?»

«В прекрасных отношениях. Он работал на Тахира. Тот использовал его навыки и способности. Вейраух помогал ему в других проектах. Например, они занимались сигаретным бизнесом».

«Как продажа сигарет связана с «Маяком»?

«Перед тем, как Тахир стал крупным акционером, он занимался различными проектами. Там у него и работал Вейраух».

Любопытно, что ещё год назад в списке фамилий ОПГ «Дагестанские» корреспондент «Нашей Версии на Неве» обнаружил и полного однофамильца убиенного – Тахира Казаватова.

Тогда источник издания выдвинул предположение, что на «Маяке» в 90-е работала дагестанская бандитская «крыша», которая «курировала» швейное предприятие, как и другие петербургские «проекты».

«Это была весьма распространенная схема начала 90-х, – заметил бывший сотрудник СОБРа. – На предприятие заходили бандиты, пользовались его благами и параллельно охраняли. Дагестанские ОПГ были одними из самых опасных в городе, поэтому иметь такую «крышу» никто бы не отказался».

«Вам часто доводилось возить своего брата на автомобиле?» – продолжают допытываться адвокаты Петрова.

«Да, часто».

«А в какой период времени вы приобрели оружие?»

«Это произошло в 1995 или в 1996 году. Тогда я был уже зарегистрирован на улице Марата – мы там жили вместе с братом».

«В наследственную массу Тахира входило оружие?»

«Да, мы вместе с ним приобретали автоматические винтовки «Сайга» 20-го калибра, был ещё карабин и винчестер».

Винтовки, как поясняет потерпевший, были необходимы для охоты и самообороны. Правда, в этой части интересны и показания других людей, знавших Тахира лично.

Например, Мухтар Рамазанов, близкий друг Казаватова-старшего. С детства они воспитывались в интернате, потом занимались бизнесом, а в марте 1994 года пережили покушение, в результате которого Рамазанов был тяжело ранен.

Вот что рассказал Мухтар следователям в далеком 2000-м году, сразу после смерти друга (протокол допроса имеется в распоряжении редакции):

«Тахир в Санкт-Петербурге давно занимался рэкетом, поэтому у него там было множество недругов…Он был очень состоятельным человеком. Думаю, что его капитал составляет где-то 500 тыс. долларов США. Он и Рашид имели в Ленинграде квартиры, машины 4-5 шт…»

Другой свидетель, Курбанов, рассказывает: будучи близко знакомым с Тахиром, проживал у него в Петербурге и выполнял некоторые «деликатные поручения». Например, перевозил крупные суммы денег, похищал должника Казаватова и вместе со своим родственником удерживал его...

Дивиденды от «бизнес-партнеров»

Не удивительно, что при жизни совладелец «Маяка» с дагестанскими корнями пережил четыре покушения, а вот пятое, предпринятое в Махачкале, оказалось для злоумышленников удачным. Однако, как полагают источники «Нашей Версии на Неве», та последняя пуля прилетела не со стороны Сергея Петрова, а от партнеров по сторонним «бизнес-проектам», которые четыре раза пытались отправить на свет иной зарвавшегося конкурента.

Учитывая всё вышеизложенное, не остаётся никаких сомнений: страх перед Петровым у Казаватова-младшего был велик и не преодолим. Что, впрочем, не мешало ему претендовать на пост управленца стоящего у финансовой пропасти «Маяка».

Правда, по словам самого Сергея Петрова, в начале 2000 годов ни Рашид, ни его мать не проявляли интереса к акциям «Маяка», который на тот момент находился в предбанкротном состоянии. Да и могла ли Патимат Казаватова, имея за спиной три класса образовательной школы, руководить швейным производством Северной столицы?

Судя по всему, через 10 лет, когда предприятие стало приносить стабильный доход, наследники покойного пересмотрели свои взгляды. Теперь Рашид Казаватов утверждает, что мать и сына обманули, заставив подписать договор дарения акций человеку из «ближнего круга» брата – Шамилю Алиеву. Тот, в свою очередь, передал их Загоруйко, а через несколько лет ценные бумаги выкупил сам Петров. Чистоту сделки неоднократно подтвердил Арбитражный суд Санкт-Петербурга. Несмотря на это сумма претензий потерпевших к Петрову составляет 400 миллионов рублей.

Сторона защиты уверена, что потерпевшие намеренно пытаются представить себя обманутыми, чтобы объяснить, каким образом ненужные им акции перешли к третьим лицам.

«Наша Версия на Неве» будет следить за ходом судебного разбирательства.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 26.07.2016 19:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх