// // Известный в Китае и Европе мастер традиционного Ушу – господином Чжун Ляньбао дал интервью Нашей Версии

Известный в Китае и Европе мастер традиционного Ушу – господином Чжун Ляньбао дал интервью Нашей Версии

1008

Бой с тенью

В разделе

За последние полгода в Петербурге было проведено несколько чемпионатов по боевым искусствам Ушу и Кунг-фу (кстати, в европейским обиходе эти названия, будучи разными определениями одного и того же явления, часто разделяются).

Именитые ушуисты, среди которых присутствовали многократные чемпионы России, Европы и Мира, демонстрировали зрителям красочные Таолу (комплекс формальных упражнений), «железную рубашку» (практика «жесткого цигуна»), фул-контактые боевые спарринги, вызывая одобрительный гул зала, возможно заставляя вертеться в гробу не один десяток классиков некогда мощнейшего боевого искусства планеты.

Вероятно, ироничная поговорка «Не путайте Ушу с распространённым в нашей стране одноимённым видом спорта» как нельзя лучше отражает положение, в котором сегодня оказались боевые искусства Востока. Современные представления об Ушу, Каратэ, Тхэквандо подчас кажутся просто апофеозом заблуждений: на сайтах даже именитых традиционных школ, всерьёз ведут речь о «десяти смертных грехах в буддизме», о том, что Ушу – это китайская оздоровительная гимнастика, а Кунг-фу – борьба, что все боевые искусства придумали монахи Шаолиня, и другие не менее курьёзные анекдоты, приводящие в замешательство любого, кто интересовался этой темой чуть глубже уровня современного кинематографа.

За некоторым исключением, не лучше обстоят дела и на практике. Нередко демонстрирующего мастерство владения собственным телом ушуиста в спарринге легко «выносит» любой начинающий боец Муай-Тай и не обладающий какими-либо особыми навыками уличный «быдляк». На спортивном же ринге Ушу превратилось либо в бессмысленный «танец с саблями», либо в кик-боксинг, не имеющий ничего общего с уникальной системой психофизического тренинга, которая некогда наделяла тело бойца сверхъестественными для обычного человека способностями.

О том, почему мощное боевое искусство превратилось в выхолощенную спортивную дисциплину, корреспондент «Нашей Версии на Неве» поговорил с известным в Китае и Европе мастером традиционного Ушу – господином Чжун Ляньбао, который гостил в Петербурге в конце августа и встречался с представителями традиционных школ Северной столицы.

– Шифу (учитель – Ред.), вы много путешествуете по миру, доводилось ли видеть, как под эгидой Ушу не ведающей публике в лучшем случае показывают хороший рукопашный бой?

– Это явление повсеместно, оно происходит не только в России, но и в странах Европы, и в Китае. Всё вполне объяснимо: организаторы соревнований требуют зрелища, следовательно любое выступление должно соответствовать трём условиям: высоко, быстро, сложно. Но это не имеет никакого отношения к истинному боевому искусству. В традиционных стилях необходимо знать, для чего ты делаешь ту или иную Таолу. Ведь по сути дела, это тот же «бой с тенью». Ученик должен знать, что любое её движение имеет практическое применение, неважно удар это, захват или бросок. Спортсмен же просто театрально копирует движения. Спорт не ведает применения, он не уважает традиции, поэтому превращается в полную бессмыслицу.

Тот, кто знает соревнования, не знает применения тех движений, которые он так красиво делает. А кто знает применение, не будет участвовать в таком соревновании. Поэтому то, что вы видите – это не более чем акробатика. Человек, владеющий боевым искусством, просто не может так высоко и сложно прыгать, так выгибаться, так приземляться, ему это не нужно, это не имеет никакого практического смысла.

По теме

– Почему, на ваш взгляд, Ушу превратилось в спортивную дисциплину?

– Это связано с политическими событиями. Процесс начался после создания Китайской Народной Республики в 1949 году. Примерно с 1953 года наше правительство начало говорить, что традиционное Ушу нельзя распространять, оно не полезно для сплочения народа. В стране начал продвигаться спорт. Было принято решение показать всё лучшее, что есть в Китае. Начался всплеск Ушу: мир смотрел, удивлялся. Однако существовала чёткая градация того, что показывать можно, а что нельзя. Развивалось спортивое Ушу, а традиционные мастера остались в народе. Потом началась культурная революция, она продлилась 10 лет. Было большое затишье, все мастера ушли в подполье. Сегодня наше руководство говорит, что нужно восстанавливать традиции. Но не делает ничего для этого. Они уважают только красивые вещи, настоящее не пропагандируют.

Ваш президент – Владимир Путин, он молодец, нравится мне своим уважительным отношением к Ушу. Он приезжал в Китай, ему показали наш известный монастырь Шаолинь, бойцов, которые демонстрировали свою технику. Но что там увидел ваш Президент? Знают ли эти бойцы боевое применение тех красивых движений, которые они выполняют? Нет, скажу я вам, уже не знают, боевая техника почти выхолощена.

Мой родной город Янтай – там много мастеров Танлан-Цуаня (стиль Ушу – Ред.), это родина стиля. Соответственно там много мастеров. Иностранцы могут придти учиться к любому мастеру, но не все из них знают практику применения тем движениям, которые они делают. Практика ушла. Та же история в Гонконге: много школ, которые учат Ушу, но не все знают применения своего стиля. У нас осталось очень мало хороших мастеров, не все из них готовы передать своё умение. Ведь в основе Ушу лежит традиция, которая передаётся от ученика к учителю. Учитель ищет достойных среди своих учеников, и если не находит, может не передать своё мастерство.

Например, у моего шифу – мастера традиционного искусства Лин Дзиньшаня, было трое сыновей. Никому из них он не передал настоящего мастерства. Даже среди моих учеников не все знают применения техники. Вторая сторона медали кроется в том, что не каждый способен взять мастерство. Это долгий, кропотливый труд, за короткий период ничего не придёт. Из 10 тысяч учеников может успеть 1–2 человека, не больше, оно поэтому и называется – искусство. Боец учит и традиционное Ушу. Но это вовсе не значит, что он высокого уровня. Он может выйти на бой и не суметь его применить.

–Западную цивилизацию с Ушу познакомил Брюс Ли, однако непредвзятый анализ биографии показывает, что его образ сильно раздут. Вы считаете, Ли был хорошим бойцом или же Китай просто нуждался в национальном герое?

– Много, кто о нём говорит, но мало тех, кто его знает по-настоящему. Это был молодой человек, настоящего мастерства он не успел взять, но Ли совершил настоящий подвиг тем, что распространил Ушу во всём мире.

– Правда ли, что его убили сами китайцы за то, что он, якобы, выдал какие-то секреты боевого искусства европейцам?

– Он не знал каких-то особенных секретов Ушу. Но зато много сделал для его развития.

– В современной Европе вам доводилось видеть настоящих мастеров?

– Во время путешествий я встречался с некоторыми известными мастерами, но поскольку мы не соревновались, не знаю их профессионального уровня. Сильные мастера не хотят показывать своё мастерство. К тому же в этой структуре есть негласное правило – не критиковать друг друга, поэтому про тех, кто не столь силён, говорить ничего не могут.

– Сегодня в сети Интернет выложено очень много роликов, где показаны мастера «бесконтактного боя» которые энергетическими ударами могут уложить человека, находящегося за несколько метров. Понятно, что эта идея обросла множеством поклонников, говорят, что систему бесконтактного боя применяли не только мастера дзенских искусств, но и русское казачество, и даже спецназ ГРУ. Вам доводилось встречать таких мастеров?

По теме

– Нет, я таких не встречал. В Китае, кстати, много говорят об этом. Существуют мнения «за» и «против». Но на мой взгляд – человека, который занимается Ушу 50 лет, бесконтактный бой не реалистичен.

– Вы говорили, что сами начали заниматься Ушу с 1953 года. То есть по времени это совпало с началом «спортсменизации» боевого искусства. Приходилось ли вам «маскироваться» на занятиях? Например, в период запрета Каратэ в СССР, наши каратисты делали вид, что занимаются «оздоровительной гимнастикой Тай-Цзы».

– Нет, мне повезло, я не маскировался. Тогда ещё всё было легальным, и я со своими братьями попал к мастеру традиционного искусства, у которого взял стиль «Кулак богомола семи звезд». Мой шифу Лин Дзиньшань был добродушный человек, мы начали учёбу, когда ему было почти 70 лет. Ушёл он из жизни в возрасте 87 лет, после чего я возглавил школу и возглавляю её до сих пор.

– Какова система тренировок ваших учеников?

– Я заставляю их заниматься минимум по 45 минут ежедневно. Чтобы овладеть Ушу, необходимо заниматься каждый день, делать много повторений, постоянно помнить о применении. Такая система тренировок будет очень эффективна. Сам я тренируюсь по часу в день и ещё несколько часов преподаю.

– На прошедшей Олимпиаде в Лондоне китайская сборная удивила весь мир, взяв второе место по количеству золотых медалей. Многие СМИ, в том числе и «Наша Версия на Неве» задавалась вопросом: неужели китайцы изобрели генный допинг, и в прямом смысле слова научились выращивать идеальных спортсменов?

– Генной инженерии такого уровня у нас нет (смеётся). Просто представьте себе население Китая. Говорят, что там живёт 1,3 миллиарда человек, но на самом деле мы практически перешагнули отметку в полтора миллиарда. Среди такого огромного населения просто больше возможности найти потенциально сильных спортсменов. Если мы сравним 7 миллиардов населения земного шара, то шансы повышаются. К тому же, в нашей стране заложена новая база для развития спорта. Раньше у нас не был развит спорт, и никто не знал, насколько можно соревноваться с другими странами. К пекинской Олимпиаде мы начали развиваться, соответственно те успехи, которые тогда заложили, были усовершенствованы на минувшей Олимпиаде в Лондоне.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 06.09.2012 14:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх