// // Блокадный матч: мифы и реальность

Блокадный матч: мифы и реальность

393
Блокадный матч: мифы и реальность
В разделе

Весна 1942 года. Руководство нацистской Германии принимает решение усилить обстрелы и бомбардировки Ленинграда. Вокруг города развёрнуты новые артиллерийские батареи: орудия бьют снарядами с расстояния 13-28 километров. Один из снарядов попадает в угол поля стадиона «Динамо», где в это время проходит товарищеский матч по футболу между командами «Динамо» и Н-ского завода. Игроки и зрители уходят в бомбоубежище, а после окончания обстрела футболисты вновь продолжают игру. Радиотрансляция матча ведётся на двух языках: русском и немецком. «Как? В городе мертвых играют в футбол?». Первый гол в «ворота» врага был забит полуголодными изнеможёнными спортсменами.

Весна 1942 года. Руководство нацистской Германии принимает решение усилить обстрелы и бомбардировки Ленинграда. Вокруг города развёрнуты новые артиллерийские батареи: орудия бьют снарядами с расстояния 13-28 километров. Один из снарядов попадает в угол поля стадиона «Динамо», где в это время проходит товарищеский матч по футболу между командами «Динамо» и Н-ского завода. Игроки и зрители уходят в бомбоубежище, а после окончания обстрела футболисты вновь продолжают игру. Радиотрансляция матча ведётся на двух языках: русском и немецком.

«Как? В городе мертвых играют в футбол?». Первый гол в «ворота» врага был забит полуголодными изнеможёнными спортсменами.

Подробности «Блокадного матча» 1942 года, наряду с высадкой Петергофского десанта и другими полузабытыми страницами истории обороны Ленинграда, стали достоянием широкой общественности лишь спустя почти полвека после снятия блокады. Разумеется, и ранее об этом феноменальном факте знали историки, представители большого спорта, выжившие блокадники. Однако ни образным памятником, ни символом сопротивления Ленинграда врагу, этот товарищеский матч по футболу так и не стал.

Итак, 31 мая 1942 года в Ленинграде состоялся большой спортивный праздник, частью которого стал футбольный матч на стадионе «Динамо». Сегодня о гражданском подвиге футболистов напоминает лишь памятная доска, которую в 1991 году с большим трудом удалось установить на территории спорткомплекса «Динамо» в Петербурге.

Кто же «вытащил» блокадный матч из забвения? Оказалось, что не историки, а сами спортсмены. Пришедший в ту пору на должность председателя организации петербургского «Динамо» бывший футболист Валерий Зинчик решил увековечить память блокадной игры. По воспоминаниям старожилов из «Динамо», об исторической игре вновь заговорили в связи с именем известного динамовца Пеки Дементьева, который накануне войны покинул команду из-за конфликта с тренером Михаилом Бутусовым. Спустя девять лет прославленный Пека вновь встал в строй ленинградского «Динамо», став капитаном команды. Там же три года спустя он закончил карьеру футболиста. В 90-х родные и близкие Дементьева просили назвать один из стадионов комплекса именем своего прославленного родственника. Были подняты все списки игроков, когда-либо игравших за «Динамо», и в дань памяти блокадного матча было решено проводить ежегодные состязания по футболу.

Сегодня знаменитый футбольный матч оброс столь огромным количеством легенд и домыслов, подкреплённых невероятным количеством фотографий и воспоминаний, что любой, кто пожелает ознакомиться с подробностями этой игры, тут же встаёт перед вопросом: сколько же на самом деле было «блокадных» матчей?

«Наша Версия на Неве» насчитала, по крайней мере, четыре даты, которые сегодня приписываются блокадной игре. Что, впрочем не удивительно, ведь долгое время сами историки 90-х не могли сойтись в мнении: какую же дату «назначить» официальной? В итоге, решили согласиться с советской версией и считать «единственным» днем первого футбольного матча 31 мая.

По теме

Победила…жизнь

«31 мая на одном из стадионов Ленинграда состоялась первая в этом сезоне футбольная игра. В товарищеском матче встретились команды Н-ского завода и «Динамо». Вначале нападение ведут футболисты Н-ского завода, но динамовский вратарь Набутов легко берёт несколько мячей…» – бойко рапортует о ходе игры газета «Смена» 1 июня 1942 года. Чего на самом деле стоила эта «лёгкость», хорошо знали капитаны обеих команд – Валентин Федоров («Динамо») и Александр Зябликов (ленинградский «Зенит»). После страшной зимы 42-го, их обоих вызвали в горком партии и поставили перед фактом: дух вымирающего города решено поддержать игрой в футбол. Нужно срочно собрать две команды, которые смогут не только «отбегать» два тайма, но и показать полноценную борьбу, чтобы враг видел, а точнее слышал: Ленинград не сдался.

Для контрпропагандистской акции требовались профессионалы, поэтому игроков в прямом смысле слова собирали по всем фронтам. Вратарь, Виктор Набутов (впоследствии легендарный футбольный комментатор), был вызван с Ораниенбаумского плацдарма. С Карельского перешейка забрали Дмитрия Фёдорова. Георгия Московцева и Анатолия Викторова – с Красного села. Часть команды динамовцев в ту пору служила в ленинградской милиции, а игроки «Зенита» трудились на ЛМЗ (в заметках «Ленинградской правды», «Смены», а также в радиотрансляции ЛМЗ был зашифрован, как Н-ский завод.).

Тренировки команд проходили два раза в неделю, ежедневный график изнеможенные войной люди выдержать не смогли бы. Во время тренировочных игр отдыхать предпочитали стоя: уж слишком был велик риск не подняться после очередного перерыва…

В ту пору основное поле стадиона «Динамо» служило огородом. Второе было разворочено бомбами. Поэтому проводить игру решили на запасном, которое на фоне других выглядело практически по-спортивному. Разве что окружавшие его трибуны замёрзшие ленинградцы разобрали на дрова.

«Я посмотрел на своих товарищей: бледные, осунувшиеся, но все тщательно выбритые и подстриженные», – вспоминал тот матч Виктор Набутов. Как видим, несмотря на изнеможенное состояние, динамовцы блюли обычаи команды: выходить на игру, как на парад.

Первый же принятый на голову мяч сбил полузащитника «Зенита» Анатолия Мищука с ног. Игрок вышел на поле после тяжёлой дистрофии, не в лучшем состоянии находились и другие зенитовцы. Чуть бодрее двигались игроки «Динамо». Не забив в ворота соперников ни одного мяча в первом тайме, второй им удалось выиграть всухую: 6:0. Впрочем, этому есть ещё одно объяснение: у игроков ЛМЗ не оказалось профессионального вратаря, поэтому ворота оборонял защитник Иван Куренков.

Игра проходила в два тайма по 30 минут (по другой версии было решено играть, как положено – два тайма по 45 минут). Второй тайм футболисты бегали уже под артобстрелом, однако по одной из гипотез ни игроки, ни зрители (которые в основном состояли из раненых, пришедших с близлежащих госпиталей) ни на минуту не покинули поле, столь острым был накал борьбы.

Тем временем, на Синявинских болотах, в перерыве между кровопролитными боями, нападающий команды «Динамо» Светлов услышал обрывки репортажа со стадиона «Динамо». Его письмо до сих пор хранится в музее этого спортивного общества: «Никогда не забуду день, когда в траншеях на Синявинских болотах в 500 метрах от немцев услышал репортаж со стадиона «Динамо» (…). Что делалось с бойцами! Это был такой боевой подъём, что если бы в тот момент был дан сигнал вышибить немцев с их траншей, плохо бы им пришлось!». Впрочем, и без пулемётного огня, последним пришлось несладко. В «городе мёртвых играют в футбол»? Это известие произвело впечатление разорвавшегося снаряда. Немцы не ошиблись. По воспоминаниям динамовца Валентина Фёдорова, именно на зелёном поле, под грохот снарядов, появилась уверенность – жизнь победила! Люди играют в футбол, а значит фашистам скоро конец!

Тот самый тайм?

К сожалению, аудиозаписи данного матча в природе не существует. Однако вовсе не по причине того, что, как уверяют некоторые публицисты, её не было. Как нам уже известно, прямая трансляция со стадиона велась. И на русском, и на немецком языках. Ведь Советской пропаганде необходимо было показать неприятелю, что город не сдаётся, и снять с Ленинграда «имидж» «города мёртвых». Как рассказал «Нашей Версии на Неве» советник председателя Санкт-Петербургской и Ленинградской областной организации «Всероссийское физкультурно-спортивное общество «Динамо»» Игорь Удачин, путаница возникла по другой причине. Дело в том, что регулярные записи на ленинградском радио начали вестись только со второй половины 1942 года. Поэтому в архивах первой половины года, записи матча быть и не могло.

Как же быть с фотографиями? Увы, эта игра оставила нам всего лишь одно изображение, сделанное фотокорреспондентом ТАСС Васютинским. На ней виден нападающий Евгений Улитин, последний участник блокадного матча, который ушёл из жизни в 2002 году. Сегодня в сети Интернет выложены разные фотографии блокадного матча, однако в «Динамо» к ним относятся достаточно скептически. Так, одно из известнейших изображений встречи, на которой изображён вратарь, отбивающий мяч соперника, признано несоответствующим историческим реалиям. При внимательном рассмотрении, на его заднем фоне можно увидеть целёхонькие трибуны, которых 31 мая 1942 года там уже в помине не было!

Немало легенд возникло и вокруг даты проведения игры. Долгое время шли споры – считать первым блокадным матчем 31 мая? Или 6 мая, день, когда «Динамо» встретилось с моряками Балтийского флота на так называемую «репетиционную» игру?

Впрочем, при внимательном изучении публикаций, которыми сегодня наводнён Интернет, можно неожиданно наткнуться ещё на две даты, когда, как утверждают авторы, в осаждённом городе состоялся футбольный матч. Это 6 и 7 июня 1942 года. Так сколько же было матчей?

«Один тренировочный (6 мая, окончился счётом 7:3 в пользу «Динамо») и один главный (31 мая) – утверждает Игорь Удачин. – Именно 31 мая велась радиотрансляция, возвещающая, что город оживает. К тому же в пользу этой даты говорят документы, и свидетельства большинства игроков. Но дело в том, что в течение 1942 года в Ленинграде состоялось ещё несколько футбольных встреч с участием футболистов «Динамо». Возможно, что одна из этих встреч проводилась именно 6 или 7 июня, и это сбило с толку исследователей».

Однако многообразие дат сбивает с толку до сих пор: и сегодня находятся сторонники, по мнению которых имя моряков Балтийского флота, которые принимали участие в игре 6 мая, несправедливо осталось в забвении. Данная точка зрения не лишена оснований, ведь дата 6 мая упоминается в книге известного спортивного журналиста Александра Кикнадзе «Тот самый длинный тайм», которая была издана в 1969 году.

Впрочем, как выяснилось позже, журналист не был точен в изложении фактов (например, среди участников первого матча назван динамовец Петр Сычев, погибший в 1941 году). Кроме того, как мы уже знаем, 6 мая действительно была проведена «репетиционная игра», которая по ошибке могла быть принята Кикнадзе за «тот самый тайм».

Алла Серова
Опубликовано:
Отредактировано: 25.04.2012 12:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх