// // "Дело академиков"

"Дело академиков"

674
2
В разделе

В подвалах здания РАН полиция обнаружила общежитие нелегальных мигрантов. Застать врасплох их не успели – стражи порядка предположили, что нелегалов оперативно вывезли в неизвестном направлении (это 200 иностранцев!), однако следы косвенного пребывания чужаков в святая святых неназванным злоумышленникам замести не удалось. Стоит ли уточнять, что «сермяжная правда» об использовании академического имущества открылась правоохранителям в день принятия законопроекта о реформе РАН во втором чтении?

Уже не за горами тот день, когда Аркадий Мамонтов сдёрнет овечьи шкуры со всех противников «более эффективного использования имущества», и общественность вероятно узнает, что типичный российский учёный – это педофил, гомопропагандист, продавец русских детей на Запад или, по меньшей мере, участник враждебных традиционным русским ценностям НКО.

Пока же в ответ на массовые выступления учёной общественности против поспешных преобразований старейшего научного заведения страны Правительство проводит лёгкую артподготовку. Намекая уважаемым людям устами Владимира Жириновского, что «у человека после сорока лет плохо работает голова», и гласом не менее заслуженного знатока человеческого мозга протоиерея Всеволода Чаплина, призывающего «ввести критерии дееспособности руководителей науки»...

Хроника принятия спорного законопроекта под названием (оно принципиально) «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» походила на блицкриг, участники которого узнают правила спецоперации по ходу продвижения в тыл «противника».

Необходимость преобразований в РАН обсуждалась несколько лет. В декабре с соответствующими предложениями выступил директор Института океанологии имени П.П.Ширшова РАН Роберт Нигматулин. «Если мы сами не модернизируем систему управления, это сделают другие», – заявил он в интервью «Независимой газете».

Однако тема заглохла и ударила обухом лишь в конце минувшего июня – на заседании Правительства. 28 июня законопроект, автор которого до сих пор «народ», был зарегистрирован и направлен председателю Госдумы. Познакомившись с его содержанием, депутаты осыпали проклятиями главу Минобразования Дмитрия Ливанова, который представил сырой документ, а спикер Госдумы Сергей Нарышкин требовал внимательно разобраться с тем, что «дают».

Предложенная реформа оказалась действительно радикальной. «Из законопроекта вытекает, что деятельность РАН, учреждённой Петром Великим, прекращается, и РАН в её нынешнем виде ликвидируется, – подчеркнул в своих замечаниях к документу директор Института государства и права, академик Андрей Лисицын-Светланов. – Согласно статье 19 законопроекта Российская академия наук будет считаться учреждённой представленным законопроектом. Историческая и юридическая преемственность с РАН, созданной в XVIII веке, будет утеряна. Будет устранено моральное препятствие для дальнейших реорганизаций РАН, вплоть до её ликвидации».

По закону документ такой сложности и важности действительно должен был пройти общественные обсуждения в течение двух месяцев. Однако правила игры поменялись буквально за день. Несмотря на то, что реформу не одобрило несколько профильных комиссий Госдумы, КПРФ устроила демарш, а научная общественность и вовсе потребовала отставки Дмитрия Медведева, законопроект был одобрен в первом чтении. С обременением: представить поправки до 15 часов 4 июля 2013 года.

Иными словами заинтересованным лицам предлагалось менее чем за сутки (!)

По теме

решить судьбу старейшего научного заведения страны. Но и это оказалось плёвым делом. Ведь в спор о судьбах Академии вмешался сам Владимир Путин. Он охолодил «плохих бояр», призвал их не затягивать реформу, но учесть мнения академиков.

Итак, первоначальный замысел Правительства РФ – ликвидировать РАН в её нынешнем виде и отдать управление имуществом в ведомственную подчинённость новому государственному органу. «Российская академия наук является основанным на членстве общественно-государственным объединением, учрежденным Российской Федерацией», – если верить Дмитрию Ливанову, авторы корпели над этой концепцией несчётное количество трудодней. Однако уже в пятницу бывшие непримиримые сторонники ликвидации РАН стройными рядами голосовали за сохранение за Академией статуса бюджетного учреждения.

Если у кого-то и закрадывались сомнения о продуманности реформы, то вскоре они рассеялись. Вот так концепция выглядела после «разъяснительной» работы Президента: «Российская академия наук является федеральным государственным бюджетным учреждением».

Да, и ещё – буквально за сутки все передумали приговаривать к ликвидации несколько институтов, хотя такая необходимость была обоснована и осознана и разработчиками, и депутатами. Не вызвала особых возражений такая поправка ни у Правительства, ни у самого господина Ливанова. Действительно, кому эти институты мешают? Пусть остаются. Пока.

В контексте всего этого околонаучного трэша поражает даже не то, что реформа научного заведения строится так, словно речь идёт о вопросах «бежать нам сегодня за водкой или за пивом?»

Поражает, что пространство взорвалось аплодисментами, и высший акт мастерства первой древнейшей профессии условно обозначили так: «благодаря Владимиру Путину законопроект удалось разминировать». Никому не показалось странным, что судьба судьба уникального заведения зависит от доброй воли и настроения главы государства? Настроение-то оказалось располагающим. А только полномочия собственника всё равно остались за «специально уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти». Правда, руководить имуществом на переходный период будет глава РАН Владимир Фортов.

«Сначала академию решили раздеть, извините, донага, затем академии вернули нижнее бельё, и говорят, что приняли прекрасный закон, – высказал свою точку зрения в интервью BFM.ru член фракции КПРФ Олег Смолин. – Естественно, когда людям хоть что-то возвращают, они радуются и говорят: «Вот, теперь мы с этим согласны». Через некоторое время Фортова уберут из агентства, поставят какого-нибудь чиновника со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Оценить метаморфозу в умах и сознании всех участников этой трагикомедии, по всей видимости, предстоит Конституционному суду РФ.

«В суде мы будем оспаривать не столько сам закон, а то, каким образом он проталкивается. Ничто не мешало вынести его на двухмесячное обсуждение, однако на мнение учёных все наплевали, – пояснил «Нашей Версии на Неве» председатель Профсоюза работников РАН Виктор Калинушкин. – По имеющейся у меня на данный момент информации, из законопроекта убрали самые абсурдные моменты, не коснувшись сути. Ключевые положения документа не затрагиваются. Конечно у всех людей весьма разные представления, что такое РАН. Для меня – это 450 институтов. Они, судя по всему, передаются в ведение совершенно неясного Агентства, с неясными правилами игры».

Пока происходящему рисуется две версии.

Версия первая – дабы погасить протестные настроения учёной общественности, реформаторы согласились «разминировать» реформу. Правда, с оговоркой: ко второму чтению законотворцы смогут повторно вернуться осенью. Не удивительно, если мнимый консенсус действительно подействует на учёных. В конце концов, глава РАН – господин Фортов, принял предложение Путина управлять имуществом в «переходный период». Пойдут ли на конфликт с Фортовым профсоюзы и «несогласные» академики – большой вопрос. Параллельно, не исключено, что к необходимости вновь «заминировать» законопроект общественность будут готовить всё оставшееся лето. Выливая на головы учёных тонны грязи и доказывая их неспособность сделать даже шаг в науке без «эффективного менеджмента». А «переходный период» – дело времени.

По теме

Версия вторая – реформаторам абсолютно не важен статус РАН и весь этот «культур-мультур». Лёгкость, с которой они несколько раз согласились изменить концепцию управления научным процессом, говорит о том, что если авторы о чём-то и беспокоятся, то точно не о научных задачах. Именно поэтому депутаты «разрешили» Академии ещё какое-то время побыть бюджетным учреждением, не выводя из игры Агентство научных институтов РАН. Которое в перспективе и будет распоряжаться её имуществом.

События недели, в течение которой РАН несколько раз променял свой будущий статус и концепцию существования, корреспондент «Нашей Версии на Неве» обсудил с директором Института химии силикатов имени И.В. Гребенщикова Владимиром Ярославовичем Шевченко.

–Владимир Ярославович, поспешность, с которой готовилась реформа, иначе как абсурдом не назвать: вдруг выяснилось, что подробности готовящейся «спецоперации» были неизвестны не только министру образования Дмитрию Ливанову, но и Совету по науке при Минобразования, который, собственно, создавался для консультации по вопросам реформы РАН. Откуда взялись основные положения документа, если его авторы предпочли действовать инкогнито?

– Этот законопроект – абсолютный бред, по сути, он являет собой сборную солянку экспериментов с Академиями наук, которые в своё время проводили в Грузии, Беларуси, Болгарии и других странах на постсоветском пространстве. С одной существенной разницей. К примеру, в Беларуси создан Комитет по управлению наукой. Но там никто ничего не отнимал и никому не продавал. В варианте этой «реформы» сделано всё, чтобы вывести учёного из управления деятельностью, субъектом которой он является. Это абсурд. Руководить процессом получения новых знаний должны учёные, а не «эффективные менеджеры». Чиновник на этом месте станет предметом для анекдотов. Он не знает жизни академического института, ведь это весьма специфическое творческое образование. В таком виде оно существует во многих странах – в США, во Франции, в Германии. Там организация научной деятельности строится по российскому варианту.

Но то, что предлагает сегодня наше Правительство, никакого отношения к науке не имеет. Я уже не говорю о том, что этот бредовый законопроект содержит грамматические, а в экономическом обосновании – арифметические ошибки. В одном из пунктов, касающихся помесячного расчёта, итоговая цифра не делится на двенадцать. В таком виде документ приняли в первом чтении! Менее чем через неделю после того, как его внесли!

– Чем, на ваш взгляд, можно объяснить такую поспешность?

– На носу Олимпиада, деньги нужны. Скорее всего, за объектами РАН покупатели уже в очередь стоят. Хотя я не удивлюсь, если всё это давно продано. И вдруг выяснится, что мы занимаем здание, которое нам не принадлежит.

– По какому принципу, на ваш взгляд, будет происходить передел имущества, если какой-то из вариантов законопроекта всё же примут?

– Это видно из самого документа. Академия художеств не особенно интересна, и её «отдали» Министерству культуры. Это логично – на кистях и красках много не заработаешь. Хорошо, украли бы они две тонны красящих материалов, а кому их продать? Самим академикам? Нет никакого имущества у Академии строительства и архитектуры. Она тоже пошла в «отвал». А вот медицина, сельскохозяйственные объекты интересны. У них ведь и здания, и опытные станции, и земля.

– Но учёных упрекают в том, что именно эти здания научные мужи используют не по назначению – сдают в аренду под рестораны и фитнес-клубы.

– В подвале нашего здания, который мы сдаём, когда-то располагались механические и столярные мастерские и радиационно-физическая лаборатория. Вы не представляете, что там творилось. Арендатор вывез весь хлам, всё отремонтировал за свой счёт. На деньги от аренды мы поддерживаем в надлежащем состоянии помещения Института. В своё время «Фасады Петербурга» сделали отвратительный ремонт, мы вынуждены были переделывать их работу. Это всё стоит денег, зато у нас теперь не осыпается штукатурка. Что ещё остаётся делать?

– Какие цели, кроме имущественных, преследует поспешная реформа РАН?

– Этого никто не знает. Если вы читали законопроект, то видели, что там нет обоснования, для чего и почему это делается. Просто делается, и всё. Без объяснения.

– Сторонники реформы говорят о том, что преобразования в РАН давно назрели, что нынешняя система управления Академией не эффективна, и что академики, простите, чёрте чем занимаются. Как вы относитесь к подобным камням в огород РАН?

– Я не понимаю упрёка по поводу неэффективности. Раньше государство ставило РАН конкретные задачи. Или кто-то будет говорить, что мы с ними не справлялись?

Когда проводилась ракетно-космическая программа, я создал тепломеры, которые миллионами выпускают до сих пор. Без них не возможен ни один взлёт ракеты. Когда началась война в Афганистане, я создал бронеплитку с абсолютной защитой. В наших жилетах спаслись только в Афганистане три тысячи и более человек, это разве не эффективно? Сегодня у меня высокий рейтинг, он примерно равен рейтингу моих коллег, но выше чем у Ливанова. Какая проблема сейчас у нас? Поставьте эти проблемы, мы будем их решать. У нас очень плохой газ, почему работы по его обогащению не отдадут на откуп учёным? Может потому, что часть «газовых» акций уже принадлежит Западу?

Мне очень жаль, что в Правительстве не читают годовых отчётов РАН. Наверное, им это не очень интересно. Напомню, что в прошлом году нами получены первоклассные результаты в области исследования состояния нано-мира. Это выдающиеся результаты. Своим докладом на эту тему я открывал крупную международную конференцию, поверьте, это дорогого стоит. Поэтому когда Жириновский говорит, что в Академии сидят старцы и ничего не делают, это просто абсурд и нонсенс. Я не знаю, откуда у людей такие данные. У нас наконец-то начали приходить в науку молодые люди, в нашем институте 40% молодёжи. Впрочем, может кому-то не нравится, что наука возрождается? Тогда все объяснимо.

– Зачем Правительству «валить» Академию, в то время как в науку только начали вкладывать деньги?

– Сегодня аппарат правительства создал огромную систему аффилированных с Правительством и администрацией Президента учёных-общественников. Например, считается, что ВШЭ условно «выше» РАН. В подобные структуры вливаются огромные деньги. Когда говорят о финансировании науки, о том, что учёным подняли дотации в разы, речь идёт о структурах, которые занимаются общественными науками. И они, между прочим, уже проникли в РАН. Например, Китай пошёл по пути разделения Академии наук на естественно-научную часть и социально-общественную – там и те, и другие зарабатывают одинаково, но они отделены. И это правильно. Естественнонаучное знание абсолютно, в отличие от общественных наук – социологии, социально-экономической статистики. Наше учреждение занимается фундаментальными исследованиями в естественнонаучных отраслях. Для этого она и была создана Петром I. Мы ведь до него даже не могли мерить время.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.07.2013 18:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх