Версия // Общество // В России не существует такого понятия, как культура ведения допроса – ни прямого, ни перекрёстного

В России не существует такого понятия, как культура ведения допроса – ни прямого, ни перекрёстного

5026

Перекрёстный допрос по-русски: бессмысленный и беспощадный?

В разделе

В этом убеждены представители Института адвокатуры Петербурга. Зачастую непонятно, зачем допрашивают нейтрального свидетеля, и куда этот допрос выведет.

Психология в помощь

Опытные участники тяжб говорят, что нужно понимать, как минимум, признаки психотипа, взгляды и убеждения допрашиваемого для того, чтобы правильно построить тот самый перекрёстный допрос. Ведь предстоит разговаривать со свидетелем, который может быть настроен крайне недружелюбно.

Специфика судебного допроса состоит в том, что информация, запрашиваемая у свидетеля, доводится до сведения суда. Речь тут о том, что одно дело спросить о чём-то при личном разговоре, а другое дело при таких обстоятельствах. И если в первом случае человек вполне может спокойно высказаться, то в суде этого ждать вряд ли стоит.

Успешные юристы, несмотря на возможное этическое недопонимание публики, рассматривают свидетеля как некий инструмент для донесения до правосудия своей позиции. Они сообщают факты, но лишь те, на которых строится их позиция, то есть через допрос в сознание судьи закладывается определённый набор обстоятельств.

Не спрашивай, если не знаешь ответа

Важное правило – никогда не задавай вопросы, если не знаешь, какой получишь ответ. Это звучит как нонсенс, но объяснение крайне простое: если ответ застанет врасплох, то юрист потеряет контроль над ситуацией. Неверно будет при этом и комментировать ответы свидетеля или самому давать оценку сказанному, поскольку дать её допускается только в прениях. Но есть и скрытые причины – так называемый эффект IKEA.

Психологи считают это явление когнитивным искажением, при котором непропорционально высоко оценивается значимость предметов, собранных человеком из предложенных деталей. Примерно то же и получается с идеями. Те, которые пришли в голову нам самим, ценны больше, чем те, которые нам дали готовыми. Поэтому попытка подытожить или прокомментировать слова свидетеля может привести к потере результата.

Кстати, именно такое ненавязчивое «закладывание» нужных выводов в голову судьи часто показывается в голливудских фильмах про успешных адвокатов. А именно перекрёстный допрос становится тем подспорьем, которым опытный юрист пользуется, чтобы поставить под сомнение идеи оппонентов.

Эксперты утверждают, что в 90 процентах случаев судья сам начинает задавать вопросы свидетелям тогда, когда юрист вёл допрос недостаточно профессионально. В теории, перекрёстным можно считать любой допрос представителей оппонента, так как они не намерены сотрудничать. Вопросы в этом случае не должны быть открытыми, предполагающими свободное изложение материала, опять же из-за возможной потери контроля ситуации.

Сasus belli

Формальный повод «начать войну» (допрос) юристом должен быть выбран тогда, когда существует два обстоятельства. Первое: в только что озвученных показаниях оппонента есть чёткое противоречие другим материалам дела, или имеется информация, пока не озвученная, но которая потом вступит в противоречие с этими показаниями, подорвёт доверие и понизит их ценность.

Второе: наличие внутренних противоречий внутри показаний, когда их можно сразу продемонстрировать. Поскольку цепочка обстоятельств, которые сообщает свидетель, например, противоречит здравому смыслу или общеизвестным фактам. Если этих двух обстоятельств нет, юрист, начиная перекрёстный допрос, вступает на минное поле.

По теме

С какой целью интересуетесь?

Всем участникам процесса стоит помнить о наводящих вопросах. Что-то вроде: «Вы ведь сразу опознали в этом человеке Ивана Иванова, не так ли?» Такой вопрос содержит очевидную подсказку. По этим основаниям наводящие вопросы должны сниматься, это манипуляция юриста. Так же стоит отнестись и к вопросам, посредством которых вводится новая информация. За ними скрывается попытка юриста с помощью свидетеля легализовать ранее не озвученную информацию.

Для юриста предсказуемым допрос становится в ситуации, когда вопросы, заданные участникам процесса, будут вести к выводам, которые нужно сформулировать и показать суду. Именно такие вопросы и надо задавать. При этом адвокаты предупреждают, что заранее продемонстрированные выводы и предположения могут спровоцировать свидетеля на дополнительные объяснения.

Тут юрист снова сам себя может загнать в ловушку, поскольку потеряет контроль. Ведь существуют люди, которых называют профессиональными врунишками. Они глазом не моргнут, сочинят быстренько любую версию, а адвокат потом потратит очень много времени, доказывая её несостоятельность. Поэтому оставлять пространство для действий свидетеля неразумно.

Плюс все выводы должны сформироваться в голове судьи как бы без участия юриста, и это ещё одна причина поостеречься строить предположения заранее. А если по ходу процесса какой-то вывод забудется, необходимо напомнить о нём в прениях.

Внимательно нужно относиться к вопросам, не имещим отношения к делу. Это широкая категория вопросов. Их стоит быстро переформулировать, если есть возражения сторон. Иногда факт того, что вопрос не был учтён, может стать поводом для апелляции.

Отдельно стоит относиться к ситуациям, в которых человек не помнит факты хорошо. Тут вопросами можно прямо в суде воссоздать воспоминание, которое будет отличаться от того, что было на самом деле. В таких ситуациях стоит быть начеку. На память также влияет возраст и физическое и психологическое состояние, в котором находился допрашиваемый. Если адвокат может продемонстрировать, что свидетель находился в неподходящем состоянии, то есть шанс, что его показания подвергнутся сёрьезному сомнению.

Ну и все знают, что особенно легко влиянию подвергаются несовершеннолетние, в их голове нетрудно создать воспоминания, которых не было.

«Варить до готовности»

Уместны ли встречи со свидетелем до процесса и как стоит к ним относиться? Ранее считалось, что такая встреча бросает тень на адвоката в плане этики и на свидетеля, который после неё считался «подготовленным». Сейчас профессиональное сообщество смотрит на это иначе.

Однако не разговор, а попытки именно тщательно подготовить – другая ненужная крайность. Опытный оппонент всё равно легко с этим справится. О подготовке свидетеля можно говорить, если тот относится к категории нейтральных и только тогда, когда он сам не возражает. При этом любому свидетелю нужно помочь психологически настроиться на допрос, потому что это сильный стресс.

Что делает в суде адвокат

Считается, что адвокат в суд идёт отстаивать свою позицию, а не выяснять, как всё было на самом деле. Выяснять нужно до процесса. При ведении допроса профессионалы используют разные тактические приемы. Юристы их делят на агрессивные и нейтральные.

В выборе тактики самым главным является ориентация на цель допроса, на процессуальную роль допрашиваемого, на его психотип. К агрессивным методам относятся:

Внезапность. Темп допроса нужно выбирать в зависимости от психотипа того, кого допрашивают. Изменение темпа может дать неожиданный и интересный результат, но есть риск, так как ответ тут неизвестен.

Использование положительных качеств личности. Это чистой воды манипуляция, при которой у человека вызываются положительные реакции. Например, его начинают хвалить, чтоб расположить к себе.

Допущение легенды. Юрист знает, что свидетель обманывает и рассказывает небылицу, но его не прерывают и дают возможность завершить. Легенду разбивают в конце речи.

Пресечение лжи – это обратная ситуация, при которой ложь пресекается сразу, рассказать легенду не дают, поскольку она может быть юристу невыгодна. Здесь сразу задается вопрос, чтоб продемонстрировать нестыковку и поставить под сомнение показания.

Отвлечение внимания – снова манипуляция с целью заболтать свидетеля неважными вопросами, а затем задать самый важный.

Нейтральные приемы используются тогда, когда у юриста вас нет цели выявить нестыковки и опорочить свидетеля. Здесь показания просто должны подтвердить тем или иным образом позицию, которая отстаивается.

К нейтральным приемам относятся: сопоставление, уточнение, детализация (используется, если свидетель вывалил кучу бессистемных показаний и их нужно разбить на подробные), контроль (задается дополнительный вопрос, чтобы упрочить свою позицию). Перед процессом всем участникам стоит не лениться и перепроверить все факты. Хотя часто бывает, что новая информация появляется во время заседания, и приходится менять тактику.

В этом случае следует искать возможность отложить судебное заседание. Тут как раз подойдёт тактика «допущение легенды». В двухтысячных годах в Петербурге так удалось разбить показания целой группы свидетелей. Речь шла о краже компьютеров несколькими подельниками. Один из обвиняемых был курсантом. На очередном заседании в зале неожиданно появились несколько сослуживцев курсанта, которые как один заявили, что отмечали день рождения обвиняемого, тот был в казарме и совершить преступление не мог.

Адвокат дал высказаться, а в перерыве заседания стал уточнять информацию. Выяснилась любопытная деталь – между датой дня рождения обвиняемого и преступлением прошли целые сутки. Легенда была разрушена, преступник понёс заслуженное наказание.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2021 10:22
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх