// // Мусульманские ортодоксы отказались от ученика председателя СКП и своего единоверца, обвиняемого в убийствах старушек

Мусульманские ортодоксы отказались от ученика председателя СКП и своего единоверца, обвиняемого в убийствах старушек

1818

Убийственный ислам адвоката Тарушкина

В разделе

Окончено расследование уголовного дела преступной группы «чёрных риэлторов», руководителем которой следствие считает заместителя председателя Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» Алексея Тарушкина. Юриста, ещё недавно состоявшего в кадровом резерве президента обвиняют в убийстве, организации убийства, мошенничестве и краже. Если все эпизоды будут доказаны, адвокату грозит пожизненное лишение свободы, а пока его держат в следственном изоляторе «Кресты». В постановлении об аресте сказано, что на свободе обладающий обширными связями и познаниями в области криминологии и криминалистики подследственный может быть опасен.

Сам Алексей Борисович уверен, что ему мстят сотрудники оперативно-розыскного бюро Главного управления МВД РФ по Северо-Западному Федеральному округу. В 2007 году юрист столкнулся с ними, защищая руководителя действующего в Петербурге Исламского культурного центра Мохаммеда Хенни, подозревавшегося в разжигании религиозной вражды. Тарушкин добился приостановки расследования, которое впоследствии было прекращено. И, в свою очередь, потребовал возбудить уголовное дело против обыскивавших его оперативников ГУ МВД. По слухам, даже жаловался на них своему хорошему знакомому и учителю – председателю Следственного Комитета при Генеральной прокуратуре Александру Бастрыкину. Однако, через некоторое время сам адвокат был арестован по подозрению в организации убийства 70-летней Людмилы Крюковой.

Трупы старушек в чемоданах

После смерти мужа Крюкова унаследовала предприятие «Электрозащита», производящее электрооборудование, но сама делами не занималась, полностью доверяя своему энергичному заместителю Владимиру Морозову. Следствие считает, что, решив устранить Крюкову и завладеть предприятием, господин Морозов обратился за помощью к Тарушкину. Познакомил их некий Георгий Зубаткин, который, по словам адвоката, представился полковником ФСБ – но на очной ставке тот от своего звания отказался.

Было решено убить хозяйку, а фирму переоформить на заместителя. Убийство поручили 28-летнему Магомеду Цицкиеву, приехавшему в Питер из Осетии, и 39-летнему уроженцу Ингушетии Беслану Кодзоеву, с которыми Алексей Борисович познакомился, защищая Исламский культурный центр. Помогать киллерам взялась подруга жены Тарушкина Ольга Новикова, и вскоре старушка бесследно исчезла.

Расследуя исчезновение хозяйки «Электрозащиты», оперативники вышли на Новикову, стали прослушивать её телефонные переговоры и выяснили, что она причастна к убийству. Затем удалось найти и пропавшую. Перед тем, как всплыть со дна Невы, труп пролежал там около года и настолько разложился, что опознать его удалось только с помощью генетической экспертизы.

Арестованная Новикова рассказала, что 4 декабря 2007 года они с Цицкиевым приехали на квартиру Крюковой. Ольга позвонила в дверь, на вопрос: «Кто там?» сказала, что принесла телеграмму, а когда старушка открыла дверь, боксёр Цицкиев лихо нокаутировал её. Затем подъехавший Кодзоев задушил бабушку шнуром от телефона, и подельники обчистили квартиру, забрав 5 миллионов рублей и две норковые шубы, одну из которых взяла себе Ольга, а вторую Магомед подарил любовнице. Труп вынесли в чемодане, который притащил Кодзоев, а приехавший на микроавтобусе адвокат Тарушкин отвёз чемодан к Троицкому мосту, откуда его и сбросили.

Алексей Борисович подтвердил, что помог киллерам избавиться от тела, но утверждает, что к организации убийства не имеет никакого отношения. Правда, в деле имеются составленные задним числом от его имени документы о том, что Крюкова полностью доверяет Морозову управлять предприятием и распоряжаться деньгами. По информации защитника Тарушкина Романа Черемчука, экспертиза доказала, что подпись убитой подделана. Фальшивой оказалась и её подпись на договоре о юридическом обслуживании «Электрозащиты».

По теме

На эту загадочную историю мог бы пролить свет предполагаемый заказчик убийства – господин Морозов, но его уже нет в живых. По официальной версии, он погиб на даче, когда пытался потушить загоревшуюся сухую траву. «Хотя к тому времени Морозов уже был подозреваемым, уголовное дело по факту его гибели не возбуждалось и даже обстоятельства трагедии не проверялись, – подчёркивает Роман Николаевич. – Останки срочно сожгли в крематории, который покойный некогда возглавлял, и на этом всё закончилось. Собственником же «Электрозащиты», согласно решению суда, по моим сведениям, стал племянник Крюковой, как ближайший наследник».

Не менее запутанной выглядит история с убийством другой питерской старушки – Ирины Тюнеевой, которую, по версии следствия, задушил (опять телефонным шнуром!) лично Тарушкин. Согласно материалам дела, к крёстному адвоката обратилась председатель жилищного кооператива, где состояла Тюнеева. У кооператива были виды на её квартиру, и крёстного попросили помочь спровадить впадающую в маразм бабку в дом престарелых.

На очной ставке с Тарушкиным господин Цицкиев заявил, что когда они вместе приехали к дому Тюнеевой, адвокат зашёл в квартиру, сказав, что ему нужно забрать картины и книги. Вернулся с большим чемоданом, а по дороге заявил, что там труп. Тело выбросили в Неву в районе Кировска. По дороге Тарушкин якобы откровенно рассказал, что давно хотел проверить, сможет ли убить человека, и потому задушил старуху шнуром от телефона.

Роман Черемчук подтвердил, что через несколько дней труп выбросило на берег, а у его подзащитного нашли книги по искусству и личные документы убитой, но Тарушкин настаивает, что ему их передал крёстный. По словам Романа Николаевича, подзащитный, несомненно, причастен к этой трагедии, но в какой степени, установить невозможно. Версия, что душил именно он, не подтверждена ничем, кроме показаний Цицкиева. Магомед же заключил досудебное соглашение с правосудием, и потому может подозреваться в даче удобных следствию показаний. Не говоря уже о том, что сам вместе с Кодзоевым убивал Крюкову точно таким же образом, как показывает на Тарушкина.

«Один», «Два», «Три» и «Богоматерь»

Последний эпизод дела Тарушкина связан с кражей картин у известного галериста Георгия Михайлова, адвокатом которого был Алексей Борисович. Пропажу картин обнаружили сотрудники галереи в январе 2009 года, когда сам Михайлов находился за рубежом. Особо ценными из похищенных экспонатов были картины Евгения Рухина «Один», «Два», «Три» и «Богоматерь», написанные в 1974-1976 гг. Ориентируясь на цены аукциона «Сотбис», галерист оценил их стоимость в 1,5 миллиона долларов.

Часть пропавших полотен нашли при обыске у сестры супруги Тарушкина, а другой галерист – гражданин Калинкин рассказал, что по просьбе Алексея украл для него ключ от квартиры, где хранились ценности. «Все, кто бывал у Михайлова, знали, что запасной ключ висел между двумя входными дверями, – комментирует показания Черемчук, – спрашивается, зачем кого-то просить его воровать, если сам можешь взять в любое время? Мой подзащитный знает, кто причастен к краже, и об этом заявит в суде. Кроме того, известно, что Михайлов не вёл учета своих ценностей, часто дарил картины разным людям, а потом, забыв об этом, заявлял, что они пропали».

Равнодушие «братьев-мусульман»

Алексей Борисович – очень разносторонний человек. Кроме основной профессии, он ещё и доктор экономических наук, а также немало времени посвящал религиозным исканиям. В 2003 году принял ислам, женился по исламскому обряду и, казалось, мог бы рассчитывать на помощь Исламского культурного центра, руководителя которого столь успешно защищал. Тем более, для мусульман помощь попавшему в беду единоверцу – обязанность, указанная Аллахом. Не зря же в среднеазиатских кишлаках, если у кого-то сгорел или рухнул дом, соседи восстанавливают его общими усилиями. Да и муфтий питерской мечети Жафяр Пончаев заступился за обиженную мужем карельскую исламистку Фатиму-Викторию Вебер, хотя та ещё недавно оклеветала его, обвинив в наводке милиции как раз на подзащитных Тарушкина.

Однако, ученик Бастрыкина столкнулся с чёрной неблагодарностью. По словам Романа Черемчука, Исламский культурный центр категорически отказал ему в помощи. Мохаммед Хенни, с которым связался наш корреспондент, заявил, что не будет давать комментарии и сразу бросил трубку. Даже жена с Тарушкиным развелась, по информации бывшего супруга, предварительно дав показания против него.

Наталья Матвеева

Публикуется в сокращении. Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 130, 14 - 20 июня 2010 г.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх