// // Православие или смерть?

Православие или смерть?

386
В разделе

Поправки в УК, призванные защитить чувства верующей части российского общества от преступных посягательств, были приняты пока только в первом чтении. Но некоторые соотечественники, вдохновлённые подвижками законодательства, уже кинулись защищать свои чувства отнюдь не богоугодными способами.

В конце сентября во временную опалу попала библейская история, рассказанная Эндрю Ллойдом Уэббером и Тимом Райсом – рок-опера «Иисус Христос – суперзвезда». Руководствуясь ещё не принятыми поправками в УК, с величайшим возмущением её потребовали отменить православные верующие Ростова-на-Дону, как произведение, не соответствующее каноническим представлениям о Спасителе.

Продажа билетов на театральную постановку была даже временно приостановлена, а ростовские партнёры Санкт-Петербургского театра «Рок-опера» уверяют, что распоряжение об отмене спектакля последовало сверху в приказном тоне.

Куда категоричнее отстаивали свои права южане в центре столицы: по словам сотрудников музея эротики «Точка G», несколько мужчин азиатской внешности набросились на них с кулаками прямо на Арбате во время раздачи рекламных листовок. Оказалось, что на этот раз деятельность многострадального заведения оскорбила мусульман, поскольку полностью противоречит Корану. «Неверных» порядком отвалтузили, одному из них разбили голову.

На волне религиозных скандалов, вот уже полгода сотрясающих российское общество, столь показательное отстаивание своих позиций вызывает вполне обоснованный вопрос. Что получит ортодоксально верующая часть россиян с принятием поправок в УК – правовой механизм защиты мировоззрения или же оружие массового поражения людей, воспитанных вне религиозного контекста?

Этот вопрос корреспондент «Нашей Версии на Неве» обсудил с ведущим научным сотрудником Санкт-Петербургского института истории РАН, религиоведом, доктором исторических наук Ириной Левинской, выступавшей экспертом во многих знаковых процессах, включая дела Душенова и неонацистской банды Боровикова-Воеводина.

– Ирина Алексеевна, в начале октября вы присутствовали при рассмотрении кассационной жалобы на приговор Хамовнического суда в отношении панк-группы «Pussy Riot». Какой была обстановка в Мосгорсуде? «Сочувствующих» опять «кошмарили» ротвейлером?

– На этот раз всё выглядело несколько лучше. По крайней мере, рвущейся с поводка собаки и вооружённых автоматами людей там не было. Пришло много православных женщин в платочках, и по-военному одетых мужчин в майках с надписью «Православие или смерть». Но они вели себя достаточно спокойно. Как вы знаете, заседание было отложено – от своих адвокатов отказалась Екатерина Самуцевич. Думаю, что это обстоятельство серьёзно осложнит процесс, вряд ли новые защитники успеют в короткий срок ознакомиться с делом. Ведь там колоссальный объём информации, один только обвинительный приговор занимает 150 страниц.

– Это правда, что в отместку за критическую публикацию на официальную экспертизу по делу «Pussy Riot» вас пытались привлечь к ответственности за экстремизм?

– Заявители даже настаивали на моём аресте за «антисемитофобские взгляды». Якобы, я могу сбежать в Великобританию. Основания для заявления «выкопали» из интервью радиостанции «Свобода», где мы с ведущим обсуждали ситуацию с РПЦ, которая забирает у детей школы, лицеи, больницы. И ещё – ситуацию с часами Патриарха Кирилла. Я сказала, что Патриарх, дабы отделаться от пресловутого «подарка», может продать часы на благотворителъном аукционе. Думаю, что желающих приобрести хронометр, побывавший на руке Кирилла Гундяева, нашлось бы предостаточно.

По теме

– А кто выступил заявителем?

– Это была женщина, которая требовала запретить книгу про Гарри Поттера, мультсериал «Южный парк», картину Александра Савко «Нагорная проповедь» с участием Микки-Мауса. Последнее, как вы, наверное, знаете, удалось.

– Если поправки в УК будут приняты, попрание чувств верующих людей может грозить преступникам пятью годами лишения свободы. На ваш взгляд, это остановит разрастающийся конфликт внутри нашего общества или усугубит его?

– Давайте будем точны в формулировках. Поправки говорят об оскорблении религиозных убеждений и чувств граждан, а это принципиальный момент. Специфика русского языка такова, что данное определение может быть применимо, как к верующим, так и к атеистам. Представим человека, который ненавидит православие. По смыслу статьи, она должна защищать его чувства в отношении религии. То есть, в данном случае чувство ненависти. Всё это может привести к безумному потоку самых разнообразных, в том числе и абсурдных жалоб. Вы слышали о том, что Таганский суд признал «Золотой ключик» экстремистским произведением?

– Да, такое сложно пропустить...

– Совершенно верно, и многие люди поверили, хотя информация прилетела с сайта «фейковых» новостей. На удочку клюнул даже Николай Сванидзе, разразившийся гневными речами в своём блоге. Согласитесь, эта «новость» очень правдоподобна в контексте обсуждаемых поправок. Ведь религиозные чувства и переживания многообразны.

Возьмём нашумевшую историю с «Pussy Riot». Радикально-настроенные православные верующие, включая и представителей духовенства, говорили о том, что девушек необходимо лишить материнских прав, выпороть, сослать в Сибирь. Мнение дьякона Андрея Кураева оказалось иным – женщин нужно было накормить блинами (ведь Масленница же!) и по-доброму поговорить с ними. Правда после такой откровенности Кураева попросили замолчать. Третья реакция – открытое письмо Протоиерея Вячеслава Винникова – иерархам РПЦ. В частности, он пишет: «Мерзкое бесчеловечное судилище совершается в Хамовническом суде (...) Девочек Церковь посадила за молитву, а молитва бывает разная. Кто как умеет, так и молится. Если вам не понравилась их молитва, показалась неправильной – позовите их на беседу и научите правильной молитве. И вопрос был бы разрешён. Ведь это дело выеденного яйца не стоит. А их обвинили в оскорблении святынь, вандализме, святотатстве, экстремизме, начали сравнивать с безбожными коммунистами, которые взрывали церкви, расстреливали и сажали в тюрьмы верующих, террористами и фашистами. Уму непостижимо! Опомнитесь!»

Итак, перед нами одно событие и три разных мнения. Подчёркиваю – в каждом случае речь идёт о религиозных чувствах верующих людей. Кого в данном случае мы будем защищать?

– По этому поводу суд уже сказал своё слово.

– Вот именно. Видите ли, сегодня нам часто пытаются представить, будто в нашем обществе идёт война между верующими и атеистами. Я бы так не ставила вопрос. Думаю, происходит столкновение между двумя моделями православия.

Первая модель – святого Иосифа Волоцкого, который был уверен, что богатство церкви демонстрирует торжество православия. И вторая – святого Нила Сорского. Он говорил, что церковь должна быть бедной, ведь христианство – это любовь, а не стяжательство. К сожалению, сегодня побеждает первая модель. То же самое наблюдалось в начале XX века – был даже такой термин «казённое православие». Храмы рушили не большевики, а те самые воцерковлённые люди, составлявшие большинство в царской России. И я очень боюсь, что поправки в такой формулировке будут защищать ту самую казённость и граждан, готовых рвать всех на своём пути, защищая оскорблённые чувства.

Но христианство – это религия любви. Истинно верующего человека невозможно оскорбить, потому что он уже находится под защитой Бога. Разумеется, вынужденное уважение к агрессивным верующим, под страхом уголовного наказания, породит ещё больший раскол в обществе.

– А каков реальный круг лиц, которых должны защитить эти поправки? Церковные иерархи утверждают, что наше общество на 80% состоит из православных. Но о чём здесь идёт речь – о верующих или же о людях, которые исторически идентифицируют себя с определённой конфессией?

По теме

– Речь действительно идёт о самоидентификации. Реально воцерковлённых людей у нас не более 5%, и об этом прекрасно знают иерархи РПЦ. Кстати, если вы послушаете заявление Церкви, сделанное после вынесения приговора участникам панк-группы, станет очевидно, что православие пытаются превратить в признак этнической принадлежности. И это страшно.

– Как у Достоевского – «русский – значит православный»? Но во времена Фёдора Михайловича это заявление было отражением реалий дня. А сегодня? Может ли лозунг «Православие. Самодержавие. Народность» лечь в основу модели современного российского государства, которое находится в поисках смыслов и путей развития?

– Думаю, что нет. Большое достижение человечества в том, что оно сегодня дозволяет человеку жить в соответствии со своей совестью и самостоятельно выяснять свои отношения с Богом.

Я, например, не хочу жить в предложенной религиозной модели государства. Понятно, что сейчас российскому обществу предлагается единая модель поведения, вокруг которой оно должно сплотиться. Формула «Православие. Самодержавие. Народность» вполне приемлема для религиозного государства, но сегодня она устарела. Весьма странно слышать аргументы, относительно десяти заповедей как основных правил жизни. Эти правила уже давно адаптированы современным обществом, сегодня они лежат в основе европейской цивилизации.

– Историк Соловьёв приводит идеальную формулу сосуществования государства и церкви: государство занимается своими делами, церковь своими. Может ли при таком раскладе РПЦ претендовать на роль духовного лидера общества?

– РПЦ упустила свой шанс, хотя у неё были поистине фантастические возможности. В 90-е годы туда пришли очень многие: им показалось, что среди всеобщего хаоса именно там они найдут свой якорь. К сожалению, Церковь от них отвернулась. Она так и не стала меняться, перестраиваться, пытаться достойно ответить на вызов времени.

В этом смысле мы деградировали даже по сравнению с концом Х века. В те времена, когда на Западе все службы велись на латыни, у нас они проходили на славянском языке. И это был огромный прогресс. Сегодня всё более мрачно. Череда недавних скандалов отвернула от Церкви много умных, думающих, чувствующих интеллигентных людей. Но и внутри самой РПЦ идёт борьба консервативного большинства с прогрессивно мыслящими людьми. Пока побеждают первые.

– Тем не менее, в обществе идеи Бога всё больше получают распространение. Возможно дело в том, что религия теоретически предлагает модель, позволяющую устойчиво держать людей в рамках нравственных и моральных категорий?

– Эти идеи давно опроверг эмпирический опыт человечества. У каждого из нас есть знакомые – высоконравственные атеисты или агностики. Поставьте рядом с ними того же ряженого хоругвеносца и спросите последнего – почему он дошёл до такого скотского состояния? Почему он, вопреки заповедям Христа, позволяет себе быть злобным, агрессивным по отношению к людям?

К сожалению, в нашем обществе вера заменяется обрядовостью. Боюсь, что и новеллы законодательства будут защищать не верующих, а обрядоверов. Пока статья за оскорбление религиозных чувств у нас существует в КоАП. Заметьте, в спящем состоянии. Сегодня её не только будят, но и пытаются перевести в разряд уголовной законодательной нормы. Это может привести к катастрофе. Тогда Буратино действительно признают экстремистом. Что произойдёт с радугой в небе я даже не представляю... Неверное в неё будут стрелять из зенитных установок...

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.10.2012 16:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх