// // Гангстерши и банкирши

Гангстерши и банкирши

2624
В разделе

Сергей и Тамара Степашины

Жёны особо важных петербуржцев успешно отстаивают бизнес-интересы своих возлюбленных

Обсуждая VIP-жен, девять из десяти комментаторов обычно говорят о супруге бывшего мэра Москвы, женщине-миллиардере Елене Батуриной. Однако недавний конфликт вокруг российского вклада в восстановление братской Абхазии вывел на первый план жену председателя Счётной палаты РФ Тамару Степашину – старшего вице-президента банка «ВТБ». Проверив 2,2 из 7,3 миллиардов рублей, переведённых абхазам через банк Степашиной, даже её супруг был вынужден признать, что без малого 347 миллионов потрачены с нарушениями. При этом Сергей Вадимович поспешно заявил, что «жулики в деле освоения российской финансовой помощи Абхазии не обнаружены», но, противореча сам себе, поправился: «перечисление средств производилось без правовых оснований».

Международный скандал набирает обороты. Против поднявшего шум абхазского оппозиционера Якуба Лакобы возбуждено уголовное дело, разоблачителю даже пришлось посидеть в следственном изоляторе. Правда, вышел довольно скоро – говорят, президент Абхазии Сергей Багапш не захотел преследовать своего одноклассника. Но истерика дамы, охарактеризованной оппозиционером, как «цепкая особа, до скандальности сомнительного свойства оборотистый и ловкий «приватизатор» Лубянки (легендарной недвижимости – комплекса бывших зданий КГБ и элитного Дворца Культуры чекистов), удачливый банкир и долларовый миллиардер», кажется некоторым эмоциональным сухумцам решающей. И если инцидент привлёк внимание к колоритной фигуре госпоже Степашиной, то у «Нашей Версии на Неве» появился повод присмотреться и к остальным бизнес-леди, успешно конвертирующим служебный рост в материальные ценности.

Нарусова: «Здесь уже, извините, я действую, как гангстер»

Супруга первого и последнего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, российский сенатор Людмила Нарусова в своё время отметилась в скандале вокруг старинного особняка на улице Чайковского, 28. Здание было передано главой Госкомимущества Альфредом Кохом курировавшемуся Собчаком Центру поддержки ЮНЕСКО, согласно письму Анатолия Чубайса. При этом Анатолий Борисович изящно переименовал «Центр поддержки ЮНЕСКО» в «Центр ЮНЕСКО», тем самым превратив простых петербуржцев в представительство солидной международной организации.

На самом деле элитное здание совсем недорого сдавалось в аренду авторитетным предпринимателям. В частности, впоследствии осуждённым председателю телекомпании «Русское видео» Дмитрию Рождественскому и ее фактическому главе Михаилу Мирилашвили, более известному, как Миша Кутаисский. Как утверждала пресса, среди арендаторов числились и фирмы, которые могли быть связаны с Нарусовой.

Немало отличилась Нарусова и в решении квартирного вопроса семьи. Именно на неё была записана роскошная квартира на Мойке, 31, полученная при содействии фирмы «Ренессанс», уголовное дело по операциям которой едва не привело на нары самого Анатолия Александровича. При активном содействии властей компания щедро финансировалась из городского бюджета, получала от питерских и московских банков огромные кредиты и целые дома, а потом, не скупясь, расплачивалась с благодетелями. Общая площадь забитой антиквариатом квартиры Нарусовой вместе с впоследствии присоединёнными помещениями составила 477 квадратных метров.

По теме

Отстаивая любимый бизнес и драгоценное обиталище, Людмила Борисовна не останавливалась ни перед чем. Вызвавший недовольство сосед-инженер был избит её охранником, другую соседку – не желавшую отселяться балерину – пытались похитить неизвестные, а когда будущий депутат Законодательного Собрания Юрий Шутов переусердствовал в обличениях мэрской четы, Нарусова потребовала от верного Мирилашвили «просто заткнуть» наглеца. «Шутов опять витийствовал о коррупции, о квартирах, – цитирует распечатку аудиозаписи телефонного разговора газета «Известия» от 2 апреля 1998 года. – Надо подействовать через Кумарина… Здесь уже, извините, я действую, как гангстер».

Хаберлах-Кумарина и Ирина Шадаева обслуживали мужей

На фоне такой агрессивной оборотистости супруга упомянутого лидера тамбовской ОПГ Владимира Кумарина-Барсукова Марина Кумарина-Хаберлах выглядит невинной овечкой. Когда «Петербургская топливная компания» приобрела аэропорт «Ржевка», 75% его акций оказалось у ООО «Кортеж», принадлежавшего Марине Геннадьевне. Поскольку вице-президентом ОАО «ПТК» одно время являлся сам Владимир Сергеевич, кто реально получил авиабизнес, было понятно всем. Но вскоре раскрутка «тамбовского» дела пошла полным ходом, и семья Кумариных была вынуждена формально дистанцироваться от ПТК.

Очевидно, что госпожа Хаберлах реально являлась не более чем формальным держателем активов супруга, как, впрочем, и многие другие бизнес-жёны. Точно так же шла в кильватере главы семьи, не предпринимая самостоятельных движений, и благоверная авторитетного лесоторговца Дамира Шадаева, в период существования некогда мощной «казанской» ОПГ сидевшего в СИЗО по различным делам, а затем избравшегося в Законодательное Собрание Ленобласти и Государственную Думу. Ирина Шадаева, трудившаяся директором по внешнеэкономическим связям семейной фирмы «Тимберленд», после ухода Дамира Равильевича в федеральный парламент унаследовала его кресло в ЗакСе.

Яковлева дружила с авторитетами

Бизнес замдиректора собчаковского «Центра поддержки ЮНЕСКО» и супруги преемника Собчака, губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева, также оказался связан с авторитетными предпринимателями. Наиболее близким к Ирине Яковлевой считался один из лидеров группировки Александра Малышева, ныне покойный Александр Челюскин по кличке Чеснок. Ирина Ивановна знала Чеснока с детства, была близкой подругой его жены, а вместе с её сыном Игорем авторитет заседал в руководстве близкого к губернаторской семье "БалтОНЭКСИМ банка".

Неудивительно, что во время губернаторских выборов 1996 года именно Челюскин стал одним из неформальных руководителей штаба будущего победителя. Ходили упорные слухи, что этот человек фактически крышевал возглавляемую Яковлевой компанию «Бизнес Просперити Интернэшнл», специализировавшуюся на организации петербургских конгрессов крупных организаций, включая Европейский банк реконструкции и развития. Впоследствии в окружении Яковлевой оказался дважды судимый владелец клуба «Талион» и несостоявшийся кандидат в президенты Грузии Александр Ебралидзе, известный среди знающих людей как Алик-рынок. Даму, похожую на супругу губернатора, не раз видели в «Талионе», где за чашечкой утреннего кофе определялись маршруты полноводных финансовых потоков Петербурга.

Кроме того, интересы Ирины Ивановны якобы касались торговых центров «Пятёрочка» и крупного строительного бизнеса, особо важного для города после прихода к власти Владимира Анатольевича. Не чужда первая леди Петербурга оказалась и телевидению, поставив во главе телерадиокомпании «Петербург – Пятый канал» подругу Ирину Прудникову. Помня о губернаторских универмагах, данный канал после этого с юмором стали называть «ТВ-Пятёрочка». В самое горячее политическое время Ирина Яковлева проводила много времени в обществе журналиста Валерия Татарова, из которого яковлевцы долго и нелепо пытались сделать местный аналог телекиллера Доренко.

«Петербург – Пятый канал» неукоснительно отстаивал мудрость политики губернатора и громил его противников. Среди печатных СМИ Смольный активно поддерживала петербургская вкладка в «Комсомольскую правду», изданием которой руководила супруга бывшего секретаря горкома комсомола и вице-губернатора Александра Потехина Ирина. В отличие от домостроя Кумариных и Шадаевых, в этой семье главной всегда была женщина. Впоследствии фактическое положение было закреплено и формально, когда Ирина Петровна сменила мужа на посту вице-губернатора и председателя Комитета по печати, а после ухода Яковлева ушла налаживать общественные связи московской корпорации «Система».

По теме

Чаплина привлекала инвесторов

Появление федеральных округов и президентских полпредов логично привело к противостоянию этих назначенных Кремлём чиновников с тогда ещё избранными руководителями субъектов федерации.

Не стал исключением и Санкт-Петербург, где в битву градоначальника с полпредом, бывшим руководителем питерской госбезопасности Виктором Черкесовым, втянулись их жёны. Если Ирина Яковлева предпочитала действовать, используя неформальные связи, то супруга Черкесова – Наталья Чаплина-Черкесова, как редактор одной из старейших городских газет «перестроечного» призыва – «Часа Пик» и создатель информационного агентства «Росбалт», лично оказалась на передовой.

Возможно, накалу противостояния способствовала и обида за низвергнутого Яковлевым Собчака, от которого Чаплина получила перед свадьбой с генералом Черкесовым семикомнатные апартаменты общей площадью 253,4 квадратных метра. Через некоторое время, имея долг в 2,5 миллиарда додефолтных рублей, газета супруги генерала ФСБ была продана издательской компании «Пресса-принт». Затем произошел большой скандал – продавец и покупатель не сошлись в оценке того, что именно приобреталось. Госпожа Черкесова, ее юристы и журналисты считали законным то, что после сделки на Невском, 81 продолжила работу свободная от старых долгов, но унаследовавшая недвижимость, логотип, подписчиков и штат газета «Петербургский Час Пик».

Новые владельцы простого «Часа Пик» были этим весьма недовольны, пытались обвинять и воздействовать иными путями, но оказались бессильны. Равно как и миллиардер Зиявудин Магомедов, спустя десять лет безуспешно пожелавший вмешаться в редакционную политику спонсируемого им «Росбалта».

Пониделко заботилась о семье

Весьма активной супругой имел счастье обзавестись и другой «силовой» оппонент губернатора Яковлева, начальник петербургского ГУВД Анатолий Пониделко. Бывшая комсомольская активистка, депутат Петросовета и выпускница Пятигорского института иностранных языков Людмила Пониделко возглавила петербургский филиал «Мост-банка» олигарха Владимира Гусинского, самолично подобрав помещение и наладив деловые связи. Благосостояние семьи росло как на дрожжах, и ходила сплетня, что особняк семьи Пониделко не только лучший в районе, но и только к нему подведена единственная приличная асфальтовая дорога.

Роль супруга в бизнес-карьере Людмилы Пониделко была невелика. Начальник ГУВД не преуспел в борьбе с преступностью, зато запомнился питерцам серией довольно глупых поступков в стиле писателя Салтыкова-Щедрина, типа запрета красить стены в отделениях милиции в синий цвет и приказа надеть на милиционеров красные фуражки, за что в народе их тут же прозвали «подосиновиками». И после падения своего главного покровителя, министра внутренних дел Анатолия Куликова, с шумом лишился должности.

Между тем, финансовая карьера Людмилы Ивановны развивалась вполне стабильно, хотя крах «Мост-банка» и отъезд за границу Гусинского не дал развернуться на полную мощь её дарованиям. Проработав 6 лет председателем близкого к водочному магнату Александру Сабадашу «Инвест-Экобанка», она оставила на своём месте невестку Оксану и возглавила петербургский филиал банка «Электроника». Два банкира в семье – всегда лучше одного, особенно когда её глава влип в очередной скандал. Недавно к Анатолию Васильевичу возникли вопросы по его визитам в печально знаменитую станицу Кущевскую, где он якобы представлялся представителем президента и помогал переделу участка одного из пострадавших от банды Цапков фермеров.

Панарина помогала сажать

Если верить СМИ, бывший офицер Регионального управления по борьбе с организованной преступностью Игорь Гусев существует, как минимум, в двух экземплярах. Согласно первой версии, это лучший сыскарь города, смело посягавший на крупных авторитетов, вроде уже упоминавшихся Ебралидзе и Мирилашвили, а также Андрея Мироедова (Мирыча), Юрия Гамилко (Юры Всеволожского) и Андрея Волова (Маленького). В 2004 году, работая по Владимиру Кумарину, Гусев вышел на влиятельнейшего хозяина охранной фирмы «Балтик-Эскорт» Романа Цепова, и эта разработка стала для него роковой. Отдел разогнали, сыщика уволили, и теперь ему приходится трудиться кем-то вроде скромного инструктора по плаванию.

По теме

Вторая версия, напротив, рисует тёмную личность, известную главным образом пьяными дебошами и наездами на бизнес. Человека, если кого и арестовывавшего, то исключительно в интересах своего армейского дружка, известного бандита Артура Кжижевича. Да к тому же жестоко измывавшегося над гражданской женой.

Насчёт последнего – точно гнуснейшая клевета. Многолетняя сожительница руоповца Ирина Панарина не только обеспечивала ему домашний уют, но и неплохо помогала в работе – поскольку трудилась следователем и не раз допрашивала арестованных милым другом. О таких допросах с иронией рассказывали и Кумарин, и авторитет Михаил Слиозберг (Миша Купчинский), причём последний утверждал, что Панарина просила у него компромат на коллегу сожителя – впоследствии замначальника УБОП Владимира Сыча. Поскольку затем господин Сыч под запись отзывался о господине Гусеве как о личном враге, способствовавшем его увольнению и аресту, это очень похоже на правду.

Степашина учреждала фирмы и продавала акции

Когда бывший министр внутренних дел и будущий председатель Счётной палаты Сергей Степашин избирался в Государственную Думу от партии «Яблоко», на его встречах с питерским электоратом более всего запомнились две забойные фразы: «Масхадов прекрасный человек и настоящий офицер» и «Моя жена – простой и честный труженик-банкир». Печальная судьба президента самостийной Ичкерии известна всем, и, разумеется, никак не может напоминать биографию вице-президента ОАО «Банк ВТБ».

Начав трудовую деятельность рядовой сотрудницей Василеостровского отделения Госбанка в Ленинграде, Тамара Владимировна, носившая тогда фамилию Игнатьева, через 6 лет перешла в Красногвардейское отделение Промышленно-Строительного банка СССР. В дальнейшем её работа была связана именно с этим учреждением, а карьера развивалась параллельно с политическим взлётом мужа. Когда Сергей Степашин из пламенного замполита и автора кандидатской диссертации о партийном руководстве тушением пожаров превратился в правоверного ельциниста и либерала, перебралась в Москву и Тамара. Супруг поднялся до директора ФСБ и министра юстиции, и она тоже возвысилась до руководителя столичного представительства банка. Параллельно «честный труженик-банкир» выступила в качестве учредителя компаний «Норд-Сервис» и «РусЭкономИнвест», а её мама, которой пошёл уже девятый десяток, оказалась собственницей фирм «Аксор-Нок», «Недвижимость ВС», «Недвижимость СТ», «Норд-Сервис Со», «Проект ВС» и «Проект СТ».

Сколько в успехе этих трудов было от политической изворотливости бывалого политрука, а сколько от финансового гения супруги? Вопрос сложный, но вряд ли назначение госпожи Степашиной заместителем председателя правления входящего в первую российскую десятку ОАО «Банк Санкт-Петербург» вскоре после утверждения Сергея Вадимовича на посту премьер-министра можно считать случайным.

Как известно, премьерская карьера Степашина рухнула, едва начавшись, после того, как соратники «прекрасного человека и настоящего офицера» Масхадова вторглись в Дагестан. Однако на судьбе жены его провал не отразился. К 2004 году доля степашинских акций в контролируемом ОАО «Банк Санкт-Петербург» питерском «Промстройбанке» выросла с 0.883 до 5% (оценочная стоимость 30 млн. долларов), после чего начался процесс преобразования ПСБ в ОАО «Банк ВТБ Северо-Запад». Продав свои акции этому госбанку, президент банка «Санкт-Петербург» Владимир Коган ушёл в федеральные чиновники, а Тамара Владимировна перешла в общероссийский «ВТБ», став его старшим вице-президентом.

Супругу, возглавившему ещё в 2000 году Счётную палату РФ, жена-банкир теперь имеет возможность лично объяснить все спорные финансовые проводки своего учреждения. Не удивительно что безгрешные операции, о которых упоминал неукротимый Лакоба, прошли без малейших помех. Лидер абхазских народников может сколько угодно клеймить мадам Степашину и даже обзывать её мужа «политическим интриганом и шантажистом», но в народе не зря говорят, что брань на вороту не виснет.

Коган готовится к возвращению мужа

Отправляясь в Москву, глава департамента Минрегионразвития Владимир Коган оставил на коммерческом хозяйстве верную подругу жизни, на которой счастливо женат ещё со студенческих времён. Начав с типичного для банкирских жён управления бутиком «Версаче», Людмила Коган быстро втянулась в бизнес Владимира Игоревича и в 2008 году возглавила основанное менеджерами петербургского «Промстройбанка» ЗАО «БФА-Девелопмент», которое после превращения главы семьи в чиновника считается центром коммерческих операций четы.

Вокруг «БФА-Девелопмент» постоянно возникают конфликты. Например, когановскую фирму «Днепропетровская, 37» некоторые СМИ обвиняли в захвате участка жилищно-строительного кооператива «Лиговский», хотя суд в итоге встал на сторону «днепропетровцев». С прошлого года велись переговоры о покупке «БФА» банка «Глобэкс», выставленного на продажу Внешэкономбанком. Считается, что таким образом создавался плацдарм для нового захода на финансовый рынок экс-банкира Когана.

Если формальное возвращение господина Когана в частный бизнес рано или поздно состоится, то его реальное возвращение в Санкт-Петербург – под большим вопросом. Не так давно основной подрядчик строительства столичного метрополитена фирма «Метрострой», ранее принадлежавшая государству, стала собственностью ООО «Центрстрой». Эту компанию пресса связывает с чиновником Коганом. По совершенно случайному стечению обстоятельств, Счётная палата во главе с мужем проверенной напарницы Когана Сергеем Степашиным вплотную занялась проверкой деятельности руководителя столичного метрополитена Дмитрия Гаева, чем несколько расчистила пространство для экс-банкира.

Николай Охотин

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 162, 31 января - 6 февраля 2011

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх