// // Каждая десятая смерть в неволе – рак, эту статистику может пополнить и петербургский предприниматель Сергей Петров

Каждая десятая смерть в неволе – рак, эту статистику может пополнить и петербургский предприниматель Сергей Петров

3252

Главврач российских тюрем снят с должности

В разделе

Две недели назад Президент России своим указом №292 освободил от занимаемой должности начальника управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН полковника внутренней службы Сергея Воробья. Причина отставки не афишируется, а счёт умершим за решёткой идёт на тысячи…

Как считают правозащитники, до Владимира Путина каким-либо образом удалось донести информацию о высокой смертности в пенитенциарных учреждениях. Ведь не так давно сам Сергей Воробей в своём докладе признал, что в 2014 году в учреждениях УИС скончались от болезней 4097 человек. Почти четверть из них – от сердечно-сосудистых заболеваний, а каждого десятого добил рак. Одновременно с этим главврач российских тюрем хладнокровно сообщил, что из года в год сокращается число освобождаемых от наказания по болезни. Так, в прошлом году из 3758 человек, страдающих тяжёлыми заболеваниями, которые входят в перечень по постановлению Правительства РФ №54, на свободу вышли только 902 подследственных, подсудимых и осуждённых.

Как в действительности осуществляется медицинская помощь в системе ФСИН, наглядно свидетельствует, например, история с петербургским предпринимателем Сергеем Петровым, который полтора года содержится под стражей в СИЗО Махачкалы. Прошлым летом мы сообщили о том, что бизнес-омбудсмен Северной столицы Александр Абросимов был вынужден обратиться к дагестанскому уполномоченному по правам человека с просьбой проверить условия содержания Петрова в следственном изоляторе («Слово» и «дело», «Наша Версия на Неве», № 25 (333), от 07.07. – 13.07.2014). У подследственного обострилось заболевание позвоночника и отнялись ноги, а на ознакомление с уголовным делом старика, в прямом смысле слова, приносили на носилках.

То, что в любой цивилизованной стране вызвало бы шок, в солнечном российском Дагестане, видимо, считается нормой. По мнению врача махачкалинского СИЗО, обездвиженный пожилой арестант был обычным симулянтом. Поэтому «гражданских» медиков, способных оказать петербуржцу квалифицированному помощь, к Сергею Петрову категорически не допускали.

Но, по сравнению с тем, что произошло недавно, на ситуацию годичной давности не стоит даже обращать внимание. В апреле у Сергея Петрова наступил острый рецидив базально-клеточного рака. Он и ранее страдал злокачественной опухолью кожи, был прооперирован в онкологическом центре в Санкт-Петербурге. Этот вид онкологического заболевания страшен тем, что поражает ткани вглубь – внешне поначалу выглядит вполне безобидно, однако стремительно разрушает нервы, хрящи и кости. У Петрова опухоль вплотную подобралась к глазам, и если ему вовремя не будет оказана помощь онкологов, человеку грозит как минимум полная утрата зрения.

Родные и адвокаты петербургского предпринимателя забили тревогу – заявления с просьбой безотлагательно обеспечить высокотехнологическую медицинскую помощь были направлены в Генпрокуратуру и республиканское УФСИН. Но тут кричи – не кричи: врачей-онкологов в системе тюремной медицины в Махачкале нет. Более того, эскулапы в погонах отказали раковому больному даже в проведении ему магнитно-резонансной томографии (МРТ). Начальник МСЧ-5 ФСИН России Ахмад Сайпудинов письменно известил, что «в настоящее время здоровье Петрова С.Б. удовлетворительное, в проведении каких-либо дополнительных медицинских мероприятий не нуждается». Полковник внутренней службы Сайпудинов пока ещё носит те же звёзды, что и его недавний московский босс Сергей Воробей. От столицы до Каспия – почти 1600 километров, здесь своя жизнь и другие законы.

По теме

Например, в конце июня 2014 года в СИЗО №1 Махачкалы наведались представители Общественной наблюдательной комиссии. Странное дело, они не заметили обезноженного Сергея Петрова, зато рекомендовали тюремному начальству оказать медицинскую помощь страдающему болями в почках Магди Рамазанову, поставить капельницу больному гепатитом Рустаму Хидиеву, обследовать опухоль за ухом Сулейману Магомедову и обеспокоиться выпавшей пломбой из зуба Газимата Абучева. Безусловно, каждый из них нуждается во внимании медиков. Вот только все, отмеченные общественниками, способны дойти до врача на своих двоих, а Петров – лишь на носилках.

Вообще, этот следственный изолятор в Махачкале считается печально известным. В 2013 году его обитатели дважды объявляли голодовку, пытаясь протестовать против нарушения своих гражданских прав. И хотя вину в совершении каких-либо преступлений тех, кто здесь содержится, ещё предстоит доказать, положение людей сродни скотскому. Полтора года назад адвокат Зияутдин Увайсов вынужден был обратиться в прокуратуру Махачкалы из-за того, что его подзащитному – Шамилю Баймамбетову, страдающему астмой, не просто отказывались оказывать медицинскую помощь, но и перестали отдавать лекарства, переданные родственниками.

По всей России разбросаны десятки таких СИЗО. На прошедшей в конце марта пресс-конференции в Москве члены Общественных наблюдательных комиссий вынуждены были признать – люди содержатся в пыточных условиях, а медики ФСИН сознательно скрывают смертельные диагнозы. По убеждению сопредседателя Ассоциации независимых наблюдателей тюрем и полиции Валерия Борщева, «тюремные врачи носят погоны и подчиняются не медицинскому руководству и клятве Гиппократа, а руководству тюрьмы и приказам, как обычные офицеры». Так, санитарный врач, не имеющий соответствующей квалификации, может по приказу выполнять обязанности терапевта, что было бы невозможно в системе гражданского здравоохранения.

Знал ли о таких приказах полковник внутренней службы Воробей – кандидат медицинских наук и доцент? На вопрос ведомственного журнала «Преступление и наказание» в октябре 2014 года – каковы приоритетные направления деятельности пенитенциарной медицины, он без промедления ответил: «Самое главное – ни в коей мере не нарушать условий оказания медицинской помощи»…

Онкобольной Сергей Петров надеется дождаться МРТ и высокотехнологического лечения ещё в этой жизни. Хотя президент фонда «Социальное партнерство» Любовь Волкова может напомнить, как сложилась судьба содержавшегося в «Матросской тишине» 48-летнего предпринимателя Николая Козлова. Правозащитники неоднократно пытались добиться от УФСИН, чтобы страдающего раком человека, который был осуждён по экономической статье («мошенничество»), освободили из-под стражи. У него шла лёгкими кровь, однако тюремные врачи упорно утверждали, что Козлов болен бронхитом или пневмонией, и достаточно лечить его бромгексином. Когда всем стало понятно – предприниматель больше не жилец, был в спешном порядке организован суд, осуждённого буквально вытолкали на свободу. Николай Козлов умер на следующий день.

С недавних пор обязанности начальника управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН исполняет полковник внутренней службы Александр Приклонский. Прежде он служил в этом же управлении первым заместителем. Последуют ли вслед за столичными перестановками отставки в СИЗО Махачкалы? И главное, успеет ли увидеть солнечный свет противостоящий базально-клеточному раку петербуржец Сергей Петров до тех пор, пока полностью не ослепнет?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.06.2015 21:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх