// // Продажный учёный помогал выпускать лекарства без проверки на безопасность

Продажный учёный помогал выпускать лекарства без проверки на безопасность

865

Честь учёного Колбасова

В разделе

Сотрудники петербургского управления ФСБ вывели на чистую воду уважаемого профессора, который создал бизнес по изготовлению поддельных отчётов по доклиническим исследованиям лекарственных препаратов. Суд вынес приговор по 9 таким случаям.

Кандидата медицинских наук 61-летнего Сергея Колбасова подвигло торговать честью эскулапа и учёного его твёрдое убеждение в том, что серьёзные исследования в России никому не нужны, и что сейчас «надо зарабатывать, а не заниматься наукой». Так, по крайней мере, рассказывают про Сергея Евгеньевича его бывшие коллеги по петербургскому Институту токсикологии, где тот являлся ведущим научным сотрудником до 2015 года.

В 2012-м, когда в институте сменился руководитель, Колбасов, как непререкаемый авторитет, помимо должности заведующего лабораторией прикладной токсикологии и фармакологии также стал ведать заключением контрактов на проведение доклинических исследований лекарственных препаратов.

Как известно, процесс выпуска на рынок новых лекарств достаточно сложен. Прежде чем новый препарат испытывают на людях из числа добровольцев, он проходит множество этапов доклинических исследований. Для этого проводят испытания на животных, в ходе которых устанавливается токсичность, канцерогенность, аллергенность препарата, его влияние на репродуктивную систему и так далее. Так вот Институт токсикологии является одним из немногих в России учреждением, которое уполномочено проводить такие доклинические исследования.

Коллеги Колбасова, которых опросили следователи, все как один отзывались о нём крайне негативно.

Вдобавок где-то в 2015 году поползли слухи о поддельных отчётах по доклиническим исследованиям, якобы изготовленных в Институте токсикологии. Первоначально это было на уровне разговоров в курилке – сотрудники обсуждали, как с удивлением обнаружили в интернете сведения о том, что их подписи стоят в тех исследованиях, которые на самом деле не выполнялись.

Работа чекистов

Информацией о поддельных исследованиях заинтересовалось петербургское управление ФСБ. Первым делом чекисты запросили московскую организацию «Фармпортал», которая летом 2013 года обращалась в Институт токсикологии за исследованием разработанных ею препаратов: назального спрея ментолового Нафтизина и спрея для местного и наружного применения ромашкового хлоргексидина.

Выяснилось, что когда представители компании обратились в Институт токсикологии, Колбасов им объяснил, что есть официальный порядок проведения исследований, дорогой и долгий, но есть и путь обходной, когда компания как бы обращается в институт через некую фирму – ООО «Фарматокс». Колбасов заверил, что все исследования в этом случае также будут проведены силами института, и заказчик получит отчёт на официальном бланке с гербовой печатью. Интересен тот факт, что фирма-посредник была оформлена на его сына.

Московская фирма с предложенными условиями согласилась и в итоге перевела на предоставленные Колбасовым банковские реквизиты 600 тысяч рублей.

Уголовное дело по части 3 статьи 159 УК РФ (хищение денежных средств в крупном размере с использованием служебного положения) было возбуждено 15 февраля 2016 года. А уже 29 марта Колбасов был задержан.

Махинатор Колбасов

По теме

На следующий же день после задержания следователь вышел в суд с ходатайством об аресте. Нужно понимать, в какой ситуации находились чекисты, осознавая угрозы от возможного выхода на рынок неисследованных должным образом лекарственных препаратов.

Благонравный вид убелённого сединой интеллигентного профессора медицины вкупе с «экономической» статьёй обвинения могли бы показаться слабыми аргументами для судьи, избирающего меру пресечения.

Однако внешность оказалась обманчивой, и следователь предоставил убедительные доказательства того, что Колбасов без задержания сможет повлиять на показания свидетелей и потерпевших, а значит – на результат расследования.

«Всё равно, меня не посадят. Я откуплюсь, а вы пострадаете», – примерно так говорил профессор, по словам его коллег, намекая тем самым на своё могущество.

Конечно, после таких доводов судья удовлетворил ходатайство следователя, и летом 2016-го Колбасов встретил свой 60-летний юбилей в заключении.

После ареста профессора сотрудники института начали говорить. Из свидетельских показаний чекисты узнали, что Колбасов часто засиживался в лаборатории за компьютером. Также, по их словам, много лекарственных препаратов, предоставленных для исследований, коробками уходили в урну.

Узкие специалисты, чьи подписи якобы стояли в составленных профессором подложных отчётах, находили десятки неточностей и отступлений от методик. При внимательном изучении становилось понятно, что одному Колбасову знаний явно не хватало.

Впоследствии также удалось установить, что Институт отчего-то совершенно не закупал подопытных крыс в специальном питомнике, для якобы проведённых Колбасовым исследований. Отследить это было довольно просто – каждая крыса стоит порядка 500 рублей и имеет собственный паспорт, отражающий всю историю её жизни. Однако арестованный это пытался объяснять тем, что в лаборатории крысы будто бы «сами выводились» сотнями.

Поначалу профессор высокомерно полагал, что следователи не разберутся в его отчётах. Колбасов подробно расписывал механизм якобы проведённых им, зачастую, по его словам, единолично исследованиях. Опровергать его версию также было сложно, поскольку арестованный признавал, мол, да, исследовал не в полном объёме, «но в целом это делалось», и, возможно не теми сотрудниками, так другими.

Вдобавок ко всему этот человек, обладающий широким кругозором, хорошими манерами, учёный, посаженный сейчас за решетку, вызывал живое сочувствие. Однако следствие к тому времени уже обнаружило в его собственности, жены и двух сыновей 17 квартир и 10 земельных участков неясного происхождения. К тому же всестороннюю помощь оказывало и руководство института, который, по словам следователей, оказался «совершенно порядочной организацией». К моменту возбуждения уголовного дела Колбасова уже «выдавили с боями» в другой НИИ, и все в Институте токсикологии вздохнули с облегчением.

Попытка выкупа

Колбасов первое время в СИЗО храбрился ещё и потому, что считал, что его 37-летний сын Алексей скоро его вытащит, мол кому надо уже «занесли».

Сам младший Колбасов к уголовной ответственности не привлекался. На него номинально были записаны фирмы «Фарматокс» и «Лаккол», через которые отец оформлял подложные исследования. Следователи поверили, что сын не знал о том, что профессор делает что-то незаконное.

Редакция «Нашей Версии на Неве» просит оценить остроумие младшего Колбасова, который прямо на своей странице «ВКонтакте» повесил объявление о поисках человека, который мог бы помочь «решить» их семейную проблему. На помощь Алексею пришёл его некий знакомый Андрей, сказал, что «папу надо спасать» и у него «есть свой человек». Нужно ли говорить, что всё это разворачивалось под пристальным контролем оперативников ФСБ?

Суд

После неудачной попытки выкупа Колбасов-старший приуныл и под давлением новых фактов и присоединённых восьми эпизодов дела стал всё по порядку рассказывать следователям. Те в свою очередь любезно согласились выслушать.

Калининский районный суд в особом порядке рассмотрел дело и 19 июня 2017 года приговорил профессора Колбасова к 3 годам 3 месяцам колонии общего режима, штрафу в размере 300 тысяч рублей и лишению права занимать определенные должности в течение двух лет.

Согласно решению суда, всего осужденным были выданы подложные отчёты по 30 медикаментам различного спектра действия: от БАДов до онкопрепаратов. Большинство из них были дженерики, то есть препараты, воспроизводящие ранее запатентованные лекарственные формы.

В настоящее время заявлено 7 гражданских исков на общую сумму около 5 млн рублей. Колбасов честно заявляет, что готов рассчитаться со всеми, кто потребует возмещения. Правда, многие организации после первой доклинической стадии попросту не смогли себе позволить клинические исследования, цена на которые начинается от миллиона долларов. Стоит также отметить, что как только следствию становилось известно о поддельном исследовании какого-либо препарата, информация о нём сразу же передавалась в Минздрав для принятия соответствующих мер. Поэтому нельзя говорить, что в продажу из-за действий Колбасова могли попасть недоисследованные препараты.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.10.2017 10:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх