// // Нашествие гельминтов

Нашествие гельминтов

798
В разделе

Петербургу угрожает Марат Гельман – король дерьма и покровитель рубящих иконы «художников»

Давно известно: когда в каком-то крупном городе или стране меняется власть, вокруг наблюдается усиленное шевеление разнообразных паразитов. Суетливо перебирая многочисленными лапками, усиками, щупальцами и хоботками, эти назойливые существа пытаются подсосаться к новому начальству, чтобы урвать немного бюджета под прикрытием очередного суперпроекта. После смены губернатора Петербурга первым из оравы федеральных паразитов на региональном горизонте появился небритый плешивый гражданин с внешностью потомственного жулика. Субъект представился совладельцем «Центра современного искусства» Маратом Гельманом, сообщил о том, что Питеру остро не хватает подобного центра, и обещал его обустроить (разумеется, за казённый счёт), если на то будет воля нового начальства.

Вообще-то в городе с его огромным количеством музеев, выставочных залов и галерей постоянно экспонируется что-то современное. Иногда оно выглядит глупо и уродливо, как пластмассовый тиранозавр во дворе Русского музея, иногда симпатично и забавно, в духе ранних выставок «Митьков».

Бывает, что культурный феномен вроде придуманного в КГБ Ленинградского рок-клуба становится символом эпохи перемен, а бывает, пыжащийся сказать своё слово художник на мгновение мелькнёт на революционной волне ярким фантиком и тут же пропадёт в мутной пене.

Продавец экскрементов

Среди разнообразных новаторов от искусства есть и люди, единственное достоинство которых состоит в умении долго и разнообразно гадить – иногда в прямом смысле этого слова. То посреди музея по большой нужде сходят, но из собачьего дерьма натюрморт выставят…

Покровителем и благодетелем подобных организмов и является сынуля преуспевающего советского драматурга Александра Гельмана. Папа писал халтурно изготовленные пафосные пьесы про передовых рабочих, потому что в СССР за это хорошо платили; сын, не развались Союз, устраивал бы выставки их портретов – но после перестройки модным стал другой товар.

Кишинёвский мазурик Гельман-младший перебрался из родной Молдавии в Москву, где начал с ловкостью опытного напёрсточника впаривать столичной публике арт-экскременты своих подопечных, получивших издевательское прозвище – гельминты. То есть, в переводе с научного на общеупотребимый – глисты.

Если главным специалистам по творческому использованию собственного помёта у Гельмана считается гражданин Израиля Александр Бренер, то прочие «живописцы» осваивают глумление над православными иконами. Здесь особо отличился курируемый Гельманом гражданин Авдей Тер-Оганян, рубивший их топором. Завсегдатай гельмановских выставок Илья Трушевский специализировался на издевательствах над животными – то щенков в реку кинет, то авангардно убивает песчаных черепашек в коктейле из сахарного песка и стирального порошка. Потом господину Трушевскому этого показалось мало, и следующий перформанс он решил провести в форме изнасилования предварительно подпоенной девушки. Но тут даже терпимая российская юстиция решила, что юный гельминт перегнул палку, и отправила талант на зону. Говорят, сокамерники используют теперь тело Трушевского как арт-объект, с которым проводят чрезвычайно захватывающие творческие эксперименты.

По теме

Фантазия новаторов неисчерпаема. Можно ритуально разрезать и съесть перед телекамерами жареную свинью, украшенную надписью «Россия». Можно выставить пластмассовую корову и предлагать желающим заглянуть ей под хвост, объясняя, что они смотрят вглубь России. Можно выпустить в зал мартышку в гимнастёрке солдата Великой Отечественной войны с боевыми медалями.

Показательно, что, издеваясь над классическим искусством, православием и ветеранами войны, и дерьмовед, и его тварюшки не рискуют задевать иудеев или мусульман. Потому что первое чревато очень крупными финансовыми потерями, а за второе могут немножко пустить кишки.

Впрочем, при всей терпимости русского народа, многие «творцы», включая некоторых иконоборцев и самого Гельмана, были неоднократно биты. Не лучшим образом публика обошлась и с друзьями данного гражданина, устроившими выставку «православного» искусства, где «храмы» из бутылок водки и луковиц соседствовали с «иконой», на которой Христос рекламировал кока-колу со словами «Се кровь моя…». Паноптикум разгромили до основания, а его организаторов оштрафовали за оскорбление чувств верующих.

Пермский распил

Из-за порочащих связей с Гельманом изрядно пострадал и губернатор Пермского края Олег Чиркунов, к которому данный искусствовед приехал с грандиозным проектом превращения столицы края во всероссийскую столицу современного искусства. Современные оригинальные памятники в городе строились и помимо него, например, симпатичные «Солёные уши» – ушастая бронзовая рамка у гостиницы «Прикамье». Любой желающий мог в ней сфотографироваться и почувствовать себя принятым в ряды настоящих пермяков (получивших кличку «солёные уши», потому что регулярно просыпали на них содержимое перетаскиваемых на спине мешков с продукцией местных соляных промыслов).

Но Марат Гельман, как и подобает неумному провинциальному хаму со столичной пропиской, стал тупо и бессистемно застраивать чужой город уродливыми и бессмысленными «арт-объектами», не имеющими ни малейшей привязки к краю и его истории. Вскоре Пермь украсилась роботоподобными красными человечками, гигантским яблочным огрызком, грандиозным шаром навоза из автомобильных покрышек с жуком-навозником (ну что поделать, Марата Александровича тянет на любимый кал) и добрым десятком не менее бездарных творений. Особое место среди них занимал бюст самого Гельмана из тех же покрышек, а также демонстрируемые в одном из выставочных залов «церкви» из клизм и карта России на половой тряпке. Вся эта дешёвка устанавливалась без какого-либо конкурса и общественного обсуждения, а финансирование шло из культурного бюджета края, раздутого ради шайки гельминтов в четыре раза.

Естественно, распил вёлся за счёт других бюджетных статей, и вскоре чиркуновско-гельмановские эксперименты подверглись жёсткой критике не только в местной прессе, но и на федеральных телеканалах. Губернатора ехидно спрашивали, почему на шизофрению Гельмана у него есть деньги, а ввод в строй крайне важного для города перинатального медицинского центра откладывается?

Получив нагоняй лично от премьер-министра Владимира Путина и едва удержавшись в губернаторском кресле, Олег Чиркунов, кажется, лишь сейчас стал понимать, в какую яму его втянули. При этом сразу вышвырнуть обер-гельминта глава Пермского края не может – в таком случае придётся расписаться в провале многолетнего проекта и собственной некомпетентности. Но сам Марат Александрович чувствует – основные высоты пермского отката позади, нужно разводить новых клиентов. Отсюда суета и заход в Питер, где одиннадцать лет назад герой публикации уже опозорился.

Показ половых органов губернатора

Впервые массовое вторжение гельминтов в Петербург наблюдалось в 2000 году, в разгар выборов главы города. Противники действовавшего губернатора Владимира Яковлева рассчитывали, что дорогостоящий, но очень гениальный Гельман с помощью новейших «политтехнологий» уничтожит рейтинг господина Яковлева, но были разочарованы. Потому что все «политтехнологи» обернулись воровством предвыборного бюджета, замаскированным примитивной порнографией. Типа изображения в газете человека, похожего на Владимира Анатольевича, со свисающим до земли мужским членом и подписью «Хозяйственник Яковлев показывает городу своё хозяйство!»

Поскольку Петербург – город интеллигентов, с самого начала было ясно, что подобный порновброс вызовет отторжение местных избирателей. Так как газеты с детородным органом раздавали те же мальчики и девочки, которые агитировали за главного яковлевского оппонента, «яблочника» Игоря Артемьева, возмущение похабщиной перекинулось на него.

Полностью провалился и план Гельмана застращать электорат зловещими плакатами с изображениями бомжей, алкоголиков и безумных старух под девизом «Город устал». Увидевшие этот паноптикум горожане решили, что PR-гастролёр и его кандидат так видят лично их и намекают, что хорошо бы очистить Питер от излишков населения. В итоге Артемьев потерпел сокрушительное поражение, а посреднику, который от имени Гельмана ещё до голосования предлагал за деньги прекратить или смягчить антияковлевскую кампанию, в Смольном с издёвкой предложили её усилить.

Марат Александрович с позором удрал, потом всплыл на Украине, где в 2004 году помог с треском продуть президентские выборы Виктору Януковичу, и теперь опять рвётся к нам. Хочется надеяться, что губернатор Георгий Полтавченко, как человек глубоко верующий, сможет не допустить расселения в городском организме колонии гельминтов, сопровождаемого опасным для самочувствия острым коррупционным приступом.

Николай Охотин

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 202, 14 - 20 ноября 2011

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх