// // Адекватно ли требование Роскомнадзора запретить религиозные карикатуры

Адекватно ли требование Роскомнадзора запретить религиозные карикатуры

785

Не возжелай карикатуры на врага своего

В разделе

Расстрел редакции издания Charlie Hedbo всколыхнул прессу Европы – даже отрицательно относившиеся к французским карикатурам немцы в знак солидарности опубликовали произведения коллег на полосах своих изданий. Формально, Россия присоединилась к осуждению парижского теракта. Однако публиковать карикатуры религиозного содержания у нас отныне строго запрещено. Решение, ставшее известным в канун праздника Дня российской печати, мы попросили прокомментировать главу Института региональной прессы Анну Шароградскую.

–Анна Аркадьевна, на ваш взгляд, адекватно ли требование Роскомнадзора?

– В данном случае было указание сверху. Журналисты на это покорно пошли. Мы всё это проходили ещё на истории вокруг датских карикатур, которые были опубликованы в газете Jyllands-Posten в 2005 году. Кстати, один датский журналист решил выяснить у арабского населения, что их так возбуждало в этих карикатурах. И обнаружил, что большинство людей, которые бунтовали, их не видели. Он возил картинки с собой и показывал. Говорил и с людьми, что называется, с улиц, и с теми, кто состоял в общинах. Большинство, казалось бы, кипевших от гнева, когда им демонстрировались эти картинки – удивлялись: «Как? Это?»

Безнравственность заключается лишь в том, что людям даже не дают помыслить, посмеяться над чем-то. Даже пусть и святым, связанным с религией. На мой взгляд, абсолютная нелепица, что нельзя позволять иронизировать над такими вещами. Есть безвкусица, есть перебор. Но кто диктует эти границы? Я атеистка, но хорошо знаю Евангелие. Там сказано, среди прочего: не молитесь при народе. Есть внутреннее. Бог в себе – это то, что вы не выплёскиваете наружу. Как можно оскорбить чувства верующих?

Церковь сама способствовала многим дурным вещам (за которые, кстати, не каялась). Я завидую верующим, им несколько проще жить. Сочувствовала бы им, если бы над ними издевались. Чувство меры никто не отменял. Но ирония, сатира, всё с этим связанное – это жанры, которые могут использоваться для описания действительности. Неприкасаемых здесь нет. Для меня лично этически неприемлемо иронизирование по поводу чьей-то смерти, даже врага. Что касается религии, то уж сколько шутят и шутили над православием…

– На днях мы все мы отмечали День российской печати. Как автор десятков публикаций по теме профессиональной этики журналиста, не могли бы вы выразить своё мнение относительно профессионального уровня современных российских СМИ?

– Я разделяю мнение эксперта, сказавшего, что у нас есть хорошие журналисты, но нет журналистики. Вот корреспондент ВГТРК Андрей Кондрашов в интервью вообще беззастенчиво заявил, что не видит разницы между журналистикой и пропагандой. И этого, по его мнению, стесняться не надо, именно эта функция и должна быть у журналистики.

Мы проделали круг. Пошли от пропаганды к пиару (последний меня смущал, потому что вытеснил журналистику во всех смыслах). Когда студенты уверились в том, что пиар даст им более вкусную жизнь – чисто в прагматическом смысле переходили на него. Журналистика оголялась, оголялась и до того дооголялась, что слилась с пиаром. Я думала – это страшно. Оказалось, нет. Вернулись к пропаганде.

– А почему, на ваш взгляд, в России не сложились небольшие частные СМИ, по примеру Европы?

– Это должен был быть бизнес. Частный, получающий доход с рекламы, производства печатной продукции. Журналисты были бы свободны в том, чтобы что-то расследовать, находить, не думать, как заработать деньги. Маленькие независимые СМИ сейчас, какими бы хорошими ни были, в отсутствие конкуренции в лучшем случае скатываются на позицию конформизма. В другом случае – идут обслуживать власть.

По теме

СМИ держат в такой узде, что развернутся фактически невозможно. Слуги народа возомнили себя господами. Они чувствуют страх перед гражданским обществом. У нас ведь нет никакой концепции общества, кстати. Никто не предлагает его системного развития. То дурное, что мы взяли у США – там реализовано не так ущербно, почестнее.

Мы проделываем свой путь методом проб и ошибок, тычемся, как слепые. Я не удивляюсь тому, что власть хочет покорности от СМИ. Но удивляюсь журналистам, которые сами добровольно идут в услужение. Когда власть награждает журналистов за их профессиональную деятельность и журналисты берут награды…

– Эти награды разве обладают серьёзным статусом?

– Не буду называть фамилию, один очень известный человек из журналистского сословия был однажды представлен к награде. Но, посовещавшись, награду ему не дали. Когда мы с ним доверительно разговаривали, он очень сокрушался, что не получил её. Я ему говорю: «ну что вы расстраиваетесь? В Америке, Европе признаётся только то, что выдаёт журналистское сообщество. Их не награждает власть. Сама концепция уже противоречива, они должны дистанцироваться от власти. Это только в России на «Золотом пере» власть дарит кому компьютер, кому ещё что – журналисты всё это берут. Не расстраивайтесь, это даже хорошо, что так получилось – значит, вы честно работаете». На что он мне ответил нечто, чего я никак не ожидала услышать: «А вы знаете, что люди, у которых есть государственные награды, если они попадают в ситуацию, когда им грозит тюрьма – получают меньшие сроки?» Тут меня осенило – я не всё просчитываю.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 26.01.2015 09:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх