// // Против кого дружат "терминальные короли"?

Против кого дружат "терминальные короли"?

352
В разделе

Глобальное развитие рынка моментальной оплаты в России по времени совпало с двумя знаковыми явлениями прошлого десятилетия: резким усилением борьбы с «чёрным» налом со стороны Центробанка России, а также вступившими в силу поправками к закону «О лицензировании отдельных видов деятельности». Второе обстоятельство заставило свернуть производство и конверсировать предприятия производящих «одноруких бандитов». А первое – подсказало им наиболее приемлемый способ перепрофилирования бизнеса в сторону производства терминалов моментальной оплаты, в росте которых были, в том числе, заинтересованы авторитетные предприниматели России.

На поприще «терминального бизнеса» в Северо-западном регионе действительно засветилось немало известных персонажей. Так, «гуру» отечественного игорного бизнеса, глава компании «Уникум» Борис Белоцерковский, в своё время осознав, что выручка от производства игровых аппаратов падает, на ходу перепрофилировал своё производство под платёжные терминалы. Тем более, в 2005 году они стали востребованы, как никогда. Смекнув, что легальные доходы от терминального бизнеса не столь значительны, сколь широки возможности теневой стороны игры на рынке моментальных платежей, на терминалы обратили внимание и крупные авторитетные бизнесмены. Особый интерес у последних вызывала вожделенная «обналичка». В то время, как банковский сектор взвинтил проценты за нелегальные услуги по «отмыву» денег, только что зарождающийся терминальный бизнес, вполне мог обойтись 6-7% за операцию. Помимо стандартных процедур «отмыва» денежных потоков, до недавнего времени в схеме были задействованы и электронные кошельки, которые также позволили производить неконтролируемые операции по «обналичке».

«Сегодня ЦБ пытается прекратить этот беспредел, – рассказал «Нашей Версии на Неве» один из операторов «помойки» (фирма по «обналичке» денег – авт.) – Введены новые правила регистрации электронных кошельков, что, якобы, должно уничтожить анонимность их владельца. Кроме того, налоговые органы обязали сообщать о владельцах таких кошельков, как о расчётных счетах. Раньше же получалось так: клиент перечисляет деньги в виртуальную кассу, получает платежи и обналичивает свои «вебмани» через специальный банк или отделение оператора кошелька, за определенную мзду. Таким образом, через вебкошельки проходила куча денег, которые не видели налоговики. Попытки легализовать этот рынок производились уже неоднократно. Посмотрим, что получится нам этот раз».

Лучших людей разыскивают

Рынок платёжных терминалов Северо-Запада прочно ассоциируется с именем недавнего кандидата в депутаты ЗакСа, члена партии «Единая Россия», ранее имевшего проблемы с законом по серьёзной статье Максима Долгополова, председателя совета директоров «Западно-Европейский финансовый союз» (ЗЕФС). Однако популярность Долгополову принесли не скандалы, в которых он засветился, будучи претендентом на пост народного избранника (в частности, во время избирательной компании человек, похожий на Долгополова обещал оторвать головы членам УИКа, а на следующий день якобы спровоцировал потасовку на митинге против уплотнительной застройки). Наш герой попал в разработку из-за финансовых махинаций, в которых некогда подозревалась терминальная сеть «Новоплат» (одно из структурных подразделений ЗЕФСА). Сотрудники правоохранительных органов утверждали, что через её платёжные терминалы в период с 2007 по 2009 годы было отмыто более 2 миллиардов рублей.

Фамилия другого держателя терминалов прочно связана с именем авторитетного новгородского бизнесмена Николая Кравченко (прозвище – Коля-Бес). Кравченко являлся акционером многих новгородских предприятий, гендиректором Новгородского телевизионного завода «Спектр», а также «смотрящим» за местным предпринимательством. Терминальный бизнес пришёл в регион на стыке смены двух губернаторов, однако дабы не светить в этом деле людей с пятнистой биографией, между хозяевами платёжных систем и предприимчивыми новгородцами были заключены договоры, по которым последние наделялись правами региональных представителей с довольно широкими полномочиями. О прибыльности нового бизнеса можно судить хотя бы по тому, что спустя некоторое время один из новгородских терминальных предпринимателей стал владельцем заметного на местном рынке таксопарка. Кстати, Коля-Бес тоже начинал свою трудовую деятельность с извоза, правда частного, а завершил её, получив негласный статус «теневого губернатора» Новгородской области. Интересно, что развитие терминального бизнеса в области совпало с официальным заявлением: с криминалом в регионе покончено. Сегодня имя Кравченко внесено не только в энциклопедию «Лучшие люди России», но и в списки лиц, находящихся в федеральном розыске.

По теме

Жить стали честнее – воровать больше

Два года назад возможностей для нелегальной «обналички» денег поубавилось. 1 апреля 2010 года вступил в силу федеральный закон «О деятельности по приёму платежей физических лиц, осуществляемой платёжными агентами». В соответствии с ним каждый платёжный терминал требовалось оборудовать контрольно-кассовой машиной (ККМ), установка которой в среднем обошлась держателям в 30 тысяч рублей. Интересно, что согласно новому закону, банковские терминалы не нуждались в фискальных аппаратах. А это не могло не интересовать тех, кто избрал своим ремеслом операции с деньгами.

В том числе и дельцов, старавшихся получить барыши без установки ККМ. «Например, раньше часто угоняли машины, сейчас количество краж уменьшилось, поскольку стали меньше покупать б/у автомобили, – сравнивает ситуации президент компании «Qiwi» Андрей Романенко. – С 2005 по 2009 годы особых краж мы не наблюдали, но как только появился вторичный рынок, аппараты начали воровать и перепродавать тем, кто ведёт бизнес не добросовестно. Но я не могу сказать, что наша компания страдает от этого. Разумеется, такие случаи есть, но 90% наших терминалов застрахованы и все их нам покрывают по страховым случаям».

Дружба по деньгам?

Сегодня мы являемся свидетелями третьей части «марлезонского балета», которая оставит на рынке моментальных платежей лишь крупных игроков – утверждают эксперты. По их мнению, платёжным системам Северо-Запада сегодня выгоднее дружить, нежели конкурировать. Похоже, что «терминальные короли» Петербурга объединяются против кредитных учреждений, некогда вытесненных с рынка серой «обналички».

Один из таких примеров вынужденной дружбы – недавнее объединение двух крупных сетей: компаний «Qiwi» и «Новоплат». Совместно они контролируют примерно 50% петербургского рынка. Структура Андрея Романенко не располагает собственными терминалами, и сеть «Новоплат» фактически стала агентом нового партнёра, с которым ещё год назад и не думала иметь что-либо общего. Упомянутый выше Максим Долгополов не преминул заметить, что его сеть заморозила собственную платёжную систему, а объединение сетей позволит консолидировать пул провайдеров услуг и снизить издержки на поддержку процессинга. Однако сторонние участники рынка практически уверены, что нежные объятия давних конкурентов вызваны желанием «дружить против».

«Проанализируйте ситуацию на рынке, – предлагает «Нашей Версии на Неве» источник, близкий к сети «Новоплат». – Очевидно, что мы присутствуем при очередном переделе рынка, на котором останутся лишь крупные игроки». По мнению эксперта, конкуренты вынуждены объединяться. Ведь начиная с 2009 года, платёжные терминалы начали активно скупать банки (например, в 2011 году 2000 терминалов компании «Новоплат» отошли к Калининградскому банку «Балтика»). Сегодня до 45% точек, работающих на рынке оплаты Петербурга, принадлежит кредитным учреждениям (крупнейшие держатели терминалов – Сбербанк и ПСКБ). Интерес банковского сектора к этому виду бизнеса вполне объясним. Помимо технических возможностей перевода денег, наличие терминалов выгодно с точки зрения затрат. Стоимость качественного терминала варьируется в пределах от 75 до 150 тысяч рублей, соответственно их приобретение обходится банковскому сектору в разы дешевле, чем приобретение банкомата за 20 тысяч долларов США.

Впрочем, бытует ещё одна версия неожиданного партнёрства. Говорят, что пойти на сотрудничество компанию Максима Долгополова заставили обстоятельства. Недавно «Qiwi» выиграла тендер на обслуживание терминалов в салонах МТС на Северо-Западе, а поскольку большая часть терминалов «Новоплата» располагается именно в салонах данного оператора, сделка была вынужденной. Интересно, что рекламой для МТС занимается компания BBDO, одним из соучредителей которой в своё время был отец Андрея Романенко.

Что касается рядового потребителя, то на нём объединение компаний, возможно, скажется снижением комиссии, которая сегодня полностью зависит от аренды – она тем больше, чем больше проходимость на точке.

– Сегодня в целом по сети комиссия составляет 5-6%, есть терминалы с нулевой комиссией, например, в салонах сотовой связи. Дело в том, что для салона это вторичный бизнес, он платит аренду не за терминал, а полностью за павильон, где сам устанавливает платёжные системы, – рассказал «Нашей Версии на Неве» Алексей Романенко. – Самая дорогая аренда в продуктовых магазинах, однако, возможно она будет снижаться».

По словам главы сети, в настоящее время в каждом из регионов присутствия ведутся переговоры с арендодателями. Не исключено, что их результаты рядовой потребитель ощутит уже осенью. Хотя, кто их знает – этих «терминальных королей»?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.05.2012 17:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх