// // Отдам даром?

Отдам даром?

771
В разделе

Как стало известно «Нашей Версии на Неве», некоторые из них по договорам социального найма поступают в распоряжение «нуждающихся» лиц, после чего жильё приватизируют и «передаривают». За разъяснением ситуации наша газета обратилась с официальным запросом в жилищный отдел администрации Центрального района, а также в городскую прокуратуру – с просьбой проверить небеспристрастность должностных лиц к «квартирному вопросу».

В условиях современного российского законодательства «легализовать» сомнительную комнату или квартиру не представляет большого труда – институт добросовестных приобретателей, об отмене которого в 2000-х годах велись широкие дебаты, в нашей стране всё ещё действует. Схема, которая, надеемся, заинтересует правоохранительные органы Петербурга, судя по всему, предусматривает несколько этапов перевода жилплощади в «чистую» категорию.

Так, в марте 2013 года жители дома № 15 по Мытнинской улице обнаружили, что соседние пустующие комнаты их коммунальной квартиры занимает «невидимка». И хотя некий Александр С. числился там только по бумагам (про его существование люди узнали случайно, при получении формы №7 в местном ЖЭСе), операции с жилплощадью происходили, казалось, независимо от его физического присутствия в этом мире. Получив две комнаты по договору социального найма, виртуальный жилец приватизировал их и очень скоро подарил вполне себе реальному гражданину – Владимиру К. По словам жильцов, должностные лица даже не удосужились осмотреть приватизируемую площадь, и как могли сотрудники ПИБа, не задаваясь лишними вопросами, подтвердили приватизацию, – одна из загадок этой истории.

В отличие от своего дарителя, счастливый обладатель двух комнат Владимир К. предстал перед жителями коммуналки в полном физическом обличье и тут же выразил намерение продать доставшийся ему подарок хорошим людям. А заодно прозондировал почву – не желают ли соседи последовать его примеру?

У этой, казалось бы, рядовой операции с недвижимостью есть любопытная предыстория. Жильцы, о которых мы говорим – мать и две дочери, занимают одну из комнат «трёшки», и ещё с 1979 года стоят на учёте в качестве нуждающихся в дополнительных метрах. Жилищный кодекс РФ на сей счёт разъясняет: освободившееся жилое помещение в коммуналке «предоставляется по договору социального найма проживающим в этой квартире нанимателям и (или) собственникам, которые (...) обеспечены общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее нормы». Несколько раз жильцы обращались в жилищное агентство Центрального района с просьбой предоставить им соседние свободные комнаты площадью 28,1 кв. м и 11,2 кв. м по договору социального найма. Матери в просьбе отказали (незадолго до этого она получила в наследство однокомнатную квартиру), дочери же остались в списке очередников.

Тем любопытнее, что вопреки всем нормам федерального законодательства и Закона Санкт-Петербурга от 19.07.2005 года «О порядке ведения учёта граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений по договорам социального найма в Санкт-Петербурге» обе комнаты общей площадью 39, 3 кв. м чиновники отдали третьему лицу (документы имеются в редакции). Который, судя по всему, так нуждался в жилплощади, что уже через два месяца отдал её даром. И отбыл в неизвестном направлении.

К слову сказать, места, где проживают петербуржцы, «подарившие» свою жилплощадь случайным знакомым, нашему корреспонденту известны не понаслышке. В одном из таких мест – деревне-призраке Таделково, побывал герой нашей публикации «Таделковские деревни» («Наша Версия на Неве», №50 (258), от 24.12. – 30.12.2012). Подобных деревень на Северо-Западе насчитывается десятки – как правило, это заброшенные поселения, где уже давно никто не живёт, но местные власти продолжают оформлять там людей. С одной стороны, каждый зарегистрированный в деревне-призраке человек – это дополнительное обеспечение района субсидиями (плюс

50 кубов «делового леса» на душу в год). А для другой категории лиц – прекрасный способ надёжно спрятать «лишнего» гражданина в глубинке. Впрочем, не будем проводить преждевременных аналогий. Ведь отыскать загадочного Александра С. пока не удалось ни журналистам, ни полиции. О его личности мы спросили в официальном запросе к жилищной администрации Центрального района, однако на момент выхода публикации ответа ещё не последовало. «Наша Версия на Неве» будет следить за развитием ситуации.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.06.2013 20:07
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх