// // Если для обвинения не хватает улик, в ход идёт национальная принадлежность…

Если для обвинения не хватает улик, в ход идёт национальная принадлежность…

11605

Как посадить любого пристава

Фото РИА Новости Владимир Корнев
В разделе

Несмотря на то, что дело по ст. 290 УК РФ против петербуржца Карена Ахумяна о получении взятки, похоже, разваливается в Василеостровском районном суде, он продолжает оставаться за решёткой в «Новых Крестах». Признавать возможные ошибки следствия и обвинения – не в традициях отечественного правосудия.

И пристав в «Новых Крестах» оказался

Задержки заседаний из-за нехватки конвоиров при доставке арестантов из СИЗО – дело для районных судов в Северной столице давно привычное. Вот и пришедшие в Василеостровский районный суд 26 ноября родственники и адвокаты Ахумяна терпеливо ждали в коридоре более двух часов. Конвой, доставляющий арестанта, должен был передать подопечного на руки конвою судебному, а коллеги по охране всё никак не могли освободиться от прочих занятий.

«Карена ведут!» – Наконец раздается взволнованный голос одной из женщин. В зал завели молодого человека со светлым взглядом, в спортивном костюме и кроссовках.

Уроженец Армянской ССР на самом излете её существования, 1990 г.р., Ахумян всю сознательную жизнь прожил в Санкт-Петербурге, являясь гражданином России. Окончил с отличием школу в Пушкине и юридический факультет Института правоведения и предпринимательства, а затем проходил службу в Федеральной службе судебных приставов, сперва во Фрунзенском, затем – в Петроградском районе. Проработав полгода на последнем месте, он поступил в аспирантуру и решил уволиться. Однако когда 10 января 2018 года Карен пришёл на службу забрать документы, на запястьях защелкнулись браслеты.

Обвинение серьезное – ст. 290 ч.5 – взятка в особо крупном размере, от 7 до 12 лет. Карен был арестован и помещён в следственный изолятор, недавно открывшиеся «Новые Кресты» в Колпино.

В основу дела легли показания предпринимателя-застройщика Александра Лебедева. Тот задолжал своим вкладчикам крупные суммы (несколько миллионов рублей). В отношении фирм-должников были открыты исполнительные производства, которые передали для работы Ахумяну. Но брать с юрлиц было нечего, и в сентябре 2017 года производства были закрыты.

«Суть вопроса заключается в том, что гражданин Лебедев пришёл к судебному приставу Ахумяну, – объясняет фабулу «преступления» адвокат Александр Федчун. – Между делом сообщил, что к нему (Лебедеву) поступают угрозы от неизвестных с требованием вернуть долг. Пристав посоветовал по поводу угроз обратиться в полицию, а относительно взыскания долга потребовал принести документы, подтверждающие отсутствие денег. Позже выяснилось, что ещё за неделю до этого прихода Лебедев написал заявление в полицию об угрозах, указав мол, уж слишком настойчиво занимается застройщиком УФССП, хотя это задача пристава – требовать долг.

Кто же угрожал уважаемому бизнесмену? Оказывается, в офис к Лебедеву прибыли некие лица кавказской национальности. Оставили номер телефон и настояли на приезде предпринимателя на переговоры в ресторан «Амроц» на Невском проспекте.

23 ноября 2017 года тот поехал, где эти самые неустановленные лица жёстко потребовали выплатить долг гражданке Степановой. Джигиты-собеседники и настойчивый Ахумян, вероятно, скрепились в сознании Лебедева в единый монолит. Недаром ещё и ресторан армянский. «Амроц», кстати, означает крепость.

Заявление от потерпевшего поступило в 15 отдел 5 Оперативно-розыскной части, который специализируется на этнической преступности. Там расторопно взялись расследовать инцидент. Но вот беда – джигитов установить не удалось, хотя был известен контактный номер телефона, да и по записям видеокамер ресторана нетрудно оказалось бы установить и автомобили, и личности угрожавших. Но полицейские почему-то особо заинтересовались молодым приставом.

По теме

Опера и банк приколов

Для ареста «злодея» правоохранители разработали целую спецоперацию. 10 января 2018 года в 7.30 утра Лебедев встретился возле станции метро «Василеостровская» с юристом Виталием Алексеевым, который был знаком с Ахумяном. И вручил собеседнику «куклу»: 2 тысячи реальных рублей и 298 тысяч билетов банка приколов. С пакетом Алексеева и взяли оперативники.

Задержанный сразу заявил, что должен был получить от Лебедева обеспечение банкротства его фирм – 300 тысяч рублей. Поэтому считать пакет с деньгами взяткой – неверно. Тем не менее, Алексеева препроводили за решётку, но в апреле выпустили под подписку о невыезде. Долго ли, коротко ли, осенью дело дошло до суда, где и выяснились удивительные вещи.

В ходе допроса Лебедева оказалось, что бизнесмен уже не связывает Ахумяна с поступившими угрозами. Что же касается передачи денег, то тут все свои действия он якобы проводил по инициативе и под контролем оперативников. И даже место, станция метро «Василеостровская», назначил для встречи, если можно так сказать, оперуполномоченный Меттус.

В ходе же допроса самого Меттуса всплыли факты весьма вольного обращения с вещдоками. К примеру, телефон Лебедева, на который предприниматель записал разговоры с Ахумяном и предоставил оперативникам, не был признан доказательством по делу и возвращен владельцу. Защита утверждает, что стенограмма записей неполна, многие разговоры потерпевший по своему усмотрению удалял с телефона, а итоговая картина приобрела совсем другой смысл.

«Рождается некое заявление, проводятся оперативно-розыскные мероприятия, причём почему-то не в отношении лиц, которые угрожали, их никто не ищет, а начинают разработку в отношении пристава, – негодует адвокат Федчун. – Потом из этой, на мой взгляд, абсолютно безграмотной разработки вырастает реальное уголовное преследование в отношении человека, к которому бедный должник пришёл за советом».

В беседе с корреспондентом «Нашей Версии» адвокат не стал скрывать своего возмущения. Ведь, как утверждал Лебедев, неизвестные лица требовали с него несколько миллионов рублей, а исполнительное производство, как уже написано выше, было прекращено тремя месяцами ранее, и бизнесмен не мог об этом не знать.

Адвокат упомянул и о некой справке, которая присутствует в материалах дела. Вернее, о рапорте оперуполномоченного, в котором указано, что встреча Лебедева с Алексеевым состоится на Васильевском острове, хотя место их возможного общения ещё не было определено. Как будто бы история подгонялась под конкретную схему.

Держать под стражей нельзя отпустить

Заседание началось с того, что судья Оксана Демяшева предоставила слово защите, ходатайствовавшей о замене избранной меры пресечения Ахумяну на домашний арест либо его освобождения под залог. Ведь практически все основания для содержания под стражей отпали, а одной тяжести статьи для этого недостаточно.

Например, одним из главных аргументов для ареста Ахумяна называлось, что потерпевший Лебедев опасается за свою жизнь и здоровье. Однако если предприниматель считает, что подсудимый не связан с кавказцами из «Амроца», а почти за год доказательств этого не появилось, то чего теперь опасаться?

Следствие полагало, что Ахумян, имея загранпаспорт, может скрыться в Ереване, а также воспользоваться для этого своим автомобилем и даже оружием. Но оружие уже изъято, загранпаспорт защита передала суду, а машина нуждается в ремонте, не на ходу, и стоит в автосервисе.

«Ваша честь, у меня тоже есть оружие, загранпаспорт и автомобиль, – заявил сидящий в зале юрист Алексеев. – Но я, как видите, никуда не скрылся».

Старший помощник прокурора Василеостровского района Ирина Никандрова, несмотря на это, предложила в заявленном ходатайстве отказать. И судья согласилась: преступление тяжкое, мера пресечения избрана правильно, оценка показаниям свидетелей будет дана в ходе приговора.

Александр Федчун, беседуя с нашим корреспондентом, заметил, что позиция стороны обвинения принимается судом, в отличие от аргументов адвоката. Вплоть до того, что на одном из последних заседаний молодой прокурор якобы даже получил какие-то наставления от председательствовавшего. А в ответ на замечание присутствующих судья произнесла что-то вроде: «Ну, он же недавно у нас (!) работает».

Понятые, присутствовавшие при оформлении записей с телефона Лебедева, к которым у прокурора накопилось много вопросов, почему-то на заседание так и не явились. А повторно вызванный оперативник Меттус оказался слишком занят работой – участвовал в очередном «мероприятии».

Похоже, Карен Ахумян оказался жертвой полицейской провокации. Ведь бизнесмену Лебедеву необходимо решать свои проблемы с долгами и должниками. Оперативным сотрудникам, чтобы получать звёздочки на погоны, необходимо не какое-нибудь мелкое дело, а громкий коррупционный сговор джигитов-вымогателей с их пособником в УФССП. А суд…

Ну не принято нынче у нас, чтобы Фемида признавала правоту подсудимых в ущерб интересам следователей и прокуроров. Вы сомневаетесь? Количество оправдательных приговоров в современной России составляет ничтожные доли процента (0,2% в 2017 году). При Сталине, кстати, было значительно больше.

Слушание уголовного дела в отношении Ахумяна продолжится уже на днях…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.12.2018 15:17
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх