// // Что думают в российском сенате о законе? Кто укажет путь шарахающейся Фемиде и отправят ли зэков поднимать экономику?

Что думают в российском сенате о законе? Кто укажет путь шарахающейся Фемиде и отправят ли зэков поднимать экономику?

943

Право верхних…

В разделе

В непростое время живём. Едва ли каждую неделю телеэфир взрывается громкими разоблачениями – высокопоставленные чиновники, генералы силовых ведомств, представители политической элиты, громкие фамилии из бизнес-среды. Одни фигуранты сразу шагают из высшего света за решётку, другие почему-то отделываются сущей чепухой.

Самое время поговорить об общем реформировании судебной системы, расширенном применении условно-досрочного освобождения и полномочиях судебных приставов. Собеседник «Нашей Версии на Неве» – сенатор Сергей Фабричный, который этим летом вошёл в состав рабочей по совершенствованию судебного и процессуального законодательства.

Статус каждого эксперта в ней закреплён отдельным распоряжением Кремля. Возглавляет команду реформаторов председатель комитета Госдумы РФ по законодательству Павел Крашенинников. В составе рабочей группы – сотрудники Администрации президента РФ, федеральных органов власти и научного сообщества…

– Мы провели несколько достаточно напряжённых сессий. В общей сложности тридцать законопроектов были подготовлены и проведены через Государственную Думу и Совет Федерации. Это новые нормативные акты и поправки в уже действующие законы по судоустройству и судопроизводству. Изменения затронут гражданский, арбитражный, уголовный, административный процессуальные кодексы. Предусматривается создание в России 9 кассационных и 5 апелляционных судов общей юрисдикции, не связанных рамками административно-территориального деления субъектов Федерации.

Например, если подаётся жалоба на решение Новгородского областного суда, то она будет рассматриваться не его президиумом, а надрегиональным апелляционным судом. Судебная реформа призвана гарантировать независимое и беспристрастное рассмотрение апелляционных и кассационных жалоб разными судебными инстанциями и разными составами судей.

– Насколько достоверна информация, что вы в качестве спецпредставителя Совета Федерации в министерстве юстиции непосредственно занимаетесь разработкой законопроекта о порядке прохождения службы судебных приставов?

– Абсолютно достоверна. В чём заключается главная проблема? Основные полномочия судебных приставов – это дознание, обеспечение порядка в зале судебных заседаний и исполнение решений суда.

Если посмотреть на перечисленные полномочия, то они не вяжутся с их сегодняшним статусом как государственных и гражданских служащих. Ведь вся государственная служба в Российской федерации делится на гражданскую, военную и иную. Наше предложение заключается в том, чтобы судебных приставов считали иной службой, потому что сейчас нет баланса между объёмом полномочий людей, имеющих право на ношение оружия, и имеющимся у них статусом.

Если удастся добиться изменений, то произойдёт и повышение и материального содержания приставов. Это тоже заложено в законопроекте. Субъектом права законодательной инициативы здесь является Правительство Российской Федерации. Кстати, сам законопроект уже готов и будет рассмотрен осенью.

А вот пример вроде бы совершенно из другой области, но он тоже подчёркивает стремление федерального законодателя ввести в нормальный гражданский человеческий оборот как можно большее количество наших соотечественников. Мы предложили внести изменения в уголовно-исполнительный кодекс, по которому лицам, которые осуждены на исправительные работы и отбывают наказание в колониях-поселениях, дать возможность трудиться и зарабатывать деньги за пределами пенитенциарных учреждений.

По теме

– То есть зэки смогут работать там, где не хватает специалистов соответствующего профиля? Или просто ощущается нехватка рабочих рук?

– Да. Для Новгородской области, скажем, эта проблема не столь актуальна, но для наших северных территорий – Красноярского края, Республики Коми, где есть предприятия, которые практически остаются без рабочих рук, она является злободневной.

Но если колония-поселение расположена в двухстах километрах от лесоперерабатывающего завода, где явно не хватает людей, для перемещения трудовых ресурсов нужно создать на территории предприятия специальный режим по стандартам Федеральной службы исполнения наказаний. Тогда те, кто отбывают наказание, смогут зарабатывать деньги. Больше денег, чем в пенитенциарных учреждениях. Это, соответственно, даст возможность возмещать ущерб, определённый решением суда, и в перспективе рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Одно из замечаний, которое было сделано, когда мы только подготовили законопроект, заключалось в том, что образно говоря, у этих людей жизнь будет более кучерявой, чем у людей, которые отбывают наказание в других местах. И мы исправили это положение, записав, что всё делается по стандартам Федеральной службы исполнения наказания. Должен быть единый режим как для тех, кто содержится в колониях-поселениях, где нет возможности работать, так и для людей, перемещающихся на территорию предприятий.

Сейчас из 26000 человек, которые отбывают наказание в колониях-поселениях, работают меньше 20000. И ещё порядка 5000 лиц осуждены к отбытию наказаний в исправительных центрах, где они также не включены в рабочий оборот. Мы рассчитываем на десятки тысяч необходимых рабочих рук и ресоциализацию граждан России, которые сейчас являются специфическим контингентом. Вот такой законопроект.

– А если количество таких людей резко увеличить, то может нам и пенсионная реформа не понадобится?

– Изменения в пенсионном законодательстве, я не хочу называть это пенсионной реформой, всё-таки затрагивают всех и каждого. И каждый из нас должен понимать, что на несколько лет, пока тема входит в постоянный жизненный оборот, она останется темой номер один.

Возьмём Новгородскую область. В начале 90-х годов региональное отделение пенсионного фонда получало финансовую поддержку из Москвы примерно 30% от общего объёма необходимых выплат. Сегодня эта поддержка достигла 64%. Чтобы обеспечить пенсии и дальше, размер страховых взносов в пенсионный фонд, должен составлять не 22%, как сейчас, а 37%. Я думаю, такого никакая экономика не выдержит.

Предложения по изменениям в пенсионном законодательстве продлены до конца сентября. Надо их подготовить толково. С учётом каждой категории населения и всех возможных рисков – для молодёжи, людей среднего возраста и тех, кто уже видели себя пенсионерами совсем скоро. Мне, наверное, как и другим представителям органов законодательной власти, хотелось бы, чтобы это решение принималось не в моё время.

Не готов утверждать, будут изменения или не будут. Сложно сейчас сказать. Но то, что разные спецпрограммы, спецпроекты по максимально большому числу категорий граждан России нужно готовить, это точно. Когда была пенсионная реформа 1956 года, то свои обещания перед советскими людьми власть по большому счёту выполнила. За исключением одного – не довели размер пенсии до 40% от заработной платы.

Я тоже буду готовить свои предложения. И в отношении людей, работающих на селе. И по поводу льготного выхода на пенсию для многодетных матерей. Я думаю, Правительство России по некоторым вопросам даже не может предположить, где возникнут те или иные проблемы. Например, у нас сейчас в Трудовом кодексе люди предпенсионного возраста как категория не выделяются. Может, следует вводить изменения поэтапно, учитывая возраст 63/65? Посмотреть, как это всё заработает.

А то Минтруд уже предлагает вводить для работодателей, которые увольняют граждан предпенсионного возраста, уголовную ответственность. Но это, как мне кажется, какой-то крайний вариант…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.08.2018 22:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх