// // Годы в СИЗО для бизнеса как «обеспечение добропорядочного поведения» – в Санкт-Петербурге ввели собственную норму УПК РФ

Годы в СИЗО для бизнеса как «обеспечение добропорядочного поведения» – в Санкт-Петербурге ввели собственную норму УПК РФ

1162

Тюрьма твоему дому…

3
В разделе

Обращения в защиту петербургского бизнесмена Максима Ванчугова, который 32 месяца содержится под стражей в нарушение действующих норм законодательства, будут направлены в Администрацию Президента РФ, генпрокуратуру и следственный департамент МВД России.

За предпринимателя вступился Санкт-Петербургский Центр общественный процедур «Бизнес против коррупции». В свою очередь Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге направит соответствующие запросы губернатору, в городское надзорное ведомство и российскому бизнес-омбудсмену.

Фабула

Максим Ванчугов – владелец ООО «Группа компаний «Город» и, по его собственным словам, председатель совета директоров этой фирмы-застройщика, которая негативно прославилась на всю страну. Четыре года назад строительство гигантских жилых комплексов, возводимых ГК «Город», забуксовало. Несколько тысяч дольщиков оказались перед угрозой вовремя не получить жильё. Среди них, например, люди, которые в ожидании новоселья напросились пожить к родственникам или же временно обитали в съёмных квартирах.

Возможно, ситуацию со срывом сроков строительства можно было бы выправить. Во-первых, у застройщика имелись сторонние активы, а значит – дополнительные денежные средства, и немалые, чтобы направить их на возведение объектов. Во-вторых, по этой же причине дольщики могли бы получить компенсацию за причинённый ущерб.

Однако в Смольном предпочли посмотреть на проблему иначе – чиновники поддержали группу возмущённых дольщиков, которая принялась проводить протестные акции от имени всех товарищей по несчастью. А правоохранительные органы, видимо рассчитывая на поощрения сверху за своевременное раскрытие громкого преступления, поспешили объявить Максима Ванчугова в розыск и через несколько часов арестовать, даже не известив фигуранта о начале следственных действий. Наложили арест и на все нереализованные квартиры.

Вскоре на стройку с подачи городской власти была заведёна другая строительная компания. Она тоже не уложилась в установленные сроки. Скандал вокруг жилых комплексов не утих и поныне. Группа возмущённых дольщиков по-прежнему осаждает различные инстанции, открыто обвиняя всех, включая президента России, в нежелании услышать пострадавших граждан и разоблачая петербургскую власть, якобы погрязшую в коррупции. При этом в июне 2017 года, именно за счёт сторонних активов Максима Ванчугова и его близких родственников, в эксплуатацию было введено 2012 квартир, а на днях, в этом августе, ещё 245.

На момент рассмотрения СПб ЦОП «Бизнес против коррупции» обращения Ванчугова о содержании его под стражей в связи с обвинением в совершении преступления, предусмотренного «экономическими» статьями УК РФ ситуация выглядит следующим образом.

Фактически все объекты ГК «Город» либо введены в эксплуатацию, либо их строительство близко к завершению. Координатор группы возмущённых дольщиков Алла Андреева, похоже, превратившая организацию протеста против Максима Ванчугова в свою профессиональную деятельность, давно обрела жильё, получила компенсацию в размере 500 тысяч рублей и сделала ремонт. Уголовное дело в отношении руководителя ГК «Город» насчитывает 850 томов, с которыми он знакомится, находясь в «Крестах». Следствие упорно не хочет признавать Ванчугова предпринимателем, выставляя обычным мошенником. Суд продолжает продлевать ему избранную меру пресечения, выдвигая абсурдные аргументы. Так, в очередной раз Фемида отправила бизнесмена за решётку, обосновав своё решение необходимостью «обеспечить добропорядочное поведение Ванчугова». С точки зрения права – полная бессмыслица.

По теме

Заключение

Надо признать, что эксперты СПб ЦОП «Бизнес против коррупции» не раз собирались для обмена мнениями, прежде чем вынести обращение Максима Ванчугова на общее обсуждение. Было очевидно – уголовное дело сопровождается активным освещением в СМИ, существуют серьёзный социальный подтекст, сотни потерпевших граждан, жёсткая позиция правоохранительных органов. Но, как заметил сопредседатель экспертов Александр Леонтьев, вину господина Ванчугова определит суд, а рассмотрению подлежит исключительно вопрос его содержания под стражей, необоснованного и незаконного.

Изучив довольно большой объём документов, экспертная группа подготовила заключение, в которой изложила своё видение происходящего. Его изложил один из авторов – адвокат Сергей Семёнов.

Эксперты выяснили, что Максим Ванчугов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159, 160 и 1731 УК РФ, и содержится под стражей с 28 октября 2015 года, что превышает предельный срок для данной меры пресечения, который установлен ст. 109 УПК. Неоднократные ходатайства о замене меры пресечения на домашний арест были оставлены без удовлетворения.

При этом вменяемые арестанту преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности и включены в перечень статей, установленных п. 1.1 ст. 108 УПК. Следовательно, в отношении Ванчугова не может быть избрана такая мера пресечения как заключение под стражу. Ведь ч. 1.1. ст. 108 УПК устанавливает запрет на её применение при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1.4. приведённой выше статьи, если гражданин подозревается или обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 171-174 УК РФ. Нельзя содержать под стражей и человека, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 и 160 УК РФ при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности.

В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2013 г. №41 разъяснено, что преступления, предусмотренные ст. 159 и ст. 160 УК РФ следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующем в предпринимательской деятельности, осуществляемым юридическим лицом. Этот пленум, кстати, определил и круг лиц, в отношении которых не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

К ним, в частности, относятся руководитель и члены органов управления коммерческой организации, если совершённые деяния связаны с осуществлением должностных полномочий. В том числе лицо, выполняющее функции единоличного управления исполнительного органа или член коллегиального органа – совета директоров. Более того, пленум распространил действие ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ даже на любое иное лицо, совершившее преступление с участием индивидуального предпринимателя или члена органа управления коммерческой организации.

Немаловажно то, что Максиму Ванчугову инкриминируются преступления, которые совершены в ходе деятельности по проектированию и строительству жилых домов, привлечению средств дольщиков, также в сфере кредитования – то есть, в сфере предпринимательской деятельности. На момент ареста он являлся собственником и председателем Совета директоров ООО «Группа компаний «Город», которое в свою очередь являлось владельцем 99% долей компаний «Спектр», «Высота», «Планета», «Спутник», «Азимут», «Орбита», выступавших застройщиками жилых домов.

Из предъявленного ему обвинения следует, что преступления совершались лицом, которое осуществляло фактическое руководство коммерческими организациями, их собственником.

Почему следственные органы настаивают на избрании для обвиняемого меры пресечения в содержания под стражей – непонятно. Никаких весомых доказательств, что Ванчугов может скрыться, следствие не представляет. Отсутствуют в материалах дела и фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальных действиях с его стороны «уйти в бега».

Эксперт Сергей Семёнов обратил внимание коллег из СПб ЦОП «Бизнес против коррупции» на то, что ст.109 УПК не предусматривает возможности повторного продления срока содержания под стражей после истечения предельного 18-месячного срока с целью ознакомления с теми же самыми материалами уголовного дела. В противном случае нарушается ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Дал по этому поводу свои разъяснения и Конституционный суд – 13.06.1996 и 25.12.1998. Из них следует, что продлевать предельный срок содержания под стражей на том основании, что обвиняемый не закончил ознакомление с материалами уголовного дела, Законом не допускается.

По теме

Завершая выступление, Семёнов заметил, что продление срока содержания под стражей возможно только в исключительных случаях и по особо тяжким преступлениям. Но ни одно из преступлений, в которых обвиняется Максим Ванчугов, к категории особо тяжких не относится.

Реплика

Что касается подготовки экспертного заключения, то за его рамками, как подтвердил Сергей Семёнов, остались вопросы законности самого уголовного преследования и виновности Ванчугова, которая будет установлена в ходе судебного процесса. Но однозначно – человек, обвиняемый в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, почти три года содержится в СИЗО. И это уже слишком.

Поэтому экспертами был сделан вывод о наличии обстоятельств, свидетельствующих о нарушении прав и законных интересов Максима Ванчугова в связи с незаконным избранием ему меры пресечения и продления срока содержания под стражей.

В результате активной дискуссии, в которой приняли участие Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге Александр Абросимов, представитель руководства ГСУ ГУ МВД России по СПБ и ЛО полковник Андрей Доронин и члены общественного совета СПб ЦОП «Бизнес против коррупции» были намечены конкретные действия по защите предпринимательских прав Ванчугова. Помимо обращений в различные органы государственной власти эксперты согласились с предложением направить общественного представителя от имени петербургского бизнес-омбудсмена для участия в судебном процессе по делу председателя совета директоров ГК «Город».

Правда, для этого Максиму Ванчугову необходимо в соответствии с УПК РФ заявить в суде ходатайство о допуске такого представителя.

P. S. Ниже приведены наиболее яркие фрагменты прошедшего обсуждения.

Наталья Емуранова, адвокат обвиняемого Максима Ванчугова:

– Хотя и закон, и президент России в своём поручении обязывают правоохранительные органы рассматривать иные меры пресечения, нежели содержание под стражей, вопрос вообще не рассматривается. Следствие пишет ходатайства о продлении стражи примерно так: «Он сбежал бы, он укрывался бы, уничтожал бы доказательства, находясь на свободе». Даже теоретически не рассматривалось нахождение под домашним арестом. Я говорю: «Приведите хотя бы один случай из российской практики, когда обвиняемый скрылся, находясь под домашним арестом». Тишина в ответ.

Максиму Ванчугову вменяется в вину, что из 12 млрд рублей куда-то делись 1,2 млрд. Когда защита представляет доказательства (это расходы на содержание в течение пяти лет аппарата, службы заказчика, застройщика, зарплаты, расходы на рекламу, которые по 214 ФЗ необходимо включать в состав затрат), следствие отметает их с порога. Не рассматривает, как того требует закон при представлении обвинительного заключения, а прикладывает отписки. Мол, мы не хотим видеть ваши доказательства и всё…

Следствие считает, что на сегодняшний день есть 3000 пострадавших, при этом в качестве таких дольщиков признавались лица, у которых срок окончания строительства подходит ещё через полтора года. Он только 20% оплаты сделал, и в соответствии с действующими методиками не подлежит к отнесению к категории пострадавших дольщиков. А дольщику говорят: «Не пострадал, так пострадаешь», и на два года арестовывают все дома, запрещая регистрировать право собственности на объекты. И он, конечно, встаёт в общий строй.

Только за счёт сторонних денежных активов семьи Ванчуговых было достроено 2012 квартир. Я с конца 80-х годов занимаюсь вопросами долевого строительства, когда ещё были молодёжно-жилищные комплексы. Не знаю случаев, чтобы с граждан не собирались дополнительные деньги для завершения строительства зависших домов. Здесь же люди не доплатили ни копейки и получили квартиры.

Постановление Пленума Верховного суда РФ №41 обязывает и суд, и следственные органы при определении меры пресечения обвиняемому учитывать обстоятельства сглаживания вреда потерпевшему. У нас же следствие категорически отказывается приобщать к материалам дела документы, которые свидетельствуют как раз о сглаживании этого вреда.

По теме

Андрей Доронин, полковник юстиции, начальник 4 контрольно-методического отдела ГСУ ГУ МВД России по СПб и ЛО:

– Расследование было проведено в течение 12 месяцев, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Здесь никаких нарушений нет. Но следствие по делу ещё не окончено. Как раз проводятся активные следственные действия. Ознакомление с материалами уголовного дела. Начато это было почти два года назад. Продлевается срок содержания под стражей отчасти для того, чтобы обвиняемый Ванчугов ознакомился с материалами побыстрее. Чем раньше ознакомится, тем быстрее дело уйдёт в суд.

Насчёт того, что следователь допускал большие перерывы в посещении обвиняемого, как утверждает адвокат, это отдельный повод для проверки. Ждём фактуру. Если он где-то недоработал, мы как аппарат доработаем за следователя.

Сторона защиты по этому делу действительно очень активно работает. В материалах дела имеются ходатайства. Следователь не может их не принять. У нас ведь система электронного документооборота. Любое ходатайство можно прислать через приёмную правительства, оно в обязательном порядке зарегистрируется и уже никуда из сети, которая работает в МВД, не удалится. Следователь выносит мотивированное постановление, направляет его адвокату. Это не отписка. Постановление можно обжаловать, в том числе по признаку немотивированности, согласно УПК РФ. И в прокуратуру, и в суд, и руководителю следственного органа.

Расследование преступлений в сфере долевого строительства и раскрытие преступлений в сфере долевого строительства – одно из приоритетных направлений деятельности МВД. Особый контроль. Поэтому нарушение закона в этой сфере со сторон правоохранительной деятельности, наверное, не бывает. Все их рассматриваем. Прошу в этом плане не лукавить. Если есть фактура какая-то, если следователь что-то нарушил, не вовремя направил, не дал ознакомиться с материалами уголовного дела, мы отреагируем на это нарушение служебной дисциплины.

Хочу обратить внимание, что на протяжении почти двух лет суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции последовательно отказывает в изменении меры пресечения. То есть, это не просто следователь. Допустим, 2000 дольщиков получили возмещение ущерба, а остальные 900? Сотни жителей нашей страны и один Ванчугов!

Денис Краснопевцев, юрист, член общественного совета СПб ЦОП «Бизнес против коррупции»:

– Вопрос избрания и неоднократного применения в отношении Ванчугова меры пресечения в виде заключения под стражу я хотел бы рассматривать, не исходя из некого общественно-политического резонанса расследуемого дела, а исключительно через призму целей и задач уголовного судопроизводства. Ради чего предприниматель 32 месяца содержится под стражей? Ради чего срок этот неоднократно продлевается? По нашему мнению без достаточных к тому оснований.

Вообще законодателем эта сфера применения определена через назначение уголовного судопроизводства. А содержащаяся в ст.6 УПК РФ формулировка охватывает такой аспект как соблюдение прав и законных интересов всех, кто ими наделен в уголовном деле. Это не только потерпевшие – это подозреваемые, обвиняемые, иные участники уголовного судопроизводства.

Как мы видим, к сожалению, в деле Ванчугова следствие активно сопротивляется либерализации уголовного законодательства в отношении бизнеса. Но давайте обратимся к ст. 97 УПК РФ, которая содержит исчерпывающий перечень оснований для избрания такой меры пресечения как заключение под стражу и её продления. В данном случае она применяется вразрез требованиям ст. 97 УПК РФ, в отсутствие подтвержденных и фактических обстоятельств, свидетельствующих о том, что обвиняемый может скрыться от органов предварительного следствия или каким-то образом воспрепятствовать производству по делу.

Ознакомившись с документами, я понял, что Максим Ванчугов на момент задержания находился в общественной приёмной депутата Госдумы РФ. И этот довод якобы может свидетельствовать о том, что он имеет намерения скрыться от органов предварительного следствия и суда. Я такой довод не понимаю. С моей точки зрения, занятая следствием позиция по вопросу меры пресечения в отношении бизнесмена идёт вразрез с постановлением Пленума Верховного суда РФ №41. Такая позиция нарушает ст. 5 Конвенции по защите прав и законных свобод и принятые на её основании многочисленные решения в судебной практике Европейского суда по правам человека, который в принципе мы должны принимать во внимание. На нём построено всё наше уголовное законодательство.

По теме

Хотел бы отметить, что методы уголовного процесса, которые фактически используются для запугивания обвиняемых, хорошо охарактеризовал главный советник аппарата Комитета Совета Федерации конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Терехов. Он сказал, что превентивным правом у нас обладает только уголовное право, а не процесс. И боязнь наказания, и боязнь расследования – это совершенно разные вещи…

Максим Ванчугов, обвиняемый, председатель совета директоров ГК «Город» (из обращения в СПб ЦОП «Бизнес против коррупции»):

– Я – бизнесмен. Никогда не отказывался от этого статуса. В течение длительного времени занимался предпринимательской деятельностью в сфере строительства и наверняка продолжил бы заниматься таким бизнесом дальше, если бы не обстоятельства, в которых сегодня нахожусь.

Меня отказываются признавать предпринимателем, в течение почти трёх лет содержат под стражей в СИЗО. Органы следствия не воспринимают очевидный довод – разве можно, не будучи предпринимателем, возглавлять большую коммерческую структуру? И если меня обвиняют в попытке похитить средства дольщиков, то в качестве аргументов приводят именно заключённые договоры между гражданами и застройщиком, где я был руководителем органа управления – совета директоров ГК «Город».

Обстоятельства, которые привели к нарушению со стороны ГК «Город» сроков ввода жилых объектов в эксплуатацию, – прежде всего непростая история предпринимательства. Коммерческие риски, ошибки в расчётах, кризисы, конъюнктура спроса – всё это, при условии организованного давления извне, способно привести к лихорадке в любой сфере хозяйственной деятельности. Ситуация с ГК «Город» не стала исключением. Мне искренне жаль тех граждан, которые пострадали в результате срыва строительных работ. Я готов нести перед ними ответственность как бизнесмен, в силу сил и возможностей минимизируя их потери и моральный вред. Но я не обманщик, желавший похитить деньги дольщиков и сбежать за границу.

Уважаемые коллеги, я обращаюсь к вам с просьбой – помогите, пожалуйста, восстановить мой предпринимательский статус. Не ради возможных послаблений, а для того, чтобы я мог по закону ответить за свои проступки как руководитель коммерческой структуры и предпринять все усилия по исполнению взятых на себя договорных обязательств.

Александр Чангли, адвокат, сопредседатель СПб ЦОП «Бизнес против коррупции»:

– Мне немного резануло слух, когда представитель МВД сказал о продолжении следствия. Сейчас происходит ознакомление с материалами уголовного дела. В УПК РФ есть ст.215, которая говорит о том, что следственные действия завершены, соответственно обвиняемый об этом уведомляется. Всё. И ознакомление с материалами уголовного дела к следственным действиям не относится. Давайте здесь не будем передёргивать.

К сожалению, история, которая происходит с Ванчуговым, далеко не единична. Можно арестовать директора любой компании-застройщика либо, что бывает достаточно часто, наложить арест на регистрацию права собственности, после чего стройка встаёт.

Какой смысл и кому выгодно человека, который реально строит, поместить в следственный изолятор, чтобы тот не мог выполнять свои обязательства? Мне представляется, что ситуация с безумным количеством обманутых дольщиков как раз спровоцирована действиями правоохранительных органов. И они на голубом глазу нам говорят: «Всё проверено, а строитель, который занимается профессионально строительством и возведением домов – он не предприниматель».

К сожалению, в ст.159 УК РФ есть пробелы, поскольку введённые части о неисполнении договорных отношений в предпринимательской сфере сформулированы так, что сторонами по договору должны быть только коммерческие организации и ИП. В данном случае, рассматривая ситуацию с ГК «Город», мы видим – с одной стороны коммерческая организация, с другой – граждане. Такая формулировка в законе позволяет манипулировать, относя или не относя к предпринимательской деятельности.

Мне, взрослому человеку, очевидно, что это действительно предпринимательская деятельность, а не выращивание петрушки «налево». Не готов согласиться и с постановкой вопроса – потерпевший и возмещение убытков. Не может мера процессуального принуждения, в частности содержание под стражей, непосредственно коррелироваться с возмещением ущерба. У них абсолютно разные процессуальные задачи. Если использовать меру пресечения для того, чтобы кому-то возместили какие-то убытки или кто-то в чём-то признался, то это совершенно извращённый подход. Тогда можно сажать и не выпускать, пока человек не признается.

Справка:

Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции» – первая в России общественно-государственная организация, рассматривающая обращения от предпринимателей по фактам рейдерства и коррупции. В Санкт-Петербурге работает с сентября 2012 года, став региональным центром, который осуществляет независимое экспертное рассмотрение обращений и придаёт гласности факты уголовного преследования и коррупционного давления на бизнес со стороны представителей органов государственной власти.

Структурно СПб ЦОП «Бизнес против коррупции» состоит из экспертного и общественного советов. В работе первого активное участие принимают известные юристы и адвокаты Санкт-Петербурга. Их профессионализм и опыт используется для оказания экспертной правовой помощи – оценки жалоб и обращений предпринимателей, выработки юридических рекомендаций для защиты прав и законных интересов бизнеса. Общественный Совет представлен руководителями общественных организаций, предприятий Санкт-Петербурга, экономистами, политологами и журналистами города.

Непосредственно взаимодействует с Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге. В целях обеспечения объективности с СПб ЦОП «Бизнес против коррупции» сотрудничают представители руководящего звена силовых структур и надзорных ведомств, осуществляющих деятельность на территории Северной столицы.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 08.08.2018 13:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх