// // Кому «Маяк» светит, а кому…

Кому «Маяк» светит, а кому…

1107
2
В разделе

С того момента, как на старейшее швейное предприятие Санкт-Петербурга наведались преступники, прошло четырнадцать долгих лет. А сегодня, как считает генеральный директор Сергей Петров, «Маяк» подвергается мощной рейдерской атаке.

Особая роль отведена в этой истории следственным органам. Возможно, любители поживиться чужим имуществом утихомирятся после того, как в минувший понедельник коллегия присяжных Верховного суда Республики Дагестан вынесла обвинительный вердикт по факту убийства экс-главы швейного предприятия Тахира Казаватова.

В числе тех, кто находится на скамье подсудимых, – петербургский юрист Станислав Дмитренко (ранее помощник депутата ЗакСа Ольги Литвиненко), бывший начальник общежития Национального минерально-сырьевого университета «Горный» Степан Загоруйко, а также житель Махачкалы Шамиль Алибеков. Они обвиняются в том, что организовали или оказали пособничество группе лиц в совершении заказного убийства. Как установил суд, первые двое в 1999 году решили физически устранить крупного акционера «Маяка» Тахира Казаватова, который на тот момент являлся заместителем директора предприятия.

Для реализации преступного плана был привлечён Алибеков и другие лица. После получения аванса в 50 тысяч долларов уроженец Дагестана вместе с родственниками будущей жертвы начал следить за передвижениями акционера «Маяка» по Махачкале. И вскоре, 11 февраля 2000 года, киллер расстрелял Казаватова во дворе дома по ул. Шоссе Аэропорта. Окончательный расчёт в размере, аналогичном выплаченному авансу, в Санкт-Петербурге произвёл с наёмными убийцами Загоруйко. Пакет акций, принадлежавший Тахиру Казаватову, в качестве наследства перешёл к матери убитого предпринимателя.

Цепь, связанная узлом

Однако это лишь малая часть тех злоключений, которые выпали на долю «Маяка». В октябре 2014 года в Санкт-Петербургский Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции» обратился генеральный директор предприятия Сергей Петров, который уже тридцать лет руководит швейным производством, из них четырнадцать лет – ещё при жизни Тахира Казаватова. По его словам, мать погибшего передала доставшиеся ей 31,14% обыкновенных именных акций в управление своему второму сыну – Рашиду, сама же она на протяжении трёх лет продолжала самостоятельную активность и реализацию прав акционера. Видимо, это и стало поводом к началу многолетней рейдерской войны.

В июне 2003 года мать убитого подарила акции некоему гражданину Алиеву, тот даровал их Загоруйко, а затем ценные бумаги выкупил за 7 млн рублей Сергей Петров. По иронии судьбы, ничего не ведавший покупатель заключил сделку с тем, кто организовал убийство Тахира Казаватова. Не успел генеральный директор осознать, что стал крупным акционером швейного предприятия, как ему начали поступать недвусмысленные требования о том, чтобы Петров расстался со своими активами. Руководитель «Маяка» возражал, и в сентябре того же года по машине, в которой он находился вместе с несовершеннолетней дочерью, был открыт пистолетный огонь. «Стреляли в упор, – заметил Сергей Петров в беседе с корреспондентом «Нашей Версии на Неве», – одна пуля до сих пор в голове».

Уголовное дело №674670, возбуждённое по факту покушения, быстро заглохло. Стрельбу по автомобилю расценили как хулиганство и в декабре 2004 года приостановили расследование «в связи с не установлением лица, подлежащего уголовной ответственности».

По теме

В 2010 году мать Тахира Казаватова умерла, и тут же второй сын Рашид заявил, что ни Алиев, ни Загоруйко, ни Петров никогда не имели никакого права на акции. Арбитражное разбирательство длилось три года, и попытка истребовать у генерального директора «Маяка» активы, оцененные Рашидом Казаватовым в 10 млн евро, успехом не увенчалась. Где ж вы были так долго, истец? – обоснованно поинтересовался суд.

Но удивительные события начали происходить за год до того, как завершился арбитражный суд. В декабре 2012 года по заявлению Рашида Казаватова ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу возбудило уголовное дело №615387. Следователи предположили, что вся семья Казаватовых была введена в заблуждение со стороны неустановленных лиц, которые провели притворные сделки и умыкнули пакет акций. В качестве основного подозреваемого стал фигурировать генеральный директор «Маяка» Сергей Петров. В его квартире и рабочем кабинете прошли обыски, а сам руководитель оказался под подпиской о невыезде.

Как закон вывернуть наизнанку

«Я писал в Генпрокуратуру, прокуратуру Санкт-Петербурга, надзирающему прокурору, и … пшик!» – негодует Петров, благодаря которому «Маяк» счастливо избежал банкротства и закрыл все долги перед кредиторами. Его возмущение объяснимо – арбитражный суд, казалось бы, поставил точку в затяжном споре, но органы следствия продолжают подвергать оценке обстоятельства, которые рассмотрены и изучены в рамках завершенного процесса. Дотошные следователи, подобно ищейкам, вызывают руководителя «Маяка» на допросы, проводят выемки и, похоже, не собираются составлять постановление об отказе в уголовном преследовании Сергея Петрова.

Именно это малооправданное рвение и привело крупного акционера швейного предприятия в ЦОП «Бизнес против коррупции». К тому же правоохранительные органы по непонятной причине не желают возобновлять уголовное дело о покушении на Петрова, хотя он твердит, что есть факты, доказывающие связь давнего инцидента с осуществляемой предпринимательской деятельностью. По мнению экспертов Центра, «при подобных обстоятельствах бездействие правоохранительных органов представляется недопустимым и не соответствующим закону».

«Знаю этого человека двадцать лет, – вступается за акционера «Маяка» председатель Ассоциации промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Сергей Фёдоров. – Он же выиграл все арбитражные суды, а следственные действия продолжаются. Я предложил от имени Общественного совета ЦОП «Бизнес против коррупции» обратиться в прокуратуру».

В действительности, сегодняшним экономическим положением «Маяк», если так можно сказать, во многом обязан Сергею Петрову. За последние десять лет предприятие осуществило диверсификацию бизнеса, преобразовав часть производственных площадей в деловой центр. Что касается производственной деятельности, то швейное производство выпускает детскую одежду и сотрудничает с западными компаниями. В двух словах, «Маяк» понемногу оправился после физического устранения Тахира Казаватова. Даже тот факт, что Петров купил акции предприятия у Загоруйко, который на тот момент подозревался в причастности к убийству Казаватова, при отсутствии достаточных данных и законных доказательств сам по себе ни о чём не свидетельствует. В этом убеждены юристы ЦОП «Бизнес против коррупции».

Кстати, любопытно, что среди свидетелей, которых привлекает следствие в связи с непростой историей Сергея Петрова, по его словам, присутствуют банщики, мойщики машин и даже копальщики могил – люди, которых руководитель «Маяка» вообще никогда не видел. За все свои шестьдесят пять лет.

Справка

Из энциклопедии «Онлайн история Санкт-Петербурга»:

ЗАО «Маяк» первоначально основано в 1916 году как фабрика военного обмундирования. С 1919 года называется 1-я государственная фабрика изготовления одежды «Красный швейник». В 1941-45 гг. выпускала амуницию для фронтовых частей, в память о трудовом подвиге рабочих на территории предприятия установлена мемориальная доска. После войны на фабрике стали изготавливать верхнюю одежду. В 1964 году предприятие реорганизовано в производственное швейное объединение «Маяк». Основная продукция – плащи, куртки, полупальто из искусственного меха, детские шерстяные пальто. В настоящее время представляет собой современное производство, оснащённое поточными линиями. В 2000 году вывело на рынок торговую марку «Сайма» – верхняя одежда для детей и подростков. Продукция отгружается во все регионы России. Кроме того изделия изготавливаются для мировых лидеров производства одежды.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 05.12.2013 18:34
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх