// // КГИОП на очереди в прокуратуру

КГИОП на очереди в прокуратуру

413
В разделе

Смольный пока не может навести порядок в Комитете по охране памятников Несмотря на то, что губернатор Георгий Полтавченко год назад взял под личный контроль Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП), это ведомство остаётся одним из самых коррупционных в региональных органах исполнительной власти.

Смольный пока не может навести порядок в Комитете по охране памятников Несмотря на то, что губернатор Георгий Полтавченко год назад взял под личный контроль Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП), это ведомство остаётся одним из самых коррупционных в региональных органах исполнительной власти. Архитекторы и градозащитники не готовы идти «на войну» с ключевыми чиновниками, от которых зависит судьба множества исторических зданий. Но претензий к работе КГИОП накопилось много. Георгий Полтавченко уже провёл «чистку» старых кадров, которые достались в наследство от его предшественницы Валентины Матвиенко. Например, по инициативе градоначальника были проведены проверки в комитете по энергетике, и его бывшие руководители оказались фигурантами уголовного дела по подозрению в хищении 3 млрд рублей. Ещё один чиновник, имя которого связано с регулярными скандалами и обвинениями в коррупции, – замглавы КГИОП Алексей Комлев.

Активисты движения «Градозащита» давно настаивают на отставке Комлева, но руководство города их доводы предпочитает не слышать. А между тем, сам чиновник и его семья напрямую замешаны в ряде скандалов, связанных с разрушением исторического центра города. «Градозащита» даже подготовила специальный доклад, в котором подробно описана схема выкачивания денег из бизнесменов, при этом разрушая город.

Дело в том, что супруга Алексея Комлева – Надежда Комлева, является руководителем и владельцем ООО «Студия «РИМ». Именно туда со своими проектами отправляют многих застройщиков из КГИОП для проведения проектных работ. Такая история, например, случилась с известными братьями Зингаревичами, рассказывают градозащитники. С проектом строительства отеля на Марсовом поле Комлев посоветовал им обратиться в студию своей супруги. Надежда Комлева затребовала с них 56 млн рублей, тогда как расценки в других студиях были на порядки ниже – около 2 млн рублей. Такой подход КГИОП не устроил, и другим архитекторам пригрозили проблемами, если они перехватят заказ у «РИМа».

Одной семейной студии, впрочем, семье Комлевых оказалось мало. Дочь Алексея Комлева – Наталья Тимофеева, выступила в качестве соучредителя ООО «Научно-реставрационная фирма «РесКон». Двумя другими учредителями являются, по слухам, тесно связанный с управляющим делами Президента РФ Владимиром Кожиным собственник специализирующейся на реставрационных подрядах группы компаний «Интарсия» Виктор Смирнов и владелец реставрационного предприятия «Карэ» Александр Коротецкий (данные СПАРК). Например, «Интарсия» за счет бюджета КГИОП провела крайне затратную реконструкцию Каменноостровского театра и Дома музыки и вообще тесно сотрудничает с Комитетом там, где есть возможность заработать на бюджетных проектах.

Этим аппетиты семьи Комлевых не исчерпываются. Сестра Алексея Комлева – Елена Коробкова, стала начальником сектора информации об объектах культурного наследия и режимах зон охраны. Все эти семейные истории в какой-то момент даже выросли в грандиозный скандал. На набережной Мойки холдинг «Адамант» построил бизнес-центр, разрушив несколько внутридворовых зданий. Градозащитники, конечно, протестовали, но куда там... ООО «Студия «Рим» Надежды Комлевой было непосредственным участником этого проекта.

По теме

Георгий Полтавченко, взявший КГИОП под прямой контроль, никак по этой теме не высказывался. А зря – градозащитное сообщество ждёт реакции. Вопиющая история очень похожа на скандал, связанный со строительством ЛАЭС-2 в Сосновом бору. Там генподрядчиком строительства является компания «Титан-2» Елены Нагинской. Заказчик строительства – «Спецстрой России», который возглавляет отец Елены – Григорий Нагинский. Впрочем, считается, что там всё по закону. А что же КГИОП? В пресс-службе Комитета сообщили, что не в курсе взаимоотношений КГИОП с градозащитными организациями, архитекторами и проектировщиками. Давать комментарии по ситуации с Алексеем Комлевым корреспонденту «Нашей Версии на Неве» отказались.

Опрошенные архитекторы в открытую не готовы высказываться в адрес чиновника – они опасаются, что заявленные проекты не будут согласованы. Юлия Минутина из движения «Живой город» говорит, что претензии к КГИОП со стороны градозащитников есть всегда, поскольку Комитет заведует историко-культурной экспертизой и согласованием всех проектов, касающихся изменения облика исторического центра города. «Два наиболее острых вопроса на сегодняшний день – искажение видов исторических зданий строительством мансард и согласование постройки современных зданий, вторгающихся в панорамы города. Остаётся актуальной проблема так называемой «реконструкции», при которой историческое здание полностью уничтожается и затем отстраивается заново», – констатирует Минутина.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.03.2013 17:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх