// // Леноблсуд вернулся к рассмотрению уголовного дела по убийству Александра Викторова

Леноблсуд вернулся к рассмотрению уголовного дела по убийству Александра Викторова

1450

Кто убил ректора

В разделе

В физическом устранении экс-чиновника Смольного обвиняется Виталий Ковалёв. Он согласно позиции государственного обвинения организовал расстрел Викторова, на тот момент являвшегося ректором Государственного университета сервиса и экономики, а также намеревался убить бизнесмена Зарубина.

Второе преступление, как считает следствие, Ковалёв совершить просто не успел, потому что был задержан правоохранительными органами. А вот Александра Викторова пять пуль настигли на участке возле его дачи во Всеволожске, вечером 5 сентября 2012 года. Киллер заранее перелез через ограду и ожидал ректора за домом. Второй подельник выполнял функции водителя, доставив стрелка до места преступления на арендованном автомобиле «Рено Логан». Он же оповестил киллера о приезде жертвы по радиостанции. После того как Викторов с супругой вошли на участок, раздались выстрелы. Пятая пуля была контрольная – в голову. Затем оба преступника скрылись с места происшествия.

«Сделка» не спасает от приговора

30 сентября 2012 года по подозрению в совершении этого преступления были задержаны Вячеслав Макаров и Андрей Елисеев, а также Виталий Ковалёв. Первый был водителем и корректировщиком, второй непосредственно расстреливал Викторова. Оба заключили со следствием досудебные соглашения о сотрудничестве, признав свою вину и дав показания, изобличающие Ковалёва как организатора убийства.

Как пояснил «Нашей Версии на Неве» адвокат Егор Киселёв, представляющий родственников убитого ректора, ближайшее заседание состоится 10 февраля, потому что Виталий Ковалёв «занят защитой своих прав и законных интересов в Следственном департаменте УМВД РФ, следователи которого обвиняют его в бандитизме, разбойных нападениях на фуры и незаконном обороте оружия». Но это в Московской области. А в Петербурге Ковалёву предстоит вновь доказывать присяжным заседателям, будто он не виновен в устранении экс-чиновника. Со слов адвоката Киселёва, председательствующая в процессе судья Ленинградского областного суда Ольга Дробышевская разъяснила сторонам по делу, что на этот раз доказывание должно происходить без нарушений уголовно-процессуального закона и применения незаконных методов воздействия на присяжных заседателей, которые в прошлый раз привели к отмене приговора.

Как считают потерпевшиеи сторона обвинения, в ходе предыдущего рассмотрения этого дела защитники Ковалёва и он сам умышленно воспрепятствовали установлению истины.

В отношении подсудимого был вынесен оправдательный приговор. Но вмешалась областная прокуратура, а потерпевшие направили жалобыв Верховный суд РФ, и уголовное дело было направлено на новое рассмотрение.

Заметим, что высший судебный орган во многом согласился с доводами обвинения и указал на крайнюю недопустимость тех методов, которыми оперировали адвокаты Виталия Ковалёва, добившиеся ранее расположения присяжных. Из-за этогов первом суде свидетели, последовательно изобличавшие подсудимого в его преступлениях, были выставлены стороной защиты лжецами. Адвокаты Ковалёва неоднократно подвергали сомнению показания таких свидетелей, указывая, что те заключили «сделку». Очевидно, такой аргумент повлиял на формирование у присяжных заседателей ложного восприятия свидетелей.

По мнению представителя потерпевших Егора Киселёва, действующий в России институт досудебного соглашения формирует механизм защиты прав лица, признавшего свою вину, такого вот свидетеля обвинения, принявшего искреннее решение помогать следствию в расследовании своих уже совершённых злодеяний. И факт заключения подобного соглашения вовсе не указывает на ложность показаний, поскольку они многократно проверяются и имеют доказательственную ценность только в том случае, если подтверждаются совокупностью других доказательств. В то же время, со слов адвоката, досудебное соглашение порой позволяет предотвратить другие преступления, например, как в случае с бизнесменом Зарубиным, которого не успели убить. В конце концов, «сделка» обеспечивает безопасность такого свидетеля и позволяет избежать возможного давления со стороны изобличаемого им преступника.

По теме

К тому же, по рассматриваемому уголовному делу свидетели Макаров и Елисеев уже осуждены. Каждый из них получил достаточно суровое наказание за совершённые преступления c учётом заключённого досудебного соглашения. С юридической точки зрения, что бы подельники ни говорили на предстоящем судебном заседании, это никак не облегчит их судьбу.

Если назвали «овцой»

Владимир Викторов, сын убитого ректора, прокомментировал корреспонденту «Нашей Версии на Неве» и другие причины отмены оправдательного приговора по этому делу. Он убеждён, что Верховный суд РФ отдельно оценил специально задуманный и срежиссированный спектакль с участием сестры Ковалёва, которая якобы в день преступления ездила с братом на кладбище. А затем та же сестра подсудимого будто бы в коридоре старшиной присяжных заседателей была названа словом, обозначающим животное, которое по китайскому календарю покровительствует 2015 году. На основании этого эпизода защитники Ковалёва попытались отстранить от дела сразу трёх присяжных. И хотя замысел удался только в отношении старшины коллегии присяжных заседателей, «овечьей истории» оказалось достаточно, чтобы их клиент ушёл от ответственности.

Однако называл ли кто-либо сестру «овцой горем убитой» или нет, как справедливо решил Верховный суд РФ, это на объективность всей коллегии присяжных не влияет. Иначе получается так, размышляет Владимир Викторов, что любой авантюрист может запросто оболгать «судей совести», необоснованно поставить под сомнение их справедливость, объективность и честность. Очевидно, вердикт, постановленный судьями после подобного унижения, не может быть законным, считает потерпевший.

В один ряд с «овцой» при первоначальном рассмотрении уголовного дела была поставлена история про страшных следователей и несчастного подсудимого. В частности, сестра объяснила присяжным, что в ходе предварительного следствия не сообщила об алиби брата, потому как страшно испугалась. Ведь при задержании Виталий Ковалёв был якобы настолько избит, что его даже тюрьма не принимала. Так или нет, подтвердить трудно. Но подобные рассказы про незаконные действия следователей и оперативников запрещены в суде присяжных законом, что и признал Верховный суд РФ.

Кстати, как замечает адвокат Егор Киселёв, подсудимый может занимать любую защитную позицию, но откровенничая перед присяжными о незаконных приёмах ведения следствия, он нарушает закон. Поскольку преследует единственную цель – разжалобить «судей совести», и создаёт ничем обоснованное представление о своей жестокой участи. Потерпевший Владимир Викторов также считает, что попытки дискредитировать доказательства обвинения, людей, которые добросовестно и честно трудились над раскрытием этого страшного преступления, привели при первом рассмотрения дела к вынесению незаконного и несправедливого оправдательного приговора Ковалёва.

Дело прежнее – присяжные новые

Уже через несколько дней сторона обвинения вновь намерена представить доказательства виновности Виталия Ковалёва. Следствие не сомневается в том, что их в этом уголовном деле множество. Искать или изобретать что-то новое нет ни желания, ни смысла.

Представители стороны потерпевших убеждены, что защитники подсудимого будут вынуждены учитывать решение высшей судебной инстанции. Это станет лишним напоминанием о том, что в любой работе, в том числе адвокатской, необходимо следовать букве российского закона.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.02.2015 12:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх