// // Мусороперерабатывающий комплекс в Левашово повысит количество онкологических заболеваний - предупреждают врачи

Мусороперерабатывающий комплекс в Левашово повысит количество онкологических заболеваний - предупреждают врачи

883

Мусорные вопросы

В разделе

В предпоследний день года в администрации Выборгского района состоятся общественные слушания. В центре внимания – строительство мусороперерабатывающего комплекса в Левашово. Похоже, на 30 декабря обсуждение проекта назначили не просто так, а с надеждой, что горожане не захотят разбираться в «мусорных» вопросах накануне праздника. Между тем, не только экологи, но и все, кто хоть немного интересовался проектом, уверены: завод представляет опасность для здоровья и жизни петербуржцев.

Первая информация о строительстве просочилась в прессу в 2011 году. В деловых кругах обсуждали не то, как именно он будет работать, а кто заинтересован в реализации проекта.

Тендер выиграл консорциум греческих компаний Hellektor SA – Aktor Concession – Aktor SA. Директором по развитию компании Aktor SA в России и СНГ «случайно» оказался сын петербургского губернатора – Алексей Полтавченко. Роль гендиректора этой организации исполняет другой интересный наследник – Леонидас Боболас, сын греческого газетного магната Георги Боболаса. Кстати, в своё время Леонидаса подозревали в «дружбе» с советскими спецслужбами. Однако это, как говорится, дела давно минувших дней.

Сначала греки планировали вложить в проектирование и строительство завода 200 млн евро, а Смольный собирался выделить 100 млн рублей на инженерную подготовку и предоставить концессию на переработку мусора на тридцать лет. Завод должен был заработать уже в 2015-м году. Но у греков начались финансовые проблемы, и по просьбе города недавно в проект активно вступил ВТБ.

Экологи уверены: завод было бы честнее назвать мусоросжигательным, а не мусороперерабатывающим. Из документов следует, что 64% отходов там будут сжигаться. По подсчётам Green Peace и независимых экспертов, речь идёт о 260 тысячах тонн мусора в год. Что именно будет гореть и чем именно мы будем дышать? Вот, пожалуй, главный вопрос. Придётся вспомнить уроки химии.

В документе под названием ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) фигурируют только диоксид серы, оксид углерода, диоксид азота и взвешенные вещества. Их концентрации вроде бы невелики – 0,2-0,3 от предельно допустимой нормы. Расчёты рассеивания в атмосфере газообразных продуктов сделаны на основании данных о фоновой концентрации. Эти данные взяты из справки гидрометфонда. Отображают ли они реальную ситуацию? Корреспондент «Нашей Версии на Неве» поговорил об этом с экспертами.

Директор регионального центра «Токси», эксперт ЮНИДО Вячеслав Смирнов поясняет: на самом деле фоновые концентрации гораздо выше, а вредных веществ гораздо больше, и они куда опаснее, чем те, что приведены в ОВОС. Это и бензапирен, и формальдегид, и диоксид азота, и озон. По данным специалиста, концентрация бензапирена превышает норму в два раза, формальдегида – в 1,3 раза, и это только за последний год. Бензапирен – канцероген первого класса опасности, а формальдегид – сильный патоген-мутоген.

«У нас степень загрязнённости официально высокая – и по данным государственных докладов, и по данным государственной службы наблюдений. Но разработчики взяли те данные, которые хотели, и считают, что уровень загрязнения у нас низкий, – уверен эксперт. – Если исходить из реальных данных, нельзя уже добавлять ни миллиграмма загрязнителя. Воздух надо наоборот защищать. Но этот завод резко повысит экологическую опасность, нагрузку на население. А Петербург и так уже бьёт рекорды по уровню заболеваемости онкологией в России».

Эксперт считает, что строительство нового завода экологически не обосновано. Кроме того, оно слишком дорого и неизбежно повлечёт за собой существенное увеличение тарифов. По мнению Смирнова, нужно рассмотреть и другие варианты – к примеру, уже три года успешно работает автоматизированный завод на Старообрядческой улице: там автоматически сортируют мусор и отбирают вторсырье. «Уже есть на что смотреть и как делать. Но продолжается бездумный и упорный крен на сжигание», – резюмирует эксперт.

По теме

Председатель комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Семён Гордышевский не разделяет мнения, будто завод категорически нельзя строить. Но он приводит ещё несколько весомых доводов в пользу того, что в нынешнем виде проект неприемлем.

Сейчас, по словам специалиста, ситуация с отходами в городе оставляет желать лучшего: их много, они занимают большую территорию, на которой периодически возникают возгорания, выделения различных веществ. Вредные процессы при этом идут медленнее, чем при сжигании мусора. Но если скорость саморазрушения отходов будет маленькой, а поступать они будут в том же количестве и с такой же скоростью, дома в Петербурге со временем окружит целая куча отходов, как в Китае, Вьетнаме, Гонконге. Строительство завода ускорит процесс уменьшения массы отходов. Вот только как именно будет работать завод?

За основу проекта взята технология, уже используемая в мире, в частности в Германии. Но информации о ней и об оборудовании, которое установят на предприятии, недостаточно. Большинство документов, как утверждает Семён Гордышевский, попросту не перевели на русский язык.

Но главная проблема, по его мнению, в том, что в Европе отходы собирают по совершенно другой технологии, чётко разделяя промышленные и бытовые. В российских реалиях, если предприятиям не выгодно вывозить свои промышленные отходы, они могут оказаться вместе с бытовыми. У нас проводится только первичная сортировка, а значит использовать данные по Германии для оценки безопасности работы такого завода в Петербурге просто невозможно.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 29.12.2014 13:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх