// // КОРательная вакцинация

КОРательная вакцинация

767
В разделе

«Может быть допущен в детский сад после отмены постановления по кори». Столь беспрецедентная запись в детских медкартах начала появляться этой весной, после того как главный санитарный врач Петербурга Игорь Ракитин запретил не вакцинированным детям появляться на пороге дошкольных учреждений. Их родители опасаются, что доселе не отменённые приказы главы питерского Роспотребнадзора лишь предваряют глобальную прививочную кампанию, в которой по разным обстоятельствам сегодня не хотят принимать участие сотни петербургских семей. В причинах противостояния сторон разбирался корреспондент «Нашей Версии на Неве».

Напомним, что вспышка кори в Петербурге пришлась на зимние месяцы 2012 года. В силу незначительного числа болеющих (1,6 на 100 тыс. населения, что согласно методическим указаниям главного государственного санитарного врача РФ является низким показателем) эпидемию в Петербурге никто не объявлял. Однако меры для поправки эпидемиологической ситуации были предприняты. По всей видимости, адекватность этих мер в ближайшее время предстоит оценить городскому суду.

В феврале-марте глава питерского Роспотребнадзора Игорь Ракитин издал два постановления, которые поставили не привитых от кори малышей «вне закона». Первое, февральское, предписывало не принимать таких детей в ДОУ, а второе, мартовское, и вовсе обязало «зачистить» от них все дошкольные учреждения. Чиновники сделали исключение разве что для дошколят с длительными (от трёх месяцев и более) медотводами от прививок. Тем же, чей страх перед вакциной не был обоснован авторитетной справкой, предоставили возможность и дальше отстаивать свои права. Но уже вне садиков и за свой счёт. Правда, как тогда предполагалось, меры эти были временными.

Незадолго до «ракитинского» постановления практически аналогичные условия родителям поставил главный санитарный врач Москвы Николай Филатов, к слову сказать, ныне отстранённый от должности по обвинению в коррупции. Сам Николай Николаевич назвал все обвинения «галлюцинациями Геннадия Григорьевича». Тем не менее, некоторые аспекты «антикоревой кампании» в Москве вызывают не меньше вопросов, чем действия его питерских коллег.

Кого защищают врачи?

«Закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» предусматривает ограничение прав детей на посещение ДОУ, – пояснила «Нашей Версии на Неве» правозащитник Арина Покровская, – Но только в случае возникновения массовых инфекционных заболеваний или при угрозе возникновения эпидемий. Причём это должно быть указано письменно главными санитарными врачами по регионам. Если проанализировать постановления главных санитарных врачей Москвы и Петербурга, мы увидим, что ни одно из этих условий там не указывается. Документы содержат весьма размытые формулировки типа «превышение порога заболеваемости».

От подобных упрёков петербургский Роспотребнадзор, а следом и прокуратура Северной столицы, отбивались тем же законом «Об иммунопрофилактике». Правда, не особо вдаваясь в его детали. Странно, но чиновники предпочли опустить поправку на то, что закон вообще не требует «эвакуировать» не привитых детей из ДОУ. А уж тем более не разделяет их на «медотводников» и «прочих».

В нюансы нормотворчества главного санитарного врача Петербурга, понятно, не охотно вникают привыкшие «рубить врага с плеча». Однако мотивы господина Ракитина всё же вызывают недоумение. Например, кого же защищают его постановления? «Нормальных» детей от не привитых? Или наоборот? Второго мнения, как выяснилось, придерживается петербургская прокуратура, которая, уверена: несоблюдение требований создаёт угрозу жизни и здоровью детей, не прошедших иммунизацию.

По теме

Позицию петербургских прокуроров опровергает официальная статистика. Оказывается, среди не привитых и заболевших корью этой зимой граждан – 36,4% отказались от вакцинации по медицинским противопоказаниям. И только 7,8% – по причине добровольных отказов. Что же, цифры вполне логичны. Иммунитет людей с медотводами по определению ослаблен. Стоит ли удивляться, что именно они в первую очередь являются потенциальными жертвами вредоносных микробов? Однако об их здоровье петербургский Роспотребнадзор как будто и не заботится. Ведь если бы угроза распространения кори была действительно велика, «медотводникам» в первую очередь запретили бы посещать ясли и детские сады. Означает ли это, что жизнь детей с ослабленным иммунитетом менее ценна, чем их здоровых ровесников? Или же под предлогом борьбы с корью, чиновники мстят родителям, чьи дети потенциально могут испортить картину «города свободного от кори»? Эти вопросы хочется адресовать лично Игорю Ракитину.

Чем лучше, тем хуже?

А вот ещё одним аспектом проблемы не худо бы заинтересоваться сотрудникам прокуратуры. Вспомним, что мартовское «отлучение» маленьких петербуржцев от детсада по времени совпало с двумя любопытными событиями. Во-первых, «антикоревое» постановление московского санитарного врача проверено столичной прокуратурой и некоторые его нюансы признаны не соответствующим законодательству. А вскоре и пункт, ограничивающий приём в детсады не привитых от кори детей в Москве, отменён.

Во-вторых, в то время как кривая заболеваемости корью в Петербурге шла на убыль, позиция петербургского Роспотребнадзора становилась всё жёстче. В конце марта детей велено не просто не принимать, но и удалять из детских садов без «выходного пособия»! При этом чиновники не устают напоминать: ВОЗ рекомендует две вакцинации от кори. Ведь примерно у 15% детей после первой прививки иммунитет против инфекции не вырабатывается. Ну либо со временем уменьшается. Следовательно второй укол важен не меньше, чем первый! Только вот несложные арифметические действия приводят к очевидным выводам: около 85% детей не нуждаются в повторной вакцинации в шесть лет. Однако многие родители не знают, а чиновники молчат: повторной вакцинации, а следовательно её негативных последствий, можно избежать. Ведь существует анализ IgG антител к вирусу кори! Если эти антитела присутствуют в крови в достаточном количестве, считается, что у человека есть иммунитет к этому заболеванию.

«Тем не менее родителям и сотрудникам школ, садиков не предлагается сдать анализ IgG антител, – рассказала «Нашей Версии на Неве» петербурженка Татьяна Богданова. – Но даже если человек сам сдаёт этот анализ, он нередко сталкивается с необходимостью доказывать, что на данный момент вакцинация ему не нужна». Как тут не вспомнить начальника отдела материнства и детства комитета по здравоохранению Анатолия Симаходского, который ещё в марте заверил журналистов: в город планируется завезти 10 тысяч доз вакцины. При том, что ещё не все прошлые запасы истрачены. «Интересно, что ожидает ответственных должностных лиц из здравоохранения и санэпиднадзора, если часть вакцины окажется невостребованной и просроченной?» – задаются вопросом участники общественной организации «Здоровье. Информированный выбор!». Но, по всей видимости, такая ситуация уже не случится.

Если верить сообщениям официальных СМИ, в Петербурге ещё в начале года насчитывалось более трёх тысяч детей до 17 лет, не привитых от кори. После «ракитинских» постановлений это число существенно сократилось – судя по всему, угроза остаться на руках без официального больничного, работы и денег заставила пересмотреть свои позиции, по крайней мере, часть родительского сообщества. Едва ли с таким подходом вакцина залежится на складах.

Не будут брать – отключим газ!

Среди участников различных антипрививочных сообществ Петербурга очень мало тех, кто одержим идеей заговора против мировых фармацевтических корпораций. Как правило, большую часть не желающих делать прививки составляют либо верующие люди (клеточная основа вакцины от кори была некогда получена нравственно не приемлемым для них способом – из абортивных материалов), либо те, кто воочию видел негативные последствия прививок у детей.

«Есть противоречивые исследования, как подтверждающие связь между развитием бронхиальной астмы и вакцинацией, так и не находящие эту связь, – пояснила свою позицию Татьяна Богданова. – Но если нет достаточных исследований, почему я должна подвергать своего ребенка риску развития бронхиальной астмы, при том, что аллерголог ставит нам высокий риск развития этого заболевания – 90%! Во-первых, родители аллергики, во-вторых, ребёнок уже перенёс два обструктивных бронхита. К тому же у нас было сильное осложнение по невропатологии после прививки АКДС. Проявления атопического дерматита наблюдались у ребенка с третьего дня жизни, 7–8 раз в год ребёнок переносит ОРВИ.Однако для врачей это не даёт оснований дать нам медотвод от прививок. И если раньше мы писали отказ, то теперь мне пришлось потратить 2 месяца, собрать мнение огромного числа врачей, дойти до заведующей нашей районной поликлиники, чтобы получить медотвод всего на 3 месяца! А затем нам снова нужно будет проходить всех врачей?! Сомневаюсь, чтобы за это время моя дочь резко выздоровела… Кроме того, моей дочери 4 года, а дети этого возраста обычно переносят корь без тяжелых последствий (информация ВОЗ). Собрав всю эту информацию, я осознанно выбираю пока не делать прививку».

Интересно, сколько родителей на фоне безвыходных условий («Не будут брать – отключим газ!») были вынуждены вакцинировать ребёнка во вред его здоровью? По всей видимости, такую статистику никто не ведёт.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 01.06.2012 15:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх