// // Жители Морозовки готовы, как в войну, сражаться с захватчиками их малой родины

Жители Морозовки готовы, как в войну, сражаться с захватчиками их малой родины

5672

Исток Невы украли у народа

4
В разделе

Сигнал о бедствии поступил в редакцию «Нашей Версии на Неве» с истока реки Невы. Все лето жители посёлка им. Морозова бились за последний участок леса вдоль правого берега – где река вытекает из Ладожского озера. Похоже, местные власти решили по-тихому «отжать» рощу и пляж с видом на крепость Орешек. Под коттеджи чиновникам

.Станция Петрокрепость

Я приехал сюда на электричке с Финляндского вокзала. Инсайдер – человек, который вырос в посёлке имени Морозова и обо всех всё знает, дожидался в условленное время, под установленным рядом со станцией паровозом Эм 721-83.

Даже не верится, что эта свежевыкрашенная в красный и чёрный цвета железная громадина способна передвигаться на силе водяного пара. Но именно этот паровоз в 1943 году после прорыва блокады доставил первый поезд в осаждённый Ленинград по Дороге победы. Ветку протяжённостью 33 километра всего за 17 дней построили под обстрелами фашистов.

По пути через поселок мой спутник рассказывает о тяжёлых боях, которые шли на этой земле, когда немцы засели на левом берегу Невы в Шлиссельбурге. И ещё о том, что как раз где-то в этих местах зарождалась русская государственность.

Выходим к пристани. Перед нами панорама Ладожского озера. Напротив – древние стены и остроконечные крыши крепости Орешек. Кажется невероятным, как небольшой гарнизон защищал её до самого прорыва блокады Ленинграда. Красный флаг над крепостью стал символом непобедимости осаждённого города. Теперь этот посечённый пулями и осколками флаг хранится в Центральном военно-морском музее.

Мы продвигаемся вдоль Невы, и собеседник рассказывает, как выживал здесь в начале 90-х. О том, как приходилось отбивать у братвы музей «Дорога Победы» на станции, и как после «расхода» на финальной «стрелке» догоняли по трассе вишневую «девятку», чтобы вытащить у неё из-под днища заложенную народными борцами взрывчатку.

– А на хрена мне такая жизнь? – говорит инсайдер. – Когда все вокруг в 91-м начали хапать, я сказал себе, что вот музей никому не отдам. Если надо, лучше прямо здесь и полягу. Не понимаю, откуда они взялись, эти люди? Ходили в одну школу, одни книги читали…

Выходим на открытый участок берега. Возле стелы в память о воинах-понтонёрах, которые наводили переправу к Шлиссельбургу во время наступления 43-м году, гуляют мамы с детьми. Отсюда вдоль берега начинается последняя уцелевшая полоса леса у истока Невы. Вплотную к лесу прилегает садоводство с названием «Орешек-1». Сюда мы и сворачиваем. В садоводстве у моего спутника дом, где, кажется, он постоянно и живёт.

– Нужно переобуться в резиновые сапоги, – предупреждает он, – там весь лес разворотили.

Первые следы безобразий видны прямо с дороги. Посреди леса появляется просека почти во всю ширину прибрежной рощи. Сквозь жидкие деревья уже виден противоположный берег. Земля изрыта тяжёлой техникой. Начало просеки засыпано строительным мусором.

– Это они сюда самосвалами свозят кирпич с дома, который сносят в посёлке. Потом на нём будут дорогу строить, – поясняет мой спутник.

Разговор прерывают два отдалённых выстрела.

– Одно из двух, – произносит после секундного размышления инсайдер, – либо охота, либо тракториста всё-таки кто-то завалил…

«Депутатская Рублевка»

По пути на дачу узнаю о так называемой «депутатской Рублевке» в посёлке имени Морозова. Оказывается, что ещё до нынешнего уничтожения рощи у истока Невы муниципальные власти «отжали» футбольное поле, где построили коттеджи для «непростых людей».

По теме

Позже другой осведомлённый источник рассказал корреспонденту «Нашей Версии на Неве», что оформлено это коттеджное строительство как ИЖС «Посечено». Дома там принадлежат бывшим и действующим сотрудниками местной администрации и депутатам, а также старшим офицерам-силовикам и генералитету.

Официально участки под эти коттеджи где-то в 2009 году были проданы через аукцион. Правда, за какую цену – никому в посёлке не известно. Решение о выставлении данных участков на аукцион принимал бывший глава администрации Сергей Пирютков, который, судя по документам, на захваченном берегу Невы получил пять участков на себя и один на свою мать.

Кстати, воду и газ в это ИЖС на месте футбольного поля проводили бесплатно на деньги бюджета муниципального образования.

Бобров жалко

Побывав на «месте базирования» моего проводника и обувшись в резиновые сапоги по колено, наконец, идём смотреть, что осталось от прибрежного леса.

Впечатление как от немецкой бомбёжки. К концу августа вытянутый прямоугольник водоохранной зоны, шириной около 200 метров и длиной полтора километра, был перепахан внутри почти полностью. Рыхлую лесную почву повсюду пересекают огромные канавы, в которых стоит вода.

В некоторых местах тракторные колеи изуродовали узкую полоску песчаного пляжа. Не пощадили и семейство бобров, живших в запруде небольшого ручья. Инсайдер рассказывает, что часто водил сюда детей, когда на свет появлялись «мелкие бобры». Про населявших рощу ежей и соловьёв, к пению которых привыкли дачники, и говорить нечего.

О том, что администрация покусилась на рощу, по которой люди выходили на берег Невы с видом на крепость Орешек, стало известно только в конце мая. Тогда кто-то на сайте Росреестра на этом месте обнаружил надпись «строительство 21 коттеджа» и кадастровый номер. Три дня и три ночи активисты изучали законы, после чего направили президенту Владимиру Путину обращение за подписью более 360 человек.

Уже 1 июня пришел ответ, что обращение передано в областную прокуратуру и региональное правительство. «Процессуальный футбол» начался, когда через неделю из областного надзорного ведомства ответили, что передали письмо для рассмотрения коллегам во Всеволожск.

Садоводство как рейдерство

Захватчики впервые объявились здесь 12 июня, в День России. Прибывший без предупреждения трактор выворачивал деревья и оборвал линию электропередач, обесточив дачников.

Местные жители вытащили из кабины тракториста азиатской наружности и потребовали документы, которых, естественно, не оказалось. Полицию ждали три часа, стоя под проливным дождём. К её приезду объявился дерзкий прораб, некий Михаил Григорьев, который оказал неповиновение и был закован в наручники.

Впрочем, работы на следующий день продолжились с новой силой. В полицию были представлены документы о том, что разрешение на них давала администрация посёлка имени Морозова. За вырубленный лес даже была назначена компенсация – 1789 рублей, которые полагалось заплатить в казну. Лес вырубали для строительства дороги в некое новое садоводство «Орешек».

Выяснилось, что администрация Морозовского поселения в августе 2015 года безвозмездно предоставила этому садоводству данный участок леса. При этом в прокуратуре и вышестоящей районной администрации участок до сих пор обозначен как зона Р1 (зона лесов и лесопарков), в которой запрещено размещать садоводства. Такое же предназначение эта земля имеет и в последнем официальном изменении, опубликованном в газете «Ладожские новости» 15 января 2015 года.

Однако, как выяснили активисты, размещённый на сайте местной администрации вариант карты градостроительного зонирования был изменен. Сейчас лес на берегу Невы, согласно карте на сайте, весь закрашен жёлтым цветом как зона сельскохозяйственного использования.

Потому не удивительно, что прокуратура в итоге признала незаконными факты выделения леса садоводству «Орешек», а также предоставление земельных участков в аренду гражданам, попутно, кстати, направив в Следственный комитет материалы проверки в отношении главы администрации на предмет злоупотребления служебными полномочиями.

По теме

А садоводы кто?

Несмотря на протесты прокуратуры, уничтожение леса продолжалось практически до конца августа. С тяжёлым сердцем мы с моим спутником покидаем изуродованную прибрежную зону и за широким столом в дворе его дачного участка дожидаемся одного из активных участников этой истории.

Крепкий мужчина с проседью (назовём его Петрович) приезжает на квадроцикле и присаживается вместе с нами. Из рассказов гостя узнаем, как ему неоднократно приходилось буквально вставать на пути тяжёлой техники.

Кстати, по словам моих собеседников, вся техника была никак не оформлена, и есть подозрение, что она вообще краденая. Протоколы об отсутствии документов на технику неоднократно составлялись инспекторами ГИБДД, которых каждый раз местные активисты вызывали на место. Правда, дальше полиции эти материалы, судя по всему, никуда не ушли.

Во всех инстанциях, куда бы защитники леса ни обращались, они встречали странное недовольство и откровенное нежелание работать по этой теме.

И тут как-то не удивительным оказался тот факт, что обладателями участков в этом садоводстве оказались бывшие и действующие местные депутаты и сотрудники администрации. Причем некоторые, судя по предоставленным активистами документам, отписали себе сразу по несколько участков.

Официальным представителем этого садоводства назвался юрист Павел Зозуля. В ходе встреч с защитниками леса Зозуля зачем-то неоднократно отмечал, что ранее являлся сотрудником УФСБ.

Петрович рассказывает, что показывал этому юристу протест прокуратуры, на что тот ответил, что по закону протест вынесен ему лично, а как доводить его до председателя садоводства, это, мол, «в законе не сказано».

Здесь уместно отметить, что председателем садоводства мажоров избрали женщину, которая на полгода отправилась в плавание. И пока она вернется, рейдерский захват может уже окончательно свершиться.

Люди готовы на все

Технику из изуродованного леса убрали только после проверки губернатора Ленинградской области. Похоже, наверху были услышаны негодующие возгласы о том, что местные жители готовы перекрыть движение по Мурманскому шоссе. Но с результатами вмешательства областной власти здешних активистов пока не ознакомили, сославшись на необходимость проведения дополнительных проверок. Местные полагают, что такая неопределённость продолжится ещё недели три.

Ну а неугомонных активистов продолжают мурыжить в районной прокуратуре, где они пытаются ознакомиться с иском, который по итогам работы надзорного ведомства вроде бы был подан во Всеволожский суд.

Миролюбивый Петрович предлагает не торопиться с решимостью «пустить в расход» технику и трактористов, если они ещё раз объявятся в лесу у истока Невы...

P. S. Редакция «Нашей Версии на Неве» продолжает следить за развитием событий. По известным причинам, мы пока не предаём огласке настоящие имена некоторых участников этой истории.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.09.2016 18:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх