// // Глобальная технология, рождённая в Санкт-Петербурге, принципиально меняет подход к возведению строений любого назначения

Глобальная технология, рождённая в Санкт-Петербурге, принципиально меняет подход к возведению строений любого назначения

5583

На «крыле самолёта»

Фото автора
В разделе

Крыло самолёта при относительно небольшой массе выдерживает нагрузку в десятки раз большую весом. Бизнесмен Вадим Попов готов бросить вызов новейшим американским разработкам и строить стальные ангары промышленного, военного и общего назначения, которым нет равных по стоимости и техническим характеристикам, не только в России…

Когда-то он приехал покорять Северную столицу из тёплого Белгорода. А к своим сорока годам – объездил весь свет, достиг мастерских высот в боевых единоборствах, получил дипломы ряда бизнес-школ и нашёл то, что может действительно изменить мир. По крайней мере – строительный.

В основе уникальной разработки, которая наверняка в ближайшее время обретёт надёжного инвестора, лежат инженерный гений австралийского теоретика (его фамилия не называется из соображений конкурентного свойства – прим. авт.) и двадцатилетний практический опыт компании по изготовлению кровельных и фасадных материалов из металла, которой владеет Вадим Попов. Своё детище он сравнивает с крылом самолёта, а называет по аналогии с современной технологией изготовления продукции методом скоростной трёхмерной печати – Super 3D.

– Лет десять назад, – говорит он, поудобнее устраиваясь в рабочем кресле, – я некоторое время занимался тем, что по заказу ряда известных российских промышленных концернов колесил по миру, посещая отраслевые выставки, и «разбирал технологии по частям». Например, готовый проект по запуску домостроения из лёгких металлических конструкций в сборе стоит восемь миллионов долларов. А когда не поленишься и изучишь разработки, представленные в разных местах – где-то программы, на другом континенте станки, а в третьем государстве программное управление к станкам – то, собрав всё вместе, получишь технологию, подобную первоначальной, иногда в десятки раз дешевле, чем предлагали нам, отсталым.

Непростые янки

Вадим, который несмотря на молодость уже успел так выстроить собственный бизнес в сфере разработок и продажи систем крепежа и профилировании тонколистовой стали, что компания успешно работала и в его отсутствие, любил путешествовать. К тому же неплохо знал английский язык, постигая азы зарубежной лингвистики ещё с первого класса школы №12 в родном Белгороде. И в одной из поездок за океан вдруг наткнулся на перспективную технологию, представленную в сфере его основного бизнеса – профилирования стальных конструкций. Новинка поразила российского бизнесмена своей необычной практичностью и удобством применения. Тем более что находилась в сфере предпринимательской деятельности Вадима Попова.

– Надо, допустим, в кратчайший срок построить военный ангар для самолёта, танка или хранения горюче-смазочных материалов – вот вам мобильный комплекс, развернули, стены поставили…

Обладателями новейшей технологии оказались американцы, да не простые. Компанию Metal Industries Co (или просто MIC) учредила группа отставных генералов ЦРУ и Пентагона, которые даже не собирались скрывать своего прошлого. Гостю из России они предложили приобрести комплект оборудования за 2,7 млн долларов, без учёта таможенных платежей. И сталь для производства быстровозводимых ангаров тоже закупать в США.

Первой мыслью Попова было разложить понравившуюся технологию по частям. Но орешек оказался не по зубам. Американцы тщательно защитились патентным правом. Пришлось обращаться за помощью в Санкт-Петербургский государственный университет, где в течение девяти месяцев досконально изучали, в каких именно областях интеллектуальной защиты у отставных генералов имелись пробелы. Более того – университетским учёным пришлось выяснять, не нарушат ли российская разработка гражданских прав, регулирующих создание и использование объектов интеллектуальной собственности в странах, которые входят в ВТО или работают по правилам Всемирной торговой организации.

По теме

– Мне захотелось составить американцам конкуренцию. – Вадим отрывается от череды телефонных звонков и готов продолжать беседу. С его двухметровым ростом, думаю, надо было в баскетбол идти, а не демонстрировать искусство карате на татами. – Неужели лишь они способны моментально возводить высокопрочные металлические строения? Например, где-нибудь произошло землетрясение или наводнение. Приезжает машинка, тут же доставляется сырьё. Минута на каждый лист стали, и через несколько часов высокотехнологичный ангар огромной площади уже готов к эксплуатации.

Человека, способного победить американские мозги, Вадим Попов искал сначала в России, которая славится умельцами и мастерами на все руки. Потом за рубежом. Отыскался такой инженер только в далёкой Австралии. С ним и сговорился петербургский бизнесмен, чтобы вместе разработать оригинальное оборудование не хуже, чем у титулованных звёздно-полосатых отставников. Экспериментальный станок обошёлся Попову примерно в 500 тысяч долларов – немало, но всё равно гораздо ниже американского по стоимости.

– По мне – так брёвна вкопал и стальным листом обшил, вот и вся конструкция. Что нового можно придумать в строительстве ангаров? – щурюсь я на Вадима…

– Бревно с листом стали, между прочим, стоит бешеных денег, – парирует он. – А после того как такие листы закреплены и друг друга несут, то при их толщине 0,5 – 0,9 мм получается единая конструкция, способная устоять даже при сильных порывах ветра. Очень важный параметр – это стоимость возможных потерь и рисков при переходе с одной технологии на другую. У нас она равна нулю. Представляете, какая сумасшедшая прочность у крыла самолёта? Мы берём, условно, такое гигантское крыло, изгибаем его в зависимости от проекта в любую форму, соединяем «крылья» между собой в строение любой формы – и получаем ангар фантастической прочности. Даже когда разворачиваешь объекты из стали где-нибудь в Сирии. Приехало несколько контейнеров, и к утру ангар возведён. При взрыве поблизости ударная волна пройдёт, как воздух на большой скорости, мимо. Возможно, вообще не повредив конструкцию. Это переход в новый технологический уклад.

Вадим Попов убеждён, что такой переход оставляет в прошлом веке все существующие технологии строительства – кирпич, сэндвич-панель, профнастил, металлический сайдинг. И никаких проблем с утеплением стальных строений, которые возведены в соответствии с разработкой Super 3D, не существует – пеностекло, минвата, пенополиуретан, полистерол, пенопласт, опилки, войлок. Ёлки, если это еловый лес, а надо победить холод.

С Запада на Восток и обратно…

Карта мира за спиной у Вадима – словно предназначена для того, чтобы на ней уже сегодня отмечать стальную географию проекта.

– Я увлекаюсь японской и швейцарской архитектурой, – собеседник возвращает нас из дремучего леса поближе к цивилизации. – Вы знаете, что в исторических японских строениях вместо внутренних стен используется бумага? Она не пропускает ветер, а ураганы бывают довольно редко. Для открытого огня – специальное пространство, всё просчитано, куда летят искры. К тому же японцы – нация тихая, особой звукоизоляции для перегородок, на которых умудряются вдобавок картины рисовать, не требуется, да и соседи друг в друга посудой не бросаются. Это нам, славянам, надо стенками в два кирпича разгораживаться. А там – холодный расчёт органично сочетается с практичностью. Так, примерно, и наша технология.

Вот только поднять её как бизнес в России – у Вадима Попова в одиночку, видимо, не получится. Он считает, что для этого потребуются инвестиции в объеме порядка 20-50 млн долларов. При условии, когда у стратегического партнёра имеется производственная площадка с возможностью изготовления высокоточного оборудования, а также в достаточной мере развиты проектные офисы и группа продаж.

У американцев станок для производства металлических строений рассчитан на стандартный формат стального листа шириной 900 мм, оцинкованного с обеих сторон. В России иные стандарты, наш лист гораздо шире заокеанского – 1250 мм. Использовать его в станке от MIC – значит, почти треть сырья отправить на свалку. Машинка, которую хочет внедрить Вадим, подстроена под отечественные ГОСТы и работает на формате половины российского листа.

По теме

– Давайте посмотрим на карту мира и разделим всё на тех, кто привыкли мыслить в сантиметрах, и тех, кто в дюймах, – объясняет он элементарную производственную арифметику, перехватывая мой скептический взгляд. – Первые стандарты очень близкие к России. Вторые применяют стандарты американские. Однако не будем забывать о том, что наша страна является одним из основных экспортёров стали. Что же нам мешает не брать в США металл за доллары, приобретая оборудование у компании MIC, а отправлять пароход стальных роликов в Канаду, если там закупят разработку Super 3D?

– А вдруг в спину начнут дышать китайцы?

– Продукцию, произведённую дешёвыми американскими машинками для стали, они уже подделывают. В Китае скорость бизнес-копирования просто моментальная, и это нормальная часть культуры. И считают там в сантиметрах. Поэтому явно будут проявлять интерес к нашей технологии. Но для её переноса на китайскую почву им придётся, как минимум, раздобыть образец. Чтобы сделать поезд на магнитной подушке, китайцы сначала купили несколько таких у Сименса, один разобрали, а через какое-то время запустили свой аналог – из аэропорта Пудун в Шанхай, который едет 450 км в час. А не будь Сименса? Мы им лучше франшизу…

Заместить американцев

Сейчас компания MIC поставляет собственное оборудование для производства стальных строений различного назначения. Её представительство, кстати, открыто и в Москве. Но петербургский бизнесмен Вадим Попов не собирается уступать отставным генералам ЦРУ и Пентагона.

– Нам нужен лишь надёжный финансовый рычаг. Мы хотим составить достойную конкуренцию американцам в той сфере, где они чувствуют своё безусловное первенство. Поначалу, конечно, становимся вторыми в мире. Но неизвестно, что в таком случае лучше – настигать или оглядываться на догоняющих. И когда мы составим достойную конкуренцию Metal Industries Co, это ли не есть импортозамещение? Мне интересно не продать экспериментальный станок, а вместе с серьёзным компаньоном, взяв технологический образец, поставить его в серию и возводить ангары везде, куда можно дотянуться в мире. А везде, куда не дотянуться, – давать франшизу на нашу, отечественную разработку. И развивать бизнес по строительству ангаров и продаже машинок во всём мире

По мнению Вадима Попова, полный цикл – до внедрения в производство, можно пройти за несколько недель. В худшем случае – месяцев. Сам он готов отдать этому проекту всё своё время.

– Я был партнёром первого в СНГ производства металлочерепицы, – уточняет бизнесмен. – А теперь без неё, занимающей 80% рынка кровельных материалов, люди не представляют себе строения! Поэтому у меня на глазах уже становился один рынок, который из одного станка превратился в России в целую промышленную индустрию. То же самое, наверняка, произойдет и с промышленной технологией строительства ангаров из «крыльев самолёта», но уже перешагнув континенты.

За счёт продольных силовых элементов – лонжеронов, воспринимается изгибающий момент. К лонжеронам крепятся продольные стенки и панели обшивки со стрингерным набором. В результате получается глобальная технология производства самонесущих металлических строений, основанная на конструкции крыла самолёта. Впрочем, называть её Вадим Попов предпочитает по-современному – Super 3D. Она ещё покорит мир…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.06.2016 16:45
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Виктор Семпер 18.07.2016 12:09

    "при их толщине 0,5 – 0,9 мм" в наших метеоусловиях эта "фольга" сгниет за год-полтора, если вы конечно ее не "озолотите" ))

Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх