// // «Русская весна» или «Евразийская осень»?

«Русская весна» или «Евразийская осень»?

822
В разделе

Ровно за день до начала массовых протестных акций на Майдане Киевский международный институт социологии представил любопытные результаты исследования политической активности украинцев: тогда казалось, что принимать участие в демонстрациях и протестах готов минимальный процент населения.

Январские данные отечественных социологов показали снижение протестной активности россиян в два раза – четверть опрошенных теперь вообще считают, что митинги ничего не дают. Значит ли это, что повторение украинских событий невозможно в России, и почему обе стороны будут всеми силами сдерживать развал Украины? Об этом корреспондент «Нашей Версии на Неве» поговорил с петербургским писателем и культурологом Андреем Столяровым.

– Андрей Михайлович, информационное освещение событий в соседней стране проходило под лозунгами «смрадный Майдан», «карнавал фашистов и пьяниц», «сборище отморозков» и прочими образными метафорами. Почему отечественное ТВ вдруг заговорило языком подворотни? Это «работа на упреждение»?

– Это страх повторения украинских событий в российском формате. Вещи такого рода изолированно не происходят. Мир стал очень взаимосвязанным: знаковая подвижка в одной стране отзывается социальным эхом по всему региону. Вспомним молодёжные революции конца 1960-х – начала 1970-х годов. Полыхнуло во Франции и вдруг распространилось по всей Европе, перекинулось в США, даже – в Азию. То же самое в случае «арабской весны»: началось в Тунисе, и вдруг заполыхал весь регион. Так что опасения российских властей более чем понятны.

– Высказывается также мнение, что эти события инспирированы Европой и США, которые подпитывают Майдан, чтобы оторвать Украину от России.

– Нельзя поджечь то, что не способно гореть. События на Украине объясняются прежде всего внутренним состоянием страны. Не стоит рассматривать их исключительно в политических координатах. На мой взгляд, дело заключается в том, что несмотря на двадцать лет независимого существования, несмотря на все формальные атрибуты государственности, подлинным государством Украина так и не стала. Основа государства – единая нация, а на Украине сейчас наличествуют четыре разных народа, четыре «нации», интересы которых принципиально не совпадают.

Это «западенцы», которые стремятся в Европу и при этом только себя считают подлинными украинцами. Это «киевляне», которые тоже стремятся в Европу, но «западенцев» считают провинциалами. Здесь и «восточники» – они не хотят терять связей с Россией, и Крым, неустанно подчеркивающий свой автономный статус.

«Западенцы» готовы сбросить Восточную Украину, лишь бы оказаться в Европе, «восточники» готовы отказаться от западных областей, лишь бы остаться с Россией. «Киевляне» рассматривают себя не столько как украинцев, сколько как европейцев, а Крым стремится превратить свою автономию в самостоятельную государственность. Вот – четыре народа, и ни один из них не озабочен целостностью государства.

– То есть распад Украины всё-таки неизбежен?

– Многое будет зависеть от внешних факторов. Ведь распада Украины не хочет ни одна из противостоящих держав. Европе не нужен распад, потому что на ней повиснет Правобережная Украина. У европейцев сейчас не то экономическое положение, чтобы вкладывать крупные средства в этот периферический регион. Россия не хочет распада, поскольку на ней останется Восточная Украина. И опять-таки где взять средства, чтобы грамотно её интегрировать? К тому же в случае такой фрагментации России придётся взять под свою эгиду независимый Крым, а это резко обострит отношения между Россией и Западом. Ситуация на Украине напоминает давнюю историю в Австро-Венгерской империи, которую называли «больным человеком Европы». Кстати, Австро-Венгрия не распадалась лишь потому, что этого не хотела ни одна из тогдашних великих держав.

По теме

– В продолжение того же сюжета. Если всё-таки победит Майдан, это может стать катализатором второй протестной волны в России?

– Мне уже приходилось писать, что революционный процесс в России, начатый перестройкой, не завершён. Наша страна сейчас находится в периоде реставрации. Это как бы «отдых» между двумя революциями. И вопрос, на мой взгляд, состоит не в том, будет ли у нас революция или нет. А в том, какие формы она обретёт.

К сожалению, мы уже пропустили момент, когда необходимые преобразования можно было осуществить сравнительно мягким путем. Это можно было сделать в период нефтяного «золотого дождя».

А сейчас, полагаю, для нас наиболее вероятен сценарий, который я назвал бы «русской весной».

– Название звучит очень оптимистично…

– Однако сам сценарий таковым не является. Сценарий «русской весны» исходит из того, что нынешняя Россия хоть и позиционирует себя как многонациональное государство, всё же сохраняет определённую имперскую суть. А при любых катаклизмах внутри империи от неё сразу же пытаются отделиться иноэтнические провинции.

Внутренний механизм такого процесса уже запущен. Сейчас в составе России наличествует ряд республик, где русское население является этническим меньшинством. Это семь республик Северного Кавказа, Татарстан, Башкортостан, Калмыкия, Тува, Чувашия и Якутия. Пока экономическая ситуация более-менее приемлемая, их этнический потенциал проявляется в основном в сфере культуры. То есть, он имеет декоративный характер. Однако революция всегда ведёт к резкому ослаблению центральной власти. И тогда вовсе не исключено, что та же этничность может быть представлена в виде агрессивных национальных проектов, связанных прежде всего с обретением собственной государственности. Повторится ситуация перестройки. Огненный пояс сепаратизма охватит страну. Причём, можно нисколько не сомневаться, что Запад в лице Европы и США поддержит, например, великий якутский народ «в его борьбе за свободу и демократию против тиранической власти России».

Вот когда может осуществиться мечта патриотов. Россия станет исключительно русским, национальным, точнее – этническим государством. Правда, это вовсе не обязательно приведёт к утверждению демократии. Скорее наоборот: после очередной революции в России может возникнуть очередной реставрационный режим. «Весна», вопреки формальному климатическому сюжету, сменится унылой зимой. Будет реконструирована нынешняя застойная ситуация, и мы опять окажемся в начале перестроечного пути.

– Неужели этот сценарий единственный? И неужели российская власть не осознаёт, по какому пути мы идём?

– Разумеется, российская власть лихорадочно ищет выход. И у нас, по-моему, начинает осуществляться сценарий, который я бы определил как «евразийскую осень». Суть его очень проста.

В России проживает сейчас множество легальных и нелегальных мигрантов, большинство которых – выходцы из среднеазиатских республик. Так вот, за последнее время уже не раз высказывались осторожные мнения, причём на самом верху, что надо бы всех этих мигрантов натурализовать. То есть превратить в юридических россиян, дать им гражданство, а также – все политические права. Не случайно, по-видимому, и президент России начал пропагандировать некий «Евразийский союз», подразумевающий самую тесную интеграцию с государствами Средней Азии. Напрашивается мысль, что нынешняя российская власть намерена слегка трансформировать россиян – превратить их, не в азиатский конечно, но в евразийский народ, более пассивный и более послушный велениям власти.

– А это возможно?

– Конечно. Тем более что выгоды такой стратегии очевидны. «Азиатизация» электората резко повысит количество голосов, отданных на выборах на нынешний российский режим. Мигранты, новоиспечённые россияне, будут голосовать «автобусами», так, как укажет им «бригадир». И никакая демократическая агитация не сможет на них повлиять. Внешние демократические приличия будут таким образом соблюдены, «суверенная демократия» обретёт второе дыхание.

В свою очередь, азиатизация армии, полиции и внутренних войск – а этот процесс, насколько можно судить, тоже уже идёт – несомненно повысит их стойкость в противостоянии революционной стихии. Силовой ресурс власти станет чем-то вроде мамлюков, султанской гвардии, элитных войск в средневековом Египте. Набранные из иноязычных народов, не имеющие никаких связей в местной среде, мамлюки зависели только от власти и потому сражались за неё до конца. В плане же политического прагматизма будущий Евразийский союз очень напоминает Священный союз, созданный в Европе после победы над Наполеоном. Тогда «союз монархов», куда вошли Австрия, Пруссия и Россия, призван был удержать Европу от революций, что в какой-то мере ему удалось. Сейчас предполагаемый «союз автократий», видимо, будет решать ту же непростую задачу. «Евразийская осень» может стать для России реальностью. Однако, разумеется, не навсегда…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.02.2014 18:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх