// // После выхода разоблачительной публикации о полицейской провокации – судья по ходатайству прокурора закрыла процесс…

После выхода разоблачительной публикации о полицейской провокации – судья по ходатайству прокурора закрыла процесс…

5303

Островное правосудие vs Конституция России?


Фото: https://www.pastinfo.am/
В разделе

Судья Оксана Демяшева, похоже, только и ждала, когда старший помощник прокурора Василеостровского района Ирина Никандрова заявит ходатайство о необходимости вести судебные заседания в закрытом режиме. Но, по свидетельству очевидцев, жрица Фемиды заторопилась и огласила своё решение ещё до того, как поступила эта просьба.

Не исключено, что не особо примечательный процесс над бывшим петербургским судебным приставом-исполнителем Кареном Ахумяном может превратиться в резонансный, если не сказать – скандальный. Причиной тому, вероятно, станет даже не обвинение, в основу которого положено место рождения фигуранта, а явная демонстрация смычки правосудия с представителями надзорного ведомства и силовых структур. По иронии судьбы, жрица Демяшева перекрыла вход в храм, когда вся Россия собиралась отмечать 25-летие Конституции – высшего нормативного государственного акта.

Заметим, что вопрос о возможном ведении процесса по обвинению Ахумяна в закрытом режиме ранее не поднимался. Прокурор Никандрова, полагаем, чрезвычайно озадачилась вниманием, которое проявила к неоднозначной истории «Наша Версия на Неве».

О чём мы рассказали

Предприниматель Александр Лебедев имел серьёзные финансовые обязательства, и в отношении его компании «Веритас менеджмент групп» были открыты два исполнительных производства. Однако в сентябре 2017 года, когда выяснилось, что с должника брать нечего, их прекратили. Вскоре на Лебедева «наехали» жёсткие ребята кавказской наружности, и предприниматель решил сообщить об угрозах приставу Ахумяну, уроженцу города Ереван, который посоветовал визитёру обратиться в полицию. А Лебедев был не промах – он уже побывал у силовиков, сообщив, что УФССП слишком требовательно относится к возврату долга.

В 15-м отделе ОРЧ (УР) № 5 ГУ МВД России по СПб и ЛО, который специализируется противодействии этнической преступности, предпринимателя, похоже, приняли с распростёртыми объятиями. Неизвестные джигиты-вымогатели и требовательный пристав-исполнитель Ахумян сложились в полицейских головах воедино. Но гоняться за жёсткими ребятами было, наверное, беспокойнее, чем взять в разработку сотрудника УФССП. Правда, сотрудника бывшего, поскольку Ахумян уже уволился с работы. И всё-таки он казался лёгкой добычей.

Спецоперация была разработана правоохранителями по уже ставшей классической схеме. Оперативники снабдили Лебедева «куклой» с деньгами, которую надлежало передать в заранее оговоренном месте юристу Виталию Алексееву – он знал Ахумяна. Алексеева взяли тут же, но задержанный заявил, будто Лебедев просто оплатил услуги за банкротство компаний. Юристу, естественно, не поверили, оформили обвинение по ч.5 ст. 290 УК РФ – взятка в особо крупном размере – и отправили в СИЗО.

Вслед за ним арестовали и «сообщника» – Карена Ахумяна. Отсидев четыре месяца в СИЗО, юрист Алексеев отправился на свободу под залог, а вот бывший пристав до сих пор находится за решёткой. Любопытно, что Лебедев в ходе судебного процесса уже заявил, что не считает возможной связь между неизвестными вымогателями и обвиняемым Ахумяном, однако Карену меру пресечения так и не изменили.

Статья об обстоятельствах возбуждения уголовного дела «Как посадить любого пристава» был опубликована 03 декабря. Спустя сутки журналистам и родственникам обвиняемого запретили присутствовать в зале суда…

По теме

На острове свои законы?

По мнению адвоката Александра Федчуна, который защищает Ахумяна, суд сначала нарушил ч.3 ст.123 Конституции России – судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. В данном случае, по его словам, судья Оксана Демяшева принялась озвучивать результаты рассмотрения ходатайства старшего помощника прокурора Василеостровского района Ирины Никандровой ещё до того, как сторона обвинения попросила проводить заседания в закрытом режиме.

Это действие, в свою очередь, привело к незаконному применению ст.241 УПК РФ, в которой изложено, что закрытое судебное разбирательство допускается на основании судебного акта для защиты интересов безопасности участников, их родственников или близких лиц. По всей вероятности, прокурор Никандрова, подав соответствующее ходатайство, опасалась, что три женщины – родственницы Ахумяна, каким-либо образом могут угрожать Лебедеву, который приобрёл статус свидетеля. Или же государственный обвинитель Ирина Владимировна использовала спорный довод, чтобы удалить всех, включая журналистов, из зала суда.

В итоге нарушенной оказалась уже ч.1 ст.123 Конституции России, которая предусматривает в качестве общего правила открытое судебное разбирательство. Ведь в противном случае нарушается гласность судебных процедур, что обоснованно вызывает сомнения в соблюдении требований справедливого правосудия.

Впрочем, в случае с обвинением Карена Ахумяна можно усмотреть и нарушение ч.1 и ч.2 ст.19 Конституции России. Основной закон страны гласит, что все равны перед законом и судом, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, в том числе независимо от его национальности и происхождения, а любые ограничения такого рода ставятся под запрет. Отсюда возникает вопрос – позволительно ли Василеостровскому районному суду Санкт-Петербурга избирать самую жёсткую меру пресечения российскому гражданину Ахумяну в виде содержания под стражей и продлевать её неоднократно, опираясь на место рождения как основание для такого решения? Об этом рассказал корреспонденту «Нашей Версии на Неве» адвокат обвиняемого.

Для кого Кодекс писан…

Почему-то хочется вспомнить, что два года назад, в декабре 2016-го, IX Всероссийский съезд судей принял постановление, дополнив не так давно появившийся Кодекс судейской этики. В преамбуле этого документа говорится, в частности, о том, что «судебная защита прав и свобод человека может быть обеспечена только компетентным и независимым правосудием, осуществляемым на началах справедливости и беспристрастности».

Общие положения Кодекса детально описывают, зачем вообще нужна судейская этика, в чём именно состоят критерии профессиональной деятельности носителей высокого статуса, и устанавливают к ним повышенные нравственные требования. Пожалуй, в качестве иллюстрации лучше всего процитировать ст.6, в которой утверждается: «Судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности, быть честным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации».

К нашему же случаю, как нельзя точно, подходит ст.10, которая требует непременного соблюдения принципа равенства. На практике это означает, что судье надлежит с одинаковым вниманием относиться ко всем участникам процесса, в частности, вне зависимости от их национальности и происхождения.

Мы убеждены, что Оксана Демяшева наверняка придерживается Кодекса судейской этики. Даже если присутствующим почему-то кажется, будто она неназойливо предлагает молодому представителю государственному обвинения Борисову, мол, а вы потребуйте огласить показаний свидетеля, данные на предварительном следствии. Или когда, прислушавшись к просьбам двух оперуполномоченных Двигалёва и Меттуса, ну и примкнувшего к ним Лебедева – обеспечить в зале суда отсутствие родственников Ахумяна, судья Демяшева полагает, видимо, это процессуальным обращением…

Наверняка, удовлетворив ходатайство старшего помощника прокурора Василеостровского района Ирины Никандровой, она закрыла процесс опять-таки в полном соответствии с Кодексом судейской этики, ст. 13 которого предусматривает, что государственные арбитры «в целях объективного, достоверного и оперативного информирования общества о деятельности суда» обязаны взаимодействовать со СМИ, способствуя профессиональному освещению процесса. Так как это не только укрепляет доверие граждан к судопроизводству, но и содействует выполнению журналистами их важной общественной функции – сообщать обществу о социально значимых событиях.

Чтобы не сравнивать островное правосудие с принципами, закреплёнными в Основном законе страны, просто вспомним слова главы государства, произнесённые 12 декабря на торжественном приёме в честь 25-летнего юбилея. Завершая свою речь, Владимир Путин заключил: «Конституция и все её статьи – это вершина российской правовой системы и одновременно фундамент её развития. На этой конституционной основе выстроено всё действующее российское законодательство».

Услышали ли в суде на Васильевском острове одного из тысяч его жителей – Президента Российской Федерации?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.12.2018 12:13
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх