// // Почему в Дагестане нет единого подхода к "делу Сергея Петрова"

Почему в Дагестане нет единого подхода к "делу Сергея Петрова"

1586

Махачкала судебная…

В разделе

Что скрывают дагестанские силовики от федерального центра и почему они любой ценой стремятся схоронить в СИЗО Махачкалы известного петербургского предпринимателя Сергея Петрова? Ответы на эти вопросы корреспондент «Нашей Версии на Неве» искал в далёкой южной республике, Верховный суд которой на днях категорически отказался передавать дело главы предприятия «Маяк» по подсудности в Северную столицу.

«Наша Версия на Неве» неоднократно рассказывала о «деле Петрова», больше года вынужденного слушать намазы в одной камере с радикальными борцами за мир во имя Аллаха («Слово» и «дело», № 25 (333) от 07.07. – 13.07.2014; «Преследовать не по адату», № 41 (349) от 27.10. – 02.11.2014).

Сегодня питерского бизнесмена пытаются обвинить в организации убийства своего бывшего заместителя Тахира Казаватова (того нашли мёртвым на территории Махачкалы в 2000 году), а также в сопряжённом с ним мошенничестве и вымогательстве акций петербургского ЗАО «Маяк» у брата убитого – Рашида. Ранее в Махачкале за убийство уже были осуждены петербуржцы – юрист Станислав Дмитриенко и Степан Загоруйко, ныне обвиняемые в махинациях с ценными бумагами этого предприятия.

Год назад горячие горцы затащили главу «Маяка» в автомобиль прямо у здания ГСУ на Лиговском проспекте. Через несколько дней предприниматель «обнаружился» в дагестанском СИЗО, где ему и вменили организацию расстрела Тахира.

Правда, очень скоро в прессе всплыли удивительные подробности логической цепочки, по которой следствие «вышло» на Петрова. Оказалось, что о преступлении спустя почти 13 лет поведал измученный совестью свидетель Шамиль Алибеков. Протоколы его допроса были заранее подготовлены следователями, а авторитетные московские эксперты заключили, что «Алибеков не является автором этих показаний». Тогда же выяснилось, что имевший место «заказ» на ликвидацию заместителя главы «Маяка» происходил в несуществующем кафе Петербурга, а опознание Сергея Борисовича в качестве «заказчика» произошло через связь Skype. И как вишня на торте – от акций милого семье Казаватовых предприятия «Маяк» они избавились сами… Перепродав ценные бумаги Петрову через третьих лиц! Правда, об «утрате» вспомнили в 2010 году, когда производство начало приносить стабильную прибыль.

Любопытно, что чистоту приобретения акций Сергеем Петровым подтвердили все арбитражные суды Северо-Западного региона. Но после этого в Махачкале было реанимировано уголовное дело по факту расстрела Тахира Казаватова, причину смерти которого следствие так и не установило. Всё дело в том, что в попытках отыскать истину кавказские судмедэксперты осмотрели не тот труп, вытащив из неизвестного бедолаги две пули, при имеющихся у Тахира множественных слепых ранениях…

Чей скандал тише?

Ещё в прошлый раз корреспондент «Нашей Версии на Неве» предположил, что судьям придётся изрядно потрудиться, чтобы собрать воедино мозаику противоречивых мнений, слухов и предположений, «сшитых» в одно уголовное дело.

Очевидно, что единого подхода к «делу Петрова» в Дагестане по-прежнему нет. В конце минувшего ноября Кировский районный суд Махачкалы удовлетворил ходатайство адвоката петербургского предпринимателя Надежды Дуванской о передаче дела в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга. То есть по месту предполагаемой организации убийства Тахира Казаватова и вымогательства акций у его наследников. В чём причина столь гуманного решения?

По теме

По всей видимости, ознакомившись с делом, судья решил, что осуждение Петрова может вызвать скандал даже на Северном Кавказе. С учётом того, что часть материалов в деле прочесть попросту невозможно, да и сам процесс рискует превратиться в многолетнюю бесперспективную историю. Правда, решение Кировского суда было сразу же оспорено прокуратурой, а потерпевший, Рашид Казаватов, доселе изъявлявший желание не покидать пределы Петербурга, резко поменял свои территориальные притязания.

Как рассказал источник «Нашей Версии на Неве», всё дело в том, что опасения стороны обвинения столь же очевидны: будь дело передано на рассмотрение в Северную столицу, сколоченное наспех обвинение закончилось бы куда более громким общефедеральным скандалом, с широкой оглаской в прессе и последующей позорной отставкой верхушки дагестанского СК.

Предпочтут ли дагестанские служители Фемиды отделаться от дурнопахнущего компромата или же будут разбираться в решение вопроса без посторонних глаз, отправив пожилого бизнесмена гнить в кавказскую темницу? Пока их поведение говорит, скорее, о том, что события развиваются по второму варианту.

Три судьи – два решения

Слушания о территориальной подсудности дела Сергея Пет-рова, на днях проходившие в Верховном суде Республики Дагестан, проводили сразу два судьи в двух залах. В первом слушалось новое ходатайство о переводе главы «Маяка» в Санкт-Петербург, во втором – прокурорское оспаривание на решение Кировского районного суда.

Внезапно выяснилось, что адвокат Рашида Казаватова – господин Шарко, пришёл на судебное заседание без открытого ордера. Что, впрочем, не помешало судье общаться с ним, как с равным участником процесса. На возражение адвоката Надежды Дуванской о недопустимости участия в процессе лиц из зала, судья лишь ухмыльнулся. «Вы не Владимира Мелентьевича сын будете?» – поинтересовался он у молодого юриста (адвокатская компания «Троя», в которой работают отец и сын базируется в городе Ставрополе – РЕД). Получив утвердительный ответ, буквально через несколько минут служитель в мантии торжественно продемонстрировал залу заполненный адвокатский ордер на имя сына уважаемого человека. Неприкрытая благосклонность суда, казалось, вызвала оторопь не только у петербургских адвокатов, но и у самого Шарко-младшего. Вскоре ходатайство о переводе Петрова в Северную столицу с треском провалилось.

Во втором судебном заседании, проходящим в составе полной коллегии судей, председательствующему напомнили о печально известном осуждении петербуржцев Дмитриенко и Загоруйко. Оно стало возможным только по причине того, что свидетели из Петербурга категорически отказывались ездить в Дагестан, и их показания попросту зачитали в суде, обойдясь без повторных допросов.

«В соответствии с формулой обвинения нашему подзащитному вменена организация убийства Тахира Казаватова на встрече, происходившей в Санкт-Петербурге в 1999 году. Преступление было закончено там же мошенничеством и вымогательством акций, – аргументировала позицию стороны защиты Надежда Дуванская. – Таким образом, согласно УПК РФ, слушание дела должно проходить по месту совершения наибольшего количества преступлений. В случае если дело будет оставлено в Дагестане, мы получим затягивание процесса – свидетели сюда не поедут, они и на следственные действия не являлись, а здесь мы их будет ждать очень долго. Тем более не приедут потерпевшие. Мы либо увязнем в разбирательстве, либо столкнёмся с вакханалией, как это было с Дмитриенко и Загоруйко».

Среди местных, кстати, ходят слухи, что «вакханалия» с петербуржцами Дмитриенко и Загоруйко не ограничилась отсутствием свидетелей в слушании дела об убийстве. Внезапная смена полного состава присяжных прямо во время судебного процесса явно сыграла на руку стороне обвинения. И, похоже, позволила существенно поправить материальное положение новому составу народных заседателей.

Впрочем, если слухи о подкупе присяжных можно списать на местную молву, то транспортные проблемы, невзирая на их неочевидность, испытал на себе лично корреспондент «Нашей Версии на Неве», добираясь до Махачкалы, а потом обратно. Оба рейса были отменены, и в целом дорога заняла сутки. По всей видимости, в скором времени прелести местных авиалиний смогут на себе испытать и потерпевшие со свидетелями, проживающие в Северной столице.

По теме

Не вняв призывам стороны защиты Петрова, второй суд также оставил главу «Маяка» в Дагестане. Окончательное решение о территориальной подсудности, предположительно, будет принято судьями ВС 11 февраля 2015 года. Правда, оставивший Сергея Петрова судья Верховного суда РД Абдулнасир Гимбатов взял самоотвод, после чего любезно согласился прокомментировать свои решения «Нашей Версии на Неве».

«Доставка свидетелей в суд – технические вопросы, которые не должны сказываться на всесторонности и объективности процесса, – подчеркнул господин Гимбатов. – Решение суда полностью соответствует закону, поскольку судебный процесс должен проходить по месту совершения наиболее тяжкого преступления. В данном случае Сергей Петров подозревается в убийстве, которое было совершено на территории Махачкалы».

Впрочем, по мнению самого главы «Маяка», истинная причина длительного пребывания в махачкалинском СИЗО заключается лишь в одном – осудить его возможно только в Дагестане.

«Очевидно, что истинный мотив этого дела – рейдерская атака на моё предприятие, которая началась с убийства Тахира Казаватова, – подчеркнул пожилой предприниматель во время процесса. – У меня есть основания сомневаться в объективности проводимых здесь мероприятий, и есть большой объём документов, подтверждающих тенденциозность данного процесса…»

«Тезис о том, что суд Дагестана будет с пристрастием рассматривать дело Петрова тоже всего лишь мнение, – парировал судья Гимбатов в беседе с корреспондентом «Нашей Версии на Неве». – Я заявил самоотвод, как раз, чтобы потом не говорили про тенденциозность. Говорят, что в Дагестане не суд, а в Санкт-Петербурге суд. Но у нас все суды действуют на основании Конституции РФ, поэтому говорить, что кто-то тенденциозен, не имеет смысла…»

Тем временем, на Ставрополье….

Говорит ли что-нибудь Конституция России о благоволении отдельным участникам процесса, особенно если они со Ставрополья? Ведь именно с этим благодатным краем в деле Сергея Петрова связаны таинственные, а порой и мистические совпадения.

«Наша Версия на Неве» уже писала о том, как прозревший спустя годы Шамиль Алибеков поведал следователю о встрече с заказчиками убийства в кафе «Абрикосов», которого в то время просто не существовало.

Интересно, что предложение об участии в устранении некоего дагестанца Шамиль получил на Ставрополье, от случайного знакомого по имени «Саня». Как следует из материалов уголовного дела, парень с редким именем внезапно сообщил Алибекову о неких «серьёзных заказчиках» из Петербурга, готовыми выложить 50 тысяч долларов за убийство человека, якобы мешающего управлять «Маяком». Джигиты оседлали железных коней и погнали в далёкую Северную столицу. Там, в мажорном кафе на Невском проспекте их в полном составе встретила организованная группа заказчиков. Среди них был и «Петрович» – так, судя по рассказу Шамиля, представился ему «добротно одетый» член Общественной палаты Санкт-Петербурга Сергей Петров.

«Солидные мужчины» поинтересовались у 20-летних парней – не хотят ли те убить их конкурента и получить за это 50 тысяч долларов? Но горячие джигиты запросили за устранение Тахира Казаватова восемьдесят.

После убийства «Саня» погиб в автомобильной катастрофе. А свидетель преступления – мучимый раскаянием Шамиль, вняв увещеваниям знакомого из Ставропольского края, отправился писать явку с повинной. Стоит ли говорить, что и адвокатское бюро для проживающего в Петербурге Рашида Казаватова так же отыскалось на Ставрополье?

Причина столь загадочных совпадений, по мнению самого Сергея Петрова, кроется в некой причастности семейства Казаватовых к смерти своего дорогого родственника. Как вспоминают свидетели, в частности, он никогда не обедал дома, опасаясь быть отравленным многочисленной роднёй.

Какова же связь между адвокатами Ставрополья, внезапно возгоревшимся местью Рашидом, раскаявшимся Шамилем и Следственным комитетом Дагестана, желающим выдать бредовую историю за полноценное расследование убийства? Будет надеяться, что в своё время этим вопросом задастся Следственный комитет РФ. В свою очередь «Наша Версия на Неве» будет следить за событиями в Махачкале, где 11 февраля, не исключено, решится судьба главы «Маяка».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.02.2015 12:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх