// // Иисусе Riot!

Иисусе Riot!

413
4
В разделе

Пока в Хамовническом суде Москвы уточняются последние нюансы «дела кощунниц-панкерш» (как то – являются ли их танцевальные движения бесовскими? может ли осенение крёстным знамением быть богохульным? и где, в конце концов, можно узнать, как танцуют бесы?), в «миру» явление Pussy Riot давно переросло из категории двусмысленного перформанса в разряд социальных явлений.

Участниц панк-группы, известных до этого разве что символичным актом «рождения» курицы, вздёрнули на стяг и в зависимости от мировоззренческих предпочтений понесли либо как символ «борьбы с поповщиной», либо как образец нового типа орудия, направленного против сознания граждан России. А так же геноцида не просто русской цивилизации – бери больше – всех придуманных и не придуманных христианских ценностей мира, вместе взятых.

Питерские социологи, проводившие исследование последствий панкерского перформанса, считают, что в Северной столице явления, подобного Pussy Riot, быть не могло. Мол, «все сумасшедшие уехали в столицу, а в Петербурге осталось более консервативное и оглядывающееся общество».

Пожалуй, косвенным подтверждение данных наблюдений можно считать события последних дней, когда весь мир следил за тем, как в Хамовническом суде Москвы судят «бесов». Между тем, для каждого русского человека любящего родину, РПЦ и Президента, присутствие этого героя христианской мифологии в душе «кощунниц» из Pussy Riot уже должно быть очевидным. «Фомам неверующим» отныне можно смело тыкать в рыло документом, да за такой подписью, что мало не покажется: психолого-психиатрическая экспертиза констатировала смешанное расстройство личности «кощунниц». Правда выражалось оно по-разному: у Надежды Толоконниковой – в виде «активной жизненной позиции». У Марии Алёхиной психиатры обнаружили отклонение в виде «завышенного уровня в самооценки», а у Екатерины Самуцевич, страшно сказать – в «упорстве и категоричном отстаивании своего мнения». Одним словом, как модно нынче говорить в стране, некогда отправившей первого человека в космос, – «девок бесы крутят».

Не удивительно, что анекдотичность заключения психиатров и «отжиг» экспертизы с уложениями Трульского собора, а также другие маловероятные в наш век вещи, сопровождающие весь процесс расправы на «панкершами», не прошли даром. Во-первых, из небытия был вызван уже было позабытый жанр анекдота. «Мосгорсуд приговорил Pussy Riot к повторению своего выступления в Центральной мечети города Москвы. Адвокаты обвиняемых уже подали прошение о замене наказания на пожизненное заключение», – подобные зарисовки бродят по страницам всемирной паутины наряду с другими «откровениями» типа «Pussy Riot и феминистки поклоняются Чужому».

Во-вторых, не удивительно, что у «Пусей» начали появляться свои сторонники и даже толкователи, которые приравняли панк-молебен женщин к «акциям» Иисуса Христа, также не отличавшимися уважением к храмовым торговым точкам. Похоже, что сами того не ожидая, «Пусси» вдруг стали болезненной струной, играющей на противоречиях как внутрицерковной системы, так и светскости российского государства, обнажив все его самые неприглядные стороны.

Вместе с тем, питерские социологи считают, что явление Pussy Riot сегодня на руку не только власти¸ но и оппозиции. «По сути это смещение внимания людей с обсуждения более жизненно-важных процессов, – пояснила «Нашей Версии на Неве» старший научный сотрудник Социологического института

По теме

РАН Татьяна Протасенко. – Мы спрашиваем – что волнует сегодня людей? Их волнует ЖКХ, благосостояние, пенсии. Однако вместо этого все уже полгода обсуждают Pussy Riot».

Обсуждения, впрочем, не лишены основания. Очевидно, что реакция некоторых верующих на панк-молебен в ХХС оказалась не по-христиански агрессивной. Это показывают даже цифры. «У нас было подозрение, что верующие окажутся милосерднее атеистов, но ничего подобного», – констатируют сотрудники Социологического института РАН. Результаты исследований показали, что более всего к наказанию девушек тяготеют именно верующие – 80% из них выбрали суд против 54% атеистов. При этом 24% верующих настаивают на уголовном наказании, а 36% – на административном. Данные цифры можно было бы вполне объяснить оскорблением чувств людей, которое вызвало прикосновение к священному для них месту. Естественно, если бы не то обстоятельство, что глубина оскорбления заставила вздрогнуть даже самих служителей церкви.

Так, в ответ на лукавый призыв Всеволода Чаплина выпустить девушек, дабы те совершили такую же акцию в мечети, известный своими прогрессивными взглядами дьякон Андрей Кураев порекомендовал людям, говорящим подобное, «обратиться к психотерапевту». «Тут очевидная психическая травма, вызванная не до конца осознаваемым внутренним разрывом между психической реальностью и теми требованиями, что человек к себе сам же и предъявляет, – диагностировал отец Андрей. – Такие советы и мечты означают, что человек залез в конфессию не по размеру. Внешне он выбрал христианство, а внутренняя структура его эмоций соответствует миру Ветхого Завета, где «око за око, зуб за зуб».

По словам Кураева, вначале его возмущали публичные мечтания о посыле в мечеть. Но потом он понял, что их нужно воспринимать просто как исповедь пациента.

Пётр Павленский, художник:

«Акция Pussy Riot грандиозна тем, что вскрыла целый пласт проблем. Например, показала нам, что есть на самом деле чувства верующих. Ведь оскорблены не верующие – оскорблена идеологическая структура, которая обладает определёнными воздействием на людей.

Заявление про 80% оскорблённых, если оно верно, должно привести в ужас. Это значит, что идеологический аппарат церкви имеет такое влияние, что 80% людей приняли его заявление за свои чувства! Истинных христиан акция не смогла бы оскорбить никоим образом. Ведь ассоциация с акцией Христа, изгнавшем торговцев из храма, очевидна. А в чём разница между действиями Иисуса, которые вызвали иудо-христианский раскол, и действиями Pussy Riot? В том, что последние – это лёгкий вариант протеста.

Безусловно религия, в частности христианская – это глубокая философская система, это постоянная духовная практика, которая может ответить человеку на некоторые вопросы. И судя по реакции церкви на акцию женщин, РПЦ уже давно порвала связь с христианской культурой. И сегодня активно рвёт её с культурой православной. Не удивительно, если православный крест вскоре может стать тем, чем в своё время стал некогда мирный символ свастики».

Татьяна Протасенко, старший научный сотрудник Социологического института РАН:

«Явление Pussy Riot вопреки многим утверждениям абсолютно не вскрыло внутренних проблем церкви. Сегодня мы видим карательный аппарат государства, но не церкви. Если бы песня девушек не содержала политического подтекста, ничего подобного не случилось бы. Перед нами чистая политика. Вместе с тем внимание к акции не удивительно. Людей привлекает смешение сфер, необычность. Ведь если бы эти девушки устроила аналогичный перфоманс во главе колонны писателей или под памятником Абаю, эффект был бы гораздо менее заметен. Именно поэтому люди, которые хотят привлечь к себе внимание, переходят границы, и в итоге становятся своеобразными символами. Как, к примеру, тот пражской студент, который сжёг себя в знак протеста против ввода советских танков в ЧССР в 1968 году».

Ирина Дудина, поэт, прозаик:

«Целью девушек было выступить в храме, чтобы все стали антиавторитарными гражданскими активистами. Это очень странная терминология, почему вдруг авторитарность у нас квалифицируется со знаком минус? Есть общепринятые понятия. Есть верх, есть низ. Есть возвышенное, есть низменное. Когда ребенок растёт, ему нужен авторитарный отец, чтобы он объяснил ему что хорошо, а что плохо. Существует теория трансгуманизма, и по всей видимости девушки следуют ей. Судя по всему, их ещё ждёт длинный путь духовного становления».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 09.08.2012 19:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх