// // Легендарная военная лётчица Ольга Лисикова умирает при полном равнодушии властей

Легендарная военная лётчица Ольга Лисикова умирает при полном равнодушии властей

1139

Собачья жизнь героини

Ольга Лисикова
В разделе

Авторы американской книги «Танец со смертью» о русских летчицах Второй мировой войны посвятили фронтовой судьбе Ольги Лисиковой целую главу. Сегодня она, по собственному признанию, живёт в Павловском доме ветеранов, «как никому не нужная собачка».

Пока спасает помощь добрых людей, но нынешним летом выделенные ими деньги могут закончиться. Ожидалось, что проблемы удастся решить к 65-летию Победы, но чиновники ограничились казённой открыткой и палкой твёрдокопченой колбасы, которую 93-летняя женщина не может разжевать.

«Мы летим, ковыляя во мгле…»

О военных подвигах Ольги Михайловны газеты писали уже не раз. Особая любовь журналистов объясняется не только её героической биографией, но и близостью к их цеху. Перед войной она работала «матричницей» – так на профессиональном сленге называли пилотов, возивших из Москвы в Ленинград матрицы центральных газет, которые печатались у нас уже для всего Северо-Запада.

В годы Великой Отечественной Ольга Михайловна Лисикова, старший лейтенант Московской авиагруппы особого назначения 10-й гвардейской авиатранспортной дивизии, была единственной женщиной – командиром мужского экипажа транспортного самолёта.

«Мы летим, ковыляя во мгле, мы идем на последнем крыле…» – это про Лисикову. Летом 1941-го, вывозя раненых из-под Мсты, она сумела уйти от немецкого «мессершмитта», вогнав его в смертельное пике. Спасла экипаж и раненых, дотянув изрешеченный вражескими пулями борт до своих.

Всего за годы войны Ольга сделала 400 боевых вылетов – и больше трети из них в осажденный Ленинград. Сюда везла снаряды и хлеб, отсюда вывозила детей. Отдавала пайковую буханку и уходила в кабину. Только один раз и видела, как они делили стандартную полукилограммовую краюху на 60 кусочков.

В конце 1943-го ей довелось в составе четырнадцати бортов прорываться с боеприпасами и продовольствием к партизанскому отряду. Тринадцать самолётов вернулось на базу по причине нелетной погоды. Лисикова сделала невозможное. При нулевой видимости, когда ни о какой посадке не могло идти и речи. Был только один шанс выскочить к поляне с единственным костром – Ольга использовала его трижды. Каждый раз из открытой двери бортмеханик со штурманом выпихивали ящики с оружием и патронами, мешки с продовольствием.

За этот полёт командир экипажа была представлена к званию Героя Советского Союза, но награждение затормозил Особый отдел – муж лётчицы находился в плену. Восемь раз забрасывать во вражеский тыл разведчиков Ольге при этом почему-то доверяли.

В конце войны Лисикова работала в полку правительственной авиации. Возила дипломатов, артистов Большого театра, начальника Генерального штаба Антонова, потом три месяца выполняла спецзадание правительства в Арктике. Сегодня она нуждается в помощи, оказать которую, согласно отпискам чиновников, «не представляется возможным».

«Благодарность» любимой Родины

Бывшая лётчица очень не хотела переселяться в дом призрения, но два года назад выхода уже не было. Дочь уехала в Германию, предварительно выклянчив в подарок у матери квартиру, дачу и машину. Теперь дом Лисиковой – отдельная комнатушка в казарме, с казенной кроватью и холодильником. Директор музея гражданской авиации Натэла Сафонова год выбивала телефон, а когда районные и городские столоначальники соизволили подписать бумажки, он оказался уже не нужным – Ольга Михайловна почти оглохла.

По теме

«В 2007 году Лисикова О.М. по заключению сурдологического центра обеспечена слуховым аппаратом», – наврал в своем прошлогоднем ответе замглавы администрации Пушкинского района Дмитрий Берестов. На самом деле первый слуховой аппарат для Ольги Михайловны выделила бывший директор разрабатывавшего подобные приборы научно-производственного объединения Лидия Синицына, но сегодня его уже нет. Случайно упавший на пол аппарат выброшен вместе с грязным бельём «заботливыми» сотрудниками дома ветеранов. Неизвестно – дождётся ли Ольга Михайловна следующего. «…В настоящее время решается вопрос о получении нового слухового аппарата» – продолжал вдохновенно петь районный чинуша в марте прошлого года. С тех пор Лисикову только один раз возили на консультацию. Возможности вызвать специалиста в Павловск власти не нашли. Платить 15 тысяч рублей за изготовление аппарата женщине придётся, скорее всего, из собственной пенсии.

В доме ветеранов не предусмотрена круглосуточная сиделка. Ни вице-губернатор Людмила Косткина, ни председатель комитета по социальной политике Александр Ржаненков не хотят и не желают решать этот индивидуальный вопрос. Не оборудована комната ветерана и тревожной кнопкой, чтобы позвать на помощь, если станет плохо.

В результате женщина уже трижды падала с кровати, сломала бедро и теперь до конца дней прикована к инвалидному креслу. Гулять её вывозят только в хорошую погоду, в дождь и снег прогулка ограничивается катанием по коридору. Есть приютскую пищу она почти не может. Повернуться или сесть – сейчас такой же подвиг, как 66 лет назад посадка грузового самолёта на клочок земли под Львовом, где она разыскивала экипаж сбитого американского бомбардировщика. «Я здесь лежу, как никому не нужная собачка!» – плачет Ольга Михайловна.

С превеликим трудом директор музея гражданской авиации Натэла Сафронова нашла деньги и людей, которые ухаживают за её подопечной с 9 утра до 7 вечера за символическую плату. Она складывается из части пенсии и помощи генерального директора ОАО «Аэропорт «Пулково» Андрея Мурова. И всё равно не хватает. Нынешний год начался с долгов по зарплате. «Пулково» уже дважды продлевало срок договора о выделении 11,5 тысяч рублей в месяц на оплату работы сиделок. Но в июле спонсорская помощь должна закончиться, и возобновится ли вновь – неизвестно. Последний год Ольга Михайловна живет в постоянно страхе: вдруг дополнительных денег не найдут, и она останется одна?

На все обращения Натэлы Сафоновой в городской парламент, в Смольный, в Москву следуют либо отписки, либо молчание. Лисикова находится на полном государственном обеспечении, ей оказывается вся необходимая помощь, вам уже не раз давали ответ на ваши обращения – такое письмо получила Сафонова из общественной приёмной Владимира Путина. Мало шансов, но хочется верить, что Владимир Владимирович прочтёт эту статью и узнает, сколь «заботливо» его сотрудники отнеслись к проблемам Ольги Михайловны.

Публикуется в сокращении. Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 130, 14 - 20 июня 2010 г.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Михаил Марудов 08.02.2016 11:22

    все претензии нужно адресовать дочери, которую она хреново воспитала.

Еще на сайте
Наверх