// // Полицейский Главк собирается выслать волонтера ДНР Ирину Воронцову в Киев как гражданку Украины – последствия очевидны

Полицейский Главк собирается выслать волонтера ДНР Ирину Воронцову в Киев как гражданку Украины – последствия очевидны

2259

В Киев выдаче – нет

В разделе

В середине ноября «Наша Версия на Неве» обратилась к делу Воронцовой. В 2009 году Ирина переехала из Киева в Санкт-Петербург, вышла замуж и получила вид на жительство в РФ. Когда началась война в Донбассе, муж Андрей отправился туда добровольцем, а жена стала курсировать между ДНР и городом на Неве с грузами гуманитарной помощи.

Обсуждается сегодня в СМИ и судьба ополченца ДНР Филиппа Венедиктова, которого российский суд постановил выдать Украине. «Наша Версия на Неве» спросила у экспертов, почему же Россия готова депортировать участников событий на Донбассе на противоположную сторону фронта? Чем обосновывает миграционное ведомство свои решения о высылке ополченцев Донбасса и активистов Русской весны, обрекая их на годы в тюрьме, а то и смерть? Неужели судьи и силовики не слышат Владимира Путина, который в последнее время не раз говорил о необходимости привлечения в Россию соотечественников, принадлежащих к Русскому миру, и устранения бюрократических препон для получения ими гражданства?

Сергей Шаргунов, депутат Государственной думы, фракция КПРФ:

Зачастую люди в мантиях просто не понимают, о чем идёт речь. Судьи с равнодушными глазами и сердцами, увы, иногда воспринимают ополченцев как обычных граждан Украины. Если люди не смогли вовремя оформить бумаги из-за нашей чудовищной бюрократии, они попадают в центры временного содержания, откуда их приходится выцарапывать, дабы не отправили на расправу. Всё делать в ручном режиме – каждый раз защищать конкретного человека, привлекать внимание общества, поднимать шум, писать запросы, тогда что-то начинает меняться.

Очень многое упирается в правоприменительную практику и наличие законодательной нормы. Просто не хватает нормальных законов. Те законы, которые вносил в том числе я, должны быть приняты. Например, закон о предоставлении Российской Федерацией политического убежища. Пока в первом чтении принят законопроект об изменении порядка предоставления гражданства – когда президент страны наделён полномочиями самостоятельно определять, кому давать гражданство. Это хорошо, но недостаточно.

Если не будет импульса сверху, то всё будет очень тягостно. Хотя в последнее время некоторые подвижки пошли. Я думаю, что нужно бить в одну точку и со временем можно будет добиться своего. Жалко, если многие пострадают за это время. Постараюсь поднять эту тему при общении с президентом – после моего вопроса Путину на прямой линии приняли смягчающий 282 статью УК РФ закон, хотя никто не верил, что такое возможно.

Модест Колеров, главный редактор ИА «Регнум»:

Во-первых, заявления о поддержке Русского мира и соотечественников не являются прямым указанием освобождать добровольцев с украинским гражданством от репрессий. Потому что для того, чтобы освободить людей, попавших под такие санкции, нужно четко сформулировать бюрократическую задачу. А как она должна быть сформулирована? Никто – в том числе многочисленные деятели Русской весны и её агитаторы – до сих пор не предложил формулировку, которая бы помогала восстановлению справедливости в отношении этих людей. Как их отличить от других граждан Украины, в том числе враждебных России?

Во-вторых, без всякого сомнения, налицо не только саботаж, не только бесчувствие чиновников и судейских по отношению к тем, кто защищал интересы России в гражданской войне на Донбассе. Я бы даже сказал, что это бесчувствие какое-то ожесточенное, репрессивное, похожее на поведение хряка по отношению к своим детёнышам, готового их сожрать. Другого образа, кроме как свинская агрессивность, я не могу найти в отношении. Если человек дает показания, представляет доказательства – «я воевал, меня там будут казнить, не выдавайте» – то такое бесчувствие является агрессивным злом по отношению к интересам России.

По теме

Чиновник судейский может формально спрятаться в том, что «не знаю», «не верю», «не имею данных». Нужны гораздо более квалифицированные действия общественников, тех, кто в Государственной думе способен инициировать законотворческие поправки, которые бы носили железобетонный характер. В конкретных частных случаях иногда удается отбить человека. Но нужен общий фундаментальный принцип. Никак с политикой в отношении соотечественников это не связано, это связано только с тем, как мы, общество, понимаем гражданскую войну на Украине и защиту там наших русских интересов. Это наш долг, и он должен быть выполнен.

Игорь Пыхалов, петербургский историк, в 2014-15 годах доброволец батальона «Призрак» Луганской народной республики:

Наши правоохранители порой очень своеобразно трактуют российские законы. Например, привлекают к ответственности за пропаганду нацизма людей, разместивших в интернете антифашистские плакаты времён Великой Отечественной войны, на которых есть свастика, как это случилось некоторое время назад с Юлией Усач и Валерием Шептухиным.

Что касается ситуации с депортируемыми ополченцами, мне кажется, следует признать объективную реальность: есть враждебная РФ Украина, и есть дружественные нам ЛНР и ДНР. К их населению отношение должно быть другим, и это следует прямо прописать в должностных инструкциях российских чиновников, занимающихся вопросами миграции.

Сергей Беляк, адвокат, защитник Владимира Жириновского, участник многих знаковых судебных процессов:

Слова президента предназначены для ушей не просто граждан страны, но избирателей – настоящих и будущих. А значит – ПОЛИТИКА. Но любой мент или судья скажут: «Мы политикой не занимаемся. Есть закон – будем его исполнять». А пока закона нет, они действуют по старым правилам.

Поэтому здесь претензии должны быть к законодателям – к Госдуме и Совету Федерации: они обязаны трудиться в интересах наших граждан более активно, избегая бюрократических проволочек, ведь на кону действительно стоит жизнь людей.

Владислав Шурыгин, военный эксперт, заместитель редактора газеты «Завтра»:

Бюрократическая машина абсолютно бездушна. Если мы обратимся к понятию Римского права, которое у нас провозглашается, то оно равнодушно по отношению к таким ситуациям. Когда дело касается больших чинов и денег, возникают сомнения, а в таких ситуациях действует принцип: «своим – всё, чужим – закон». Любая вещь, которая формально может трактоваться как нарушение, так ими и трактуется. Слова президента не являются законом. А чиновник руководствуется бумагами и распоряжениями. Если человек подпадает под какой-то пункт как нарушитель, его тут же запускают по кругу.

Отношение к тем, кто отстаивал Русский мир и оказывается за рамками этих бумаг, очень простое. Написано – выдворить, будем выдворять. А то, что человек сражался за Россию, был бойцом сопротивления, и на Украине его фактически убьют, уже никого не будет волновать. Все это будет продолжаться до тех пор, пока не появится специального закона. В лучшем случае при возмущении общественности удастся кого-то персонально вытащить из челюстей бюрократической системы.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.11.2018 16:40
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх