// // В Санкт-Петербурге исследовали, кто такие современные подростки-неформалы и как далеко зашли их радикальные настроения

В Санкт-Петербурге исследовали, кто такие современные подростки-неформалы и как далеко зашли их радикальные настроения

13664

Другие…

3
В разделе

Футбольные и хоккейные фанаты, рэперы, националисты и панки – эти направления субкультуры сегодня овладевают юными умами. Впрочем, среди тех, кто не скрывает своей принадлежности к так называемым неформалам, немало хиппи, готов, анимешников, растаманов, ролевиков и эмо. Спустя тридцать лет к нам возвращаются восьмидесятые?

Подноготную нынешних неформалов в течение 2015 года выявляли специалисты Центра социальных программ и профилактики асоциальных явлений среди молодёжи «Контакт». Особое внимание они обратили на подростков, которых манит разного рода экстремизм. Сделать срез современный настроений в молодёжной среде позволил проведённый опрос среди 1300 петербуржцев в возрасте от 14 до 21 года.

Заметим, пока старания одержимых любителей скреп и наиболее диких пережитков прошлого не привели к очевидному результату – Санкт-Петербург сохраняет статус европейского города, но, так или иначе, переживает те же проблемы, что и старушка Европа. Не исключено, что впереди усиление радикализма среди его молодых жителей. Достаточно взглянуть, какие настроения поднимаются в странах, чуть западнее нас. Как они скажутся на неокрепших умах?

Лейпциг. Январь этого года. Манифестация участников антиисламского движения «Пегида» окончилась погромами. Не успели забыться погромы в Кельне, учинённые националистами. А молодые французы не стесняются изуродовать еврейские надгробия свастикой. Недавно шествие националистов прошло в Каунасе под лозунгом: «Литва для литовцев».

Как замечает начальник сектора социологических исследований Центра «Контакт» Константин Белоусов, который непосредственно занимался исследованием радикальных настроений у петербургской молодёжи, в сводном каталоге Российской национальной библиотеки насчитывается более восьмисот материалов, посвящённых вопросам вовлечения несовершеннолетних в неформальные объединения экстремистской направленности. Немного статистики. На вопрос «Являетесь ли вы представителем НМО (неформальное молодёжное объединение)?» порядка 10,7% опрошенных специалистами «Контакта» респондентов ответили утвердительно, а 5,1% заявили, что состояли ранее. При этом 15,3% юных петербуржцев отметили – в движениях не участвуют, но разделяют идеи некоторых из них. То есть, около 30% молодёжи, так или иначе, вовлечены в эту сферу. Причем, 50% из них привлекает возможность самореализации, 35,5% реализуют потребность в друзьях.

По общим данным, названным Белоусовым, настроения в обществе примерно таковы: 34,7% нейтрально относятся к радикальным НМО, 19,7% – затрудняются с ответом. Около 60% опрошенных, де-факто, принимают существование организаций экстремистского толка, что создает большие возможности для рекрутирования новых адептов неформальной жизни. По сведениям Константина Белоусова, которыми он поделился с корреспондентом «Нашей Версии на Неве», МВД относит к скинхэдам порядка 150 объединений, действующих на территории России. Тем не менее, чтобы разобраться, всегда ли экстремисты являются радикалами и наоборот, мы обратились к Вагану Канаяну, руководителю Центра «Контакт».

По его мнению, проблема экстремистских объединений стоит перед Санкт-Петербургом так же, как перед любым другим мегаполисом, вне зависимости от того, где он расположен. Однако город на Неве своим социокультурным пространством нивелирует эти риски до определенного уровня. В Северной столице, что обнадёживает, нет координационного центра тех групп и сообществ, которые разделяет не совсем принятые обществом ценности. Поэтому существуют широкие возможности для профилактической работы, не давая разрастаться сомнительным идеям.

По теме

– Наши специалисты собирают информацию, которая может быть полезна и государственной власти, и тем, кто занимается общественной работой, – резюмирует директора Центра «Контакт».

Ваган Канаян не склонен излишне драматизировать ситуацию и убеждён, что в Санкт-Петербурге не так много экстремистских организаций, как иногда представляется прессой. В качестве основной профилактической методики он называет индивидуальный подход: «Если подросток вошёл в доверительные отношения, наша задача в том, чтобы человек увидел не только ту точку зрения, которая привлекает в силу возраста и категоричности суждений, но и остальной мир. Чтобы увидел и сопоставил, понял – каждый имеет право самовыражаться, но не идти вразрез с нормами законодательства».

Кстати, как показал проведённый опрос, большинство молодых людей узнаёт о существовании неформальных объединений в основном от друзей или из Интернета. В меньшей степени эти знания черпаются из СМИ и собственных наблюдений. Характерно, что многие из респондентов не смогли ответить, способствует ли деятельность НМО разжиганию национальной розни или нетерпимости. Вообще, по выводам Константина Белоусова, активных субкультурщиков всегда насчитывается примерно 10-15% от общей численности молодёжи. Именно эти люди порождают смыслы, которые подхватываются их ровесниками.

Если обратиться к анализу того, как формировалась неформальная молодёжная среда в 2015 году, то специалисты Центра «Контакт» констатируют следующее.

Леворадикалы активно внедрялись в информационное пространство и на улицы. Основными факторами их деятельности были акции в поддержку арестованных активистов, систематическая консолидация с либеральными силами и спекуляции на тематике роста социально-экономической нестабильности в России и общие взгляды на войну на Украине.

Правые, наоборот, раскололись по вопросу этой войны, равно как не выработали единой позиции по конфликту в Сирии. К тому же было разгромлено движение «ловцов педофилов», интерес к таким историям пошёл на спад. Радикалы правого толка разочаровались в легальных формах борьбы и не обзавелись авторитетными лидерами, ушли с улиц в виртуальную реальность, потеряли связь с околофутбольным сообществом. Наконец, государство перехватило традиционно правые лозунги о патриотизме, духовности и имперских амбициях. Всё это привело к тому, что молодёжь уже не так расположена пополнять ряды и колонны.

Зафиксировали в Центре «Контакт» и то, что внешняя атрибутика или особый стиль одежды сегодня гораздо меньше говорят о возможной принадлежности молодого человека к радикальной среде, а скорее о его желании выделяться из общей массы и быть «модным». А вот музыкальные предпочтения, как и тридцать лет назад, больше свидетельствуют о том, считает ли себя юный житель Санкт-Петербурга неформалом или нет.

Восьмидесятые возвращаются, но уже как-то по-другому…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 08.10.2016 12:23
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх