// // Бывший заместитель Юрия Шутова рассказал "Нашей Версии на Неве" в кого целились, убирая его патрона

Бывший заместитель Юрия Шутова рассказал "Нашей Версии на Неве" в кого целились, убирая его патрона

966

Юрий Скок: «Через Шутова пытались дискредитировать Путина»

В разделе

На минувшей неделе не стало Юрия Шутова – одной из ключевых фигур Петербурга 90-х, а, возможно, и российской политики в целом. Одиозный, неоднозначный, непонятый – ему ещё предстоит обрести место в истории этого времени. Корреспондент«Нашей Версии на Неве» побеседовал с Юрием Скоком, бывшим заместителем Шутова.

–Юрий Михайлович, как бы вы охарактеризовали время, которое принято называть «лихими девяностыми»?

– Время было интересное. Время ломки, время строительства. Но нельзя говорить абстрактно: «девяностые». Одно дело – начало 90-х, другое – середина, а их конец – третье.

– Из какой среды вышел сам Юрий Шутов?

– Среда – советские люди. Те, кто-то сохранил определённые принципы, убеждённость, что надо строить. Юрий Титович – он больше строитель. Мог организовать работу, контролировать, отвечать за неё.

– Александр Невзоров сказал, что Юрий Шутов умел «играть по правилам того великого и жестокого времени».

– Господин Невзоров что-то путает. У нас был закон. Юрий Титович умел жить по закону. Как человек, который руководил комиссией по анализу итогов приватизации, он говорил: «Вот это своровано. Господа из прокуратуры, возьмите документы – дальше ваша работа». Прокуратура эти документы отодвигала в сторону и говорила: «Нет, нам этого не надо». Я сам свидетель тому, сам их передавал. Поэтому вопрос к господину Невзорову: по закону нужно было жить или по правилам? И кто их устанавливал? Мы с Юрием Титовичем работали по закону.

– А почему, как вы думаете, из этой инициативы по пересмотру итогов тогда ничего не вышло?

– От него это не зависело. Это прерогатива Госдумы. Хорошая инициатива, которая пошла во время этого созыва, – собрать материалы по горячим следам. Не только в Петербурге, но и по всей России. Нас часто просили приехать в другие регионы, организовать подобную работу. Вопрос о пересмотре итогов можно было поднять как знамя: «Долой приватизацию». Но вы где-то читали у Юрия Титовича, что он против частной собственности?

Приватизация – законный механизм передачи госсобственности в частные руки. Он против этого не выступал. Но был против того, что собственность передавали подчас незаконно. Он не ставил вопрос о пересмотре итогов приватизации в целом, но требовал рассмотреть каждый подобный акт приватизации, особенно явно сомнительный, в отдельности. Может, за это и поплатился. Хотя если вы ещё раз внимательно проанализируете обвинительное заключение, то убедитесь, что вопросы приватизации, которыми занималась возглавляемая им комиссия, в вину не ставились. Если бы ему что-то предъявили – предъявили бы и мне. Он был председателем, а я его заместителем. Кто бы что ни говорил – по этим вопросам к нему претензий нет. А значит, и нет ко мне. Я собирал материалы и их публиковал. Каждый может их посмотреть и оценить. Есть моё мнение и есть документы.

– Вы сомневаетесь в том, что обвинение Юрию Шутову было адекватным?

– К судебному разбирательству вопросов очень много, с точки зрения формальной логики и действующего законодательства. Об этом ещё будут писать и размышлять. Что касается судьи Иванова – всё на его совести, как он и что делал.

Обвиняя Шутова, люди просто не хотят познакомиться с теми документами, которые он предлагал. Выше я приводил пример с приватизацией. Приведу и другой. Мы направляли следователям документы, связанные с воровством на аккумуляторном заводе. Более того, тогда я предупредил, что могут возникнуть всякие негативные последствия. Всё было проигнорировано. В конце 2000-го года упало несколько российских спутников. Тогда же случилась и трагедия с АПЛ «Курск». И там, и там – аккумуляторные батареи. Я не говорю, что именно из-за этих батарей что-то случилось, но если бы обратили внимание своевременно – может, этих происшествий и не было бы. Ещё пример. Люди, которые очень яро выступали против Шутова, на моё предложение ознакомиться с документами, собранными нашей комиссией, отвечали: «Нет, нам этого не надо». Важнее было говорить, что Шутов злодей всех времён и народов. Не захотели знакомиться, более того, шарахались от этих документов как от огня.

По теме

На чём мы сошлись с Юрием Титовичем? Он сказал: «Юрий Михайлович, твоё дело – документы, моё – политика». И он организовал всё именно так. Ни мне, ни остальным, а я могу десяток людей назвать, не было никаких претензий по работе в данной комиссии. Если бы мы пришли на завод или ещё куда-нибудь и стали использовать такие меры, как вымогательство, подлог – первыми бы возмутились сами директора, у нас же они тогда ещё все нормальные были, из советского времени. Нет, не возмущались. Как и покойный Михаил Маневич, мой старый добрый товарищ ещё по работе в Красногвардейском районе. Если бы эта комиссия была незаконной – он бы меня на порог не пустил. С его стороны была полная поддержка в сборе документов по приватизации.

Начиная с определённого времени вокруг Шутова начали укладывать кривотолки, потом – выстраивать фиктивные конструкции. Что послужило тому причиной? Трудно сказать. Если смотреть обобщённо – в основе конфликт между Шутовым и Собчаком начала 1990-х годов. Собчак уже тогда был как бы знамя, которым пользовались и его сторонники, и противники. Но конфликт этот политизировался всё больше по мере того, как в Москву приходила питерская команда. У меня есть версия (не знаю, смогу её доказать или нет, но это уже не так важно), что первые действия, которые были предприняты ещё в 1998 году против Шутова, только что выбранного депутатом ЗакСа, они в какой-то мере были направлены не против него персонально, а против человека, который тогда был директором ФСБ и теперь является президентом. Если проанализировать некоторые материалы, связанные с событиями осени 1998 года, то складывается впечатление, что вся шумиха, которая была поднята вокруг убийства Дмитрия Филиппова, была нацелена на дискредитацию Путина.

Честно скажу, зная Шутова, его направление мысли, он, делая серию публикаций по московским политикам, даже и не пытался говорить про питерских. То знамя, каким являлся Собчак, было поднято Путиным. Особенно после смерти личность Анатолия Александровича стала неким фетишем. Ну, а здесь не обязательно заканчивать высшую школу: если есть плюс (Собчак), значит нужно обязательно найти минус. Таковым в этой ситуации сделали Шутова. Поэтому эта история и забурлила политическими страстями.

– Что мог бы предложить российской государственности Юрий Титович?

– При ином стечении обстоятельств он летом 1999 года, возможно, стал бы председателем ЗакСа. Именно по этой причине не входил ни в одну из фракций. Он, собственно говоря, и не скрывал таких намерений. Как организатор – Шутов очень мощная фигура. Как человек, он мог и умел договариваться с людьми на том языке, на котором они хотят разговаривать. Я сам был не раз свидетелем того, как Юрий Титович спокойно, доходчиво разговаривал с людьми из разных, даже диаметрально противоположных лагерей. Его уважали и поддерживали не только коммунисты, но и многие представители демократического лагеря.

– Существует расхожая точка зрения, что Шутов был опасен действующей власти...

– Чем опасен? Давайте смотреть с политической точки зрения. Он против Конституции был? Он был опасен тем, что говорил: «этот человек делает неправильно»? Его точка зрения была подтверждена документами. Для государства он опасности не представлял, а для некоторых власть имущих – да, клановая система тогда была мощная. Да, он выступил против Собчака и клана Ельцина, против «Семьи». Но он не выступил против государства. Выступал против конкретных людей из власти. Он не побоялся опубликовать то, о чем говорили в кулуарах.

– Сколь верно рассматривать дело Шутова в цепочке дел Михаила Мирилашвили и прочих подобных фигур?

– Мирилашвили никогда не был депутатом. Лучше рассмотреть цепочку депутатов, кому и сколько было предъявлено обвинений, обоснованных и необоснованных. Тогда пытались организовать дело на Ковалёва, Панченко, Редько и ещё могу фамилии назвать. Для Шевченко-младшего это печально закончилось – положил свой мандат. Но это тоже естественный процесс очищения. Шутова надо рассматривать в этом ряду: обоснованы ли обвинения, соблюдена ли была процедура, где прокурор обманул депутатов, когда предоставлял те или иные документы, и где – каждый взял или не взял на себя определёный грех.

– Почему, на ваш взгляд, со времён Шутова больше не появилось такой яркой фигуры в петербургской политической жизни?

– Какой народ – такие и вожди. А не наоборот. Шутов был из той среды советских людей, которых сегодня практически не осталось, из тех, кто мог бы сказать: «Да, я воспитан советским народом, советским временем». Никто не говорит: «Я хочу сделать то, то и это, поэтому хочу стать вождём. И не боюсь за это к стенке встать». В конце концов, Юрий Титович был за несколько дней предупреждён, что готовится его арест. Большинство нынешних депутатов, у которых, скажем так, рыльце в пушку, наверное, сели бы сейчас в самолёт и махнули за границу. Он не стал этого делать. Но может, было бы лучше и для него, и для страны, если бы он уехал…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 29.12.2014 13:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх