// // При пожаре верхних этажей высотных домов петербуржцы не имеют шансов на спасение

При пожаре верхних этажей высотных домов петербуржцы не имеют шансов на спасение

6637

Огненные смертники

В разделе

Последнее время Россию сотрясает череда совершенно диких, иррациональных пожаров. Словно бы некие высшие силы предупреждают: «Люди, опомнитесь! Нельзя жить так, словно огня в природе не существует!» Каждый пожар показывает невероятное, запредельное какое-то пренебрежение элементарными правилами безопасности — везде и всюду, на самых разных направлениях. Особенно это касается многоэтажных домов...

Интерес к этой теме начался у меня несколько лет назад, когда знакомый сотрудник Министерства Чрезвычайных ситуаций в разговоре о высотном строительстве горько обронил: «Кто-нибудь в этом городе знает, что самая высокая пожарная лестница достает только до 15 этажа?» Действительность, как водится, оказалась ещё хуже.

Три «но» пожарных лестниц

Директор ООО «Спасснаряжение» мастер спорта по альпинизму Борис Кашевник разрабатывает спасательное снаряжение как раз для эвакуации людей из высотных зданий. Вот уже много лет он бьёт тревогу: новые дома в случае пожара станут смертельными ловушками для жильцов.

«Взгляните! – показывает мне фотографию Борис Лазаревич. – Это учения, которые мы проводили в Петербурге 29 августа 2001 года, за две недели до того, как в Нью-Йорке рухнули небоскребы. Эвакуация людей велась с 24-го этажа дома № 28 по улице Одоевского, с отметки 87 метров. Видите, до какого уровня достают лестницы?»

Любой, кто кинет взгляд на фото, прекрасно видит, докуда они достают. Но, может быть, за 10 лет что-нибудь изменилось? Чтобы выяснить технические вопросы, мы обратились к профессионалу — заместителю начальника ГУ «Специализированная пожарная часть ФПС СПб» Игорю Малафееву. Он пояснил, что минимальная длина пожарной лестницы, состоящей на вооружении пожарных – 30 метров. Есть лестницы длиной 54 метра и последняя модель – 72 метра. Однако в их использовании существует множество нюансов. Начиная с того, что часто пожарная машина попросту не может подъехать к дому — дворы забиты автомобилями. Во время пожара в здании Сбербанка во Владивостоке из-за этого сгорели 6 человек. Но это далеко не все.

«В Москве есть лестница ещё длиннее — 101 метр, одна на весь город, —продолжает рассказ Борис Кашевник. — Когда в 2005 году горел жилой высотный дом в Сетуньском проезде, она добиралась до места пожара по забитым машинами улицам, в сопровождении ГАИ… 2,5 часа. А людям надо было уйти из огня в первые 15 минут — потом было поздно. Они выбрасывались из окон, с 25-го этажа, улетая вниз горящими факелами.

Но даже если лестница пришла вовремя, если всё для неё очищено, то, во-первых, её надо поднять, установить, выверить, поставить на домкраты — и это требует времени. Кроме того, на высоте практически всегда ветер, лестницу водит взад и вперёд. Даже просто попасть туда неподготовленному человеку непросто. В довершение всего, она оснащена датчиками безопасности, которые при ветре сильнее 15 метров в секунду попросту отключают систему. А во время учений на зданиях Москва-сити ветер на стометровой высоте достигал 40 метров в секунду! Отпустишь веревку — и её тут же сносит чуть ли не на 45 градусов».

Игорь Малафеев привёл свой пример: «В Купчино горела квартира на 16-м этаже. Хозяин был в нетрезвом состоянии и к нашему приходу уже погиб. Кроме того, под угрозой оказался боец пожарной охраны. Произошло объёмное воспламенение комнаты, и ему отрезало путь к эвакуации. Пожарный открыл кухонное окно, знаками объяснил своё положение, но лестница не смогла к нему подняться. К счастью, у нас была вторая».

По теме

А если бы и вторая лестница не сработала? Или если бы это был Приморский район в ветреный день?

Эстетика ценою жизни

Есть ли способы спасения людей без пожарных лестниц? В новых домах, как правило, плоские кровли, и жильцы, оказавшиеся в опасной зоне, могут подняться на крышу, а оттуда спуститься по другим пролётам. В крайнем случае, их эвакуируют вертолетом. Но это в том случае, если они могут выйти из квартиры, что возможно далеко не всегда. И уж всяко это не выход для тех, кто оказался в очаге пожара.

Существуют и системы спуска по веревкам. Борис Кашевник — автор некоторых из них, в том числе и уникальной системы группового спасения «Карусель», а также малых «семейных», рассчитанных на несколько человек. Игорь Малафеев считает, что если в квартирах и офисах будут такие спусковые устройства, проблема станет намного менее острой. Система предельно проста в использовании, никакой специальной подготовки не требуется. «Карусель» тоже проста — блок-тормоз, веревка, специальные зажимы. Эвакуацию с высоты до 150 метров можно провести силами двоих человек.

Но... в условиях современного строительства эти системы практически неприменимы. По словам Бориса Лазаревича, «для того, чтобы вести эвакуацию людей, надо иметь не только средства спасения, но и возможность закрепить их на здании. А на большинстве наших небоскрёбов этого не предусмотрено. Современная эстетика – сплошной застекленный фасад. На улице Одоевского, закрепляя систему спуска на кровле, пришлось потратить полный день. На пожаре же время, отпущенное для эвакуации людей, обычно составляет 15 – 20 минут. Потом спасать из огня уже некого.

Никто не понимает ужаса положения, пока гром не грянет. В 2008 году был принят «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» для строящихся домов. Когда этот регламент выпустили, я его прочитал и написал письмо трём заместителям министра чрезвычайных ситуаций Сергея Шойгу, пытаясь довести до их сведения, что в документе совершенно не учтена специфика высотных зданий. Ни слова о том, что они должны быть оборудованы точками крепления для систем спуска! В территориальных строительных нормах Санкт-Петербурга 2006 года существовало положение о точках крепления – но сейчас эти нормы отменены регламентом».

Пренебрежение правилами началось не вчера. Игорь Малафеев рассказал, почему погибло столько людей во время знаменитого пожара в гостинице «Ленинград». Оказывается, исключительно по недомыслию проектировщиков – роковую роль сыграл козырёк над входом в гостиницу, из-за которого пожарные лестницы не доставали до окон.

Положение внутри домов не контролирует вообще никто. 30 июня 2005 года прошли учения МЧС на бизнес-центре «Петровский форт» (детище корпорации «Строймонтаж» и персонально её владельца, ныне банкрота Артура Кириленко) с несколькими сотнями офисов. Уже по ходу подготовки к учениям выяснилось, что окна в здании попросту... не открываются, так как уровень подвесного потолка оказался ниже верхнего края рамы. А разбить стекло современного окна практически невозможно. В случае пожара работники «Петровского форта», сгорая заживо, даже в окно не смогут выброситься! Правда, на фасадах, выходящих во двор, есть галереи, куда, в принципе, можно выйти – но что толку? Автолестница не может въехать во двор из-за слишком низкой арки.

Но как же пожарный надзор, который должен не допускать таких вещей? По словам Игоря Малафеева пожарный надзор есть, да только рычагов власти у него нет. Владельцу офиса дешевле заплатить штраф, чем переделывать интерьер, за который заплачены миллионы.

Роковое иждивенчество

Если вспомнить широко применяемые суперсовременные материалы, которые мгновенно сгорают, выделяя при горении ядовитые вещества, становится ясно: город застроен гигантскими ловушками для людей.

«Это так и есть, – соглашается Борис Кашевник, – но для того, чтобы это дошло до тех, кто принимает решения, надо, чтобы произошла трагедия. Как-то нас пригласили провести учения на Витебском проспекте, 73. Дом новый, готов под сдачу, уже заселяется. Приезжаем туда, встречаемся с представителем застройщика, который демонстрирует, что у него всё согласно предписаниям: вытяжная вентиляция, незадымляемые лестницы. Спрашиваем: а что есть для спасения жильцов верхних этажей? Отвечает, что по этому поводу не было никаких предписаний.

По теме

У нас имел место исключительный случай в жилом комплексе на Богатырском проспекте, 59 — проектанты озаботились спасением людей и с нашей помощью оборудовали 90 квартир дома, с 10 по 17 этаж, точками крепления. А потом дом заселили, в ТСЖ несколько раз менялись председатели и в итоге тщательно продуманные пути эвакуации оказались перекрыты кондиционерами, а застроенные балконы практически исключили возможность пользоваться точками крепления индивидуальных средств спасения. Вопрос полностью бесхозный».

Поразительнее же всего совершенная беспечность тех, кто в случае пожара станет его потенциальными жертвами — самих жильцов. Их очень волнует, например, как уберечься от воров, и совершенно не интересует, что с ними будет в случае пожара. Посмеиваться над пожарными нормами и правилами стало модно ещё с советских времён, хотя каждый их пункт оплачен жизнями людей.

Игорь Малафеев рассказал, что железные двери, которые ставят для защиты квартир, представляют собой серьёзное препятствие для пожарных. Запрет отделять перегородками и захламлять общие коридоры перед квартирами, с которым никто не считается, – тоже не прихоть домоуправления. Это – ещё одно препятствие, а в случае, если тамбур заставлен мебелью и вещами, – ловушка для охваченных паникой людей. Кроме того, собираемая рухлядь может ещё и загореться – и тогда жильцам будет отрезан путь к спасению.

Кто в этом городе вообще думает о безопасности? В ходе учений на Витебском проспекте в доме не нашлось людей, которые бы заинтересовались: а что тут делают пожарные? Сигнала тревоги никто не заметил, а один из жильцов, вышедший во двор вынести мусор, пояснил, что ничего не слышал за двумя железными дверьми. Спросили: не хочет ли он принять участие в учениях? Нет, такого желания он не изъявил. «Что вы будете делать, если начнётся пожар?» – спросили его и получили классический ответ: «Будем ждать пожарных».

Воистину, спасение утопающих — дело рук кого угодно, кроме самих утопающих...

Елена Прудникова

Публикуется в сокращении. Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 130, 14 - 20 июня 2010 г.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх