// // Единственную в Петербурге рыбопромысловую компанию «Океанпром», добывающую биоресурсы в северных морях, рвут на куски

Единственную в Петербурге рыбопромысловую компанию «Океанпром», добывающую биоресурсы в северных морях, рвут на куски

4048

Чтоб вам ни трески, ни пикши...

2
В разделе

Заместитель директора ФГУП «ВНИИ Океангеология им. академика И. С. Грамберга» Андрей Овсянников, имеющий небольшую долю собственности в этой компании, намерен засудить своих компаньонов Андрея Порошина и Юрия Анушкина. Вопрос упёрся в сумму, которая составляет порядка 60 млн рублей.

«Спящий партнёр» Овсянников, изначально самоустранившийся от оперативного управления «Океанпромом», теперь выражает явное недовольство финансовыми результатами и предпринимает немалые усилия, чтобы заморозить деятельность общего предприятия.

Как сообщили корреспонденту «Нашей Версии на Неве», конфликт разразился несколько лет назад. Тогда директор рыбопромысловой компании неожиданно написал заявление собственникам об увольнении по собственному желанию. Злые языки говорят, что незадолго до этого он вроде бы стал напоминать собой боксёрскую грушу. Много времени утекло с тех пор. Сегодня можно лишь предположить, что руководитель «Океанпрома» сбежал под влиянием физических угроз, исходящих от кого-либо недовольного тем, как идут дела. Исчезновение директора застигло Порошина и Анушкина, суммарно владеющих 60 процентами долей, врасплох.

Что касается Андрея Овсянникова, который считает себя основателем этого рыбного бизнеса, то денег в развитие предприятия он не вкладывал, но за дивидендами к партнёрам обращался исправно – вне зависимости от финансовой ситуации в «Океанпроме». Об этом «Нашей Версии на Неве» удалось выяснить у нынешних топ-менеджеров компании.

Карман или судно…

Предысторией возникшего конфликта стали изменения в Уставе рыбопромысловой компании, которые пришлось внести в 2012 году для получения кредита Энергомашбанка. На этот кредит и собственные деньги компаньонов Андрея Порошина и Юрия Анушкина было приобретено судно «Азурит», ныне бороздящее просторы морей. Со слов Андрея Овсянникова понятно, что его не устроила излишняя самостоятельность партнёров, к тому же резко упала прибыль – видимо, слишком большие деньги шли на содержание «Азурита».

Рыболовецкий флот – это проблема национального значения. На промысел выходят порядком изношенные суда, построенные ещё во времена Советского Союза. По экспертному мнению москвича Игоря Нечаева, давно занимающегося этой тематикой, в СССР был создан самый большой в мире океанский рыболовецкий флот, куда входили: рыболовные, научно-исследовательские, рыбоохранные суда, рыбообрабатывающие комплексы. Но после того, как развалилась великая держава, российские промысловые суда покинули бескрайние водные просторы.

Кстати, в 1980 году советские промысловики добывали на душу населения 36 килограммов рыбы – американцы всего 16. А за два года до кончины Советского Союза этот показатель был доведён до рекордных 56 килограммов, что заставило потесниться мировых рыболовных лидеров – Японию и Китай. Теперь же, как с горечью констатировал на прошедшем 19 октября заседании президиума Госсовета РФ министр сельского хозяйства Александр Ткачёв, основной объём добытой рыбы в страну завозят из-за рубежа. За кордоном остаётся и прибыль, и рабочие места.

Лишь в 2013 году рыболовецкий флот Российской Федерации впервые получил новый траулер. По информации электронной газеты «Правда.ру», изношенность судов нынче достигает 80 процентов, общая численность промыслового флота сократилась на 184 единицы, а многие рыболовы отправляются в моря-океаны под иноземным флагом. В итоге общий выпуск продуктов рыбопереработки в России резко упал. Например, по сравнению с советскими временами, консервов и пресервов стало… в четыре раза меньше.

По теме

Очевидно, что на общем безрадостном фоне судно «Азурит», построенное в Норвегии в 1967 году и выходящее в море под российским триколором, не слишком отличается в лучшую сторону от своих промысловых собратьев. И явно нуждается в том, чтобы хозяева поддерживали его в надлежащем состоянии.

Много для этого надо или мало? Андрей Овсянников допускает, что траты излишни. А компаньонов открыто называет «банальными жуликами», которые незаконно присвоили себе полномочия распоряжаться имуществом.

Он же – гарант безопасности

В ответ Юрий Анушкин вспоминает, как младший партнёр Овсянников обещал на заре совместного бизнеса помочь предприятию с выделением квоты на добычу биоресурсов. Ведь Андрей Евгеньевич – человек непростой. В бандитские 90-е годы успел отметиться в авторитетной охранной структуре, а затем вдруг оказался на месте руководителя работ по обеспечению безопасности на континентальном шельфе России в водах Арктики. Да и в корпоративном конфликте сразу пошёл ва-банк, обратившись в ФСБ и завалив суды исками на соратников по промысловому делу.

– Но те обещания с квотой так и оказались пустым звуком, – сетует Анушкин. Поэтому практическую деятельность «Океанпрома» пришлось выстраивать, не рассчитывая на почётного разведчика недр. Сам же Овсянников больше интересовался не выловом рыбы, а размерами причитающихся дивидендов.

Атаку на «Океанпром» миноритарный собственник ведёт, умело опираясь на позицию Президента России.

Возмутился же Владимир Путин на заседании президиума Госсовета тем, что на отечественных прилавках «по-прежнему преобладает импортный и достаточно дорогой товар, да ещё и не всегда хорошего качества»! И добавил жёстко: «Нашу страну и граждан абсолютно не устраивает, когда ассортимент и цены рыбы на внутреннем рынке определяются зарубежными поставщиками». Вот и вторит главе государства Андрей Овсянников на страницах шведской газеты «Деловой Петербург» – мол, нельзя, «чтобы выловленная по национальным квотам России рыба попадала» только к иностранным переработчикам. Именно в том, что добыча «Азурита» уходит за границу, склонен заместитель директора ФГУП «ВНИИ Океангеология им. академика И. С. Грамберга» рассматривать вину бизнесменов Порошина и Анушкина перед Отечеством.

Однако праведный гнев Овсянникова, как оказывается, не совсем оправдан. Действительно, исходя из ценовых соображений около половины улова «Океанпром» поставляет в Латвию, Канаду, Китай, США, Данию, Норвегию и другие страны. Однако за три последних года предприятием было добыто биоресурсов более чем на 430 млн рублей, и все налоги остались в России. И поскольку квота на вылов трески и пикши действует до конца 2018 года, в соответствии с сегодняшними установками главы государства рыбопромысловая компания готова увеличить поставки продукции для внутренних переработчиков.

И раз уж Андрей Евгеньевич клеймит позором несговорчивых партнёров по «Океанпрому», желая подвести их под уголовное преследование, возникает закономерный вопрос – насколько праведным можно считать самого миноритария Овсянникова? И не является ли его участие в промысловой компании, как говорят юристы, притворным, на самом деле же человек не занимается бизнесом, а пользуясь связями с силовиками – лишь «гарантирует безопасность»? В таком случае дивиденды – это оплата услуг, и возмущение «гаранта» тем, что прибыль не так велика, – вполне объяснимо…

Не по приказу

Кстати, если обратиться к содержанию приказа № 554, изданному Министерством природных ресурсов и экологии РФ в декабре 2014 года в рамках противодействия коррупции, то на работников, которые замещают отдельные должности в подведомственных организациях, были распространены ограничения, запреты и обязанности, установленные «для федеральных государственных гражданских служащих». К числу таких работников относятся руководители, заместители руководителя, главные бухгалтеры и руководители филиалов.

Парадокс – в этом случае уже почти год ставится под сомнение участие заместителя директора ФГУП «ВНИИ Океангеология им. академика И. С. Грамберга» Андрея Овсянникова в деятельности коммерческого «Океанпрома». Юрий Анушкин вообще убеждён, что на почётного разведчика недр распространяется норма ч. 3 ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации». При таком раскладе Овсянников в силу занимаемой должности не вправе заниматься лично или через доверенных лиц предпринимательской деятельностью, а также участвовать в управлении хозяйствующим субъектом. За исключением, пожалуй, жилищного, жилищно-строительного или гаражного кооперативов, садоводческого, огороднического или дачного потребительских кооперативов, ТСЖ и профсоюза, который официально зарегистрирован.

По теме

Как мы понимаем, ничего про рыбу в этом перечне нет. А к чему, в таком случае, можно отнести сведения из базы данных «Контрагент», которая по запросу выдает информацию, что Андрей Евгеньевич Овсянников является учредителем ООО «Русский дилинговый центр» (Москва) и петербургские ООО «Виконт Флора», ООО «ГАМТЭКС», ООО «Бастион»? Или, допустим, ООО «Научно-исследовательский институт геологии Арктики» из Северной столицы?

С последним «ответственно-ограниченным» НИИ вообще выходит странная штука – без трески и пикши явно не разберёшься.

Громко названной коммерческой структурой в равных долях владеют генеральный директор Александр Селин, Юрий Бордунов и Андрей Овсянников. В свою очередь ООО «Научно-исследовательский институт геологии Арктики» вместе с научно-производственной ассоциацией по морским геологоразведочным работам «Севморгеология» (ей руководит Юрий Бордунов) учредили ООО «НПА «Севморгеология». Располагается вторая «Севморгеология» вместе с ООО «Научно-исследовательский институт геологии Арктики».

И самое интересное – ФГУП «ВНИИ Океангеология им. академика И. С. Грамберга», где честно служит интересам родины Андрей Овсянников, является членом научно-производственной ассоциации по морским геологоразведочным работам «Севморгеология». Ну а почётный разведчик недр почему-то присутствует везде.

Да ладно, разбираться со своим подчинённым – дело министерское. Гораздо хуже, когда под ударом находится судьба единственной в Санкт-Петербурге рыбопромысловой компании, которая пока ещё продолжает добывать столь необходимые стране биоресурсы в Баренцевом и Северном морях.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2015 23:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх