// // Теория и практика школьного образования

Теория и практика школьного образования

613
В разделе

Минобрнауки обнародовал проект постановления Правительства «Об утверждении правил оказания платных образовательных услуг». Документ должен дополнить новый закон «Об образовании», обоснованные разговоры о котором в социуме вряд ли будут продолжаться. Закон в печатном виде представляет собой несколько десятков страниц текста (13 глав, 111 статей), в нём и чёрт ногу сломит.

Минобрнауки обнародовал проект постановления Правительства «Об утверждении правил оказания платных образовательных услуг». Документ должен дополнить новый закон «Об образовании», обоснованные разговоры о котором в социуме вряд ли будут продолжаться. Закон в печатном виде представляет собой несколько десятков страниц текста (13 глав, 111 статей), в нём и чёрт ногу сломит. Впрочем, 1 сентября 2013 года он, как и названное Постановление, вступит в силу. И родителям, подающим этой весной документы детей в первый класс, копья ломать уже не стоит. Правда, тут есть одна странность: если по закону образование у нас остаётся бесплатным, о каких платных образовательных услугах может идти речь? И пока школьники, педагоги и родители пребывают в «беззаконии», корреспондент «Нашей Версии на Неве» попробовал разобраться, зачем нужно законодательное закрепление очередной образовательной реформы, что в реальности происходит в школах, что думают об этом чиновники и что нам «светит» дальше…

То, что новый закон нужен был, как воздух – очевидно. Ведь, что бы ни говорили чиновники, утверждающие, что советская система общего среднего образования сохранена, два десятилетия демократизации «проехались» по ней с особой страстью. В период лихих 90-х и ненависти ко всему советскому мы потеряли не только большую часть педагогических кадров, от нищеты променявших указки на клетчатые баулы с иноземным барахлом, но и утратили единообразие среднего образования. В одном и том же городе, на одной и той же улице, в двух разных школах детей могли учить абсолютно по разным программам и учебникам.

А в силу нехватки учителей некоторые «неглавные» предметы порой оставались для школьников загадкой. Так что лучше не стоит публично ужасаться тому, что кто-то не знает, куда впадает Волга или кто такой Мендель (не путать с Менделеевым!). Из этого-то провала начали «расти ноги» вузовских проблем: уровень выпускников был настолько разным, что, даже поступив в вуз, многие не могли продолжать образование из-за элементарной нехватки знаний. И вузы вынуждены были заниматься послешкольным ликбезом.

В надежде всех подравнять

Экспериментальное введение в 2001 году Единого Государственного Экзамена (ЕГЭ) можно рассматривать, как попытку «причесать всех под одну гребёнку». Спрашивать стали со всех одно и то же. Но вот что, кому и по каким пособиям до этого преподавали? Это вам не СССР, где от Камчатки до Калининграда все учили английский по учебнику Старкова, а физику – по Перышкину и Родиной, и обладали примерно одним объёмом знаний. Ведь чтобы требовать результатов, надо сначала задать уровень. Словом, нужны были Единые Федеральные Государственные Образовательные Стандарты (ЕФГОС), и с 1 января 2010 года (представляете, сколько длилась образовательная неразбериха!), их начали вводить для начальной школы.

Ныне стандарты разработаны уже для трёх классов I ступени обучения, а экспериментально опробуются и в пятых классах. С введением программ «Школа России» и «Школа 2100» шансов на усреднение знаний прибавилось, хотя, как мама второклассницы, могу сказать: вопросов к составителям этих программ немало. Например, кто решил, что человеку в восемь лет полезнее знать про экосистему и горообразование, нежели, как из насыщенного солевого раствора образуются кристаллы? Кто сочиняет задачи про несметное количество колёс и техники, заканчивающиеся вопросом «На сколько колёс у автобуса больше, чем у велосипеда?» или про медведей, которые почему-то «улетели с крыши»? Или почему на уроках музыки приоритетом является знание определения «реквием», чем простое узнавание музыки на слух?

По теме

Заройте ваши денежки

Массового характера обсуждение закона «Об образовании» в обществе не приобрело: пассивности народа, уверенного, что «там, наверху всё лучше знают», нет предела. А уж по умению отдавать в чужие руки свои деньги и вовсе – россиянам нет равных.

Наши люди предпочли уступить право внесения в проект бесконечных поправок (по словам председателя комитета по образованию Санкт-Петербурга Жанны Воробьёвой, только в окончательный вариант закона их было внесено 1142) педагогическому сообществу. Считать это сообщество доныне несчастным и обделённым никак нельзя: средняя заработная плата петербургских педагогов составляет сегодня 32 тыс. рублей. Зато родителей можно только пожалеть.

В доказательство этого приведу калькуляцию моих личных февральских расходов на школу. Помимо взноса в фонд класса (1500 руб. на питьевую воду, стаканчики, туалетную бумагу, подарки детям и учителям к 23 февраля, 8 марта, окончание учёбы и т.п.), я сдала на учебник по английскому языку 795 руб., 1800 руб. – на учебные тетради для третьего класса, на оплату завтраков за январь-февраль – 204,6 руб. (не радуйтесь, мы просто месяц болели), на обеды ребёнку (раз в неделю она задерживается в школе и вынуждена обедать там) – 240 руб., на культпоход в театр – 500 руб. Ещё нам было предложено сдать в фонд школы до 1000 руб. и подумать над ремонтом класса, который (только работа) обойдётся в 30 тыс. руб. И это неполные итоги (уверена, что кошелёк за четверть придется раскрывать ещё не раз) лишь одного родительского собрания, которых бывает не менее четырёх в учебном году.

Также представители школы указали на необходимость по окончании второго класса сдать в школьную библиотеку учебники, между прочим, купленные нами за собственные деньги. Мол, тогда третьеклассники отдадут нам свои… Ещё было рассказано, что школа не имеет средств на обслуживание приобретённой на средства гранта правительства города компьютерной и иной техники. Наслушавшись вдобавок разговоров родителей о возможном ЕГЭ по окончании начальной школы, признаюсь, я ушла домой в подавленном состоянии…

Все мучавшие вопросы я задала на ближайшей пресс-конференции Жанне Воробьёвой. Оказалось, что бюджетом города предусмотрено обеспечение учебниками всех учеников начальной школы (прошлогодняя буча, поднятая родителями и журналистами, сыграла свою роль). Так что сдавать купленные на кровные денежки книжки (основной комплект книг для первого класса обошёлся нам в 2900 руб., для второго – куда скромнее, 2000 руб.) можно только из благотворительных побуждений. Относительно обслуживания техники Воробьёва сообщила, что оно тоже заложено в средства, отпускаемые школе. А вот по поводу формы контроля знаний по окончании начальной ступени ответ получен был размытый. Мол, будут тестовые задания по всем предметам, но это не ЕГЭ.

Поскольку к горообразованию, истории открытия Америки и географическому обзору крупнейших стран мира (предмет «Окружающий мир») со следующего года у нас прибавится курс отечественной истории, а в четвертом ещё и религиозная культура (это не считая риторики, музыки, русского и английского языков, математики, изо, технологии, литературного чтения), создаётся впечатление, что составители стандартов стремятся вместить в начальную школу все основные знания, какие только могут пригодиться в жизни. И ЕГЭ не избежать, и сказать могут: «Минимум освоен, а за остальное платите»...

Хорошего хватает, но…

Что же такое новый закон «Об образовании»? Он чётко определяет основные понятия (образование, воспитание, обучение, образовательный стандарт, инклюзивное образование и др.), называет участником образовательных отношений не только педагогического работника, но и родителей с детьми. Также определены в законе гуманистическая и светская направленности образования, что не может не порадовать поборников защиты детского здоровья и свободы вероисповедания.

Замечательно, что продлены сроки действия результатов ЕГЭ: теперь, сдав экзамены по окончании школы, можно четыре года (вместо двух) спокойно решать свою профессиональную судьбу и выбирать вуз по душе. Также радует пункт, гарантирующий создание необходимых условий для получения без дискриминации качественного образования лицами с ограниченными возможностями здоровья.

По теме

Главное: чёрным по белому записано: «гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые». Но п.6 ст.4 («Правовое регулирование отношений в сфере образования») смущает до невозможности: «В случае если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора».

Напоминает сетевой анекдот о том, как немец, дабы проверить, читают ли в России договора перед подписанием, включил в свой договор пункт о нападении инопланетян: наши всё равно подписали. Означает ли это, что в любой момент наше государство может подписать с Гондурасом международное соглашение о платном образовании или нет?

Да вы сами хотели заплатить!

Теперь о проекте постановления «Об утверждении правил оказания платных образовательных услуг». В его п. 3 сказано, что государственные школы не имеют права брать плату за обучение в рамках ЕФГОС: «Платные образовательные услуги не могут быть оказаны вместо образовательной деятельности, финансовое обеспечение которой осуществляется за счёт бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов. Средства, полученные исполнителями при оказании таких платных образовательных услуг, возвращаются оплатившим эти услуги лицам». Пока что фраза эта может касаться лишь начальной ступени да участвующих в эксперименте избранных пятиклассников – остальные стандарты-то отсутствуют…

То же касается и фразы: «Отказ заказчика от предлагаемых ему платных образовательных услуг не может быть причиной уменьшения объёма уже предоставляемых ему исполнителем образовательных услуг» (п.5 проекта постановления о правилах). Определите сначала все стандарты, господа, да так, чтобы родители ознакомились с ними до принятия законов!

Ничем не лучше и пункт, подтверждающий высказанные опасения: «Организации, осуществляющие образовательную деятельность за счёт бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов, вправе осуществлять за счёт средств физических и (или) юридических лиц образовательную деятельность, не предусмотренную установленным государственным или муниципальным заданием». То есть платные уроки в школах «сверх» обязательных учебных часов всё же могут случиться.

Впрочем, что мы тут разговорились: родительские дискуссии отринуты уже самой формулировкой, которая гласит, что постановление об утверждении правил оказания платных услуг – правительственный продукт (п. 9 ст. 54 ФЗ «Об образовании»). Да к тому же (в отличие от самого образования) его реализация не потребует выделения дополнительных средств из федерального бюджета.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 19.03.2013 16:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх