// // Университетский авианосец потоплен

Университетский авианосец потоплен

1275
Университетский авианосец потоплен
В разделе

Следственная служба Управления Федеральной службы безопасности по Санкт-Петербургу и Ленинградской области разоблачила организованную преступную группировку, возглавляемую проректором по административно-хозяйственной работе Санкт-Петербургского государственного университета Львом Огневым и его заместителем Вадимом Полонским

Василеостровский районный суд поставил точку в расследовании хищений денежных средств, выделявшихся из федерального бюджета Санкт-Петербургскому Государственному университету. Громкое уголовное дело завершилось обвинительным приговором всем подсудимым. Проректор университета Лев Огнев признан виновным в растрате и легализации средств, полученных преступным путем, и приговорён к 8 годам условно с испытательным сроком в 5 лет. Его подельники получили условные сроки от 5 до 8 лет. Кроме того, каждый оштрафован на один миллион рублей.

На фото: арестованные Лев Огнев и Вадим Полонский в лучшие годы

Уголовное дело было возбуждено в 2006 году на основании результатов проверки, проведённой Федеральной службой по финансово-бюджетному надзору (Росфиннадзором). "Часто спрашивают: почему расследованием занимались именно органы ФСБ? - отметил старший следователь по особо важным делам Сергей Новиков.

- Потому что именно на наше ведомство возложена задача обеспечения экономической безопасности России. По действующему законодательству органы ФСБ вправе и обязаны в подобных случаях возбуждать уголовные дела. Особенно когда они касаются реализации национальных проектов. В данном случае речь как раз шла о крупных хищениях бюджетных денежных средств, выделенных в рамках целевой федеральной программы "Развитие образования".

В результате кропотливого расследования удалось разоблачить организованную преступную группу во главе с Львом Огневым и начальником главного управления материально-технической базы Вадимом Полонским. Ассистировали им начальник планово-производственного управления Николай Куксо, начальник эксплуатационно-технического отдела Александра Логинова, главный бухгалтер СПбГУ Роман Цветов, главный инженер университета Юрий Чекалин и владелец строительной фирмы "Строительное дело СГ" Николай Сотников.

Победа на липовом конкурсе

Договор на производство ремонтных работ здания "Двенадцати коллегий" был заключен в 2001 году по итогам конкурса на выполнение работ. Как оказалось, конкурс прошёл только на бумаге. Огнев и Полонский договорились с Сотниковым, которого знали с 1995 года, что если он "откатит" им 20%, тендер выиграет именно "Строительное дело". Для маскировки Николай Георгиевич должен был сам привести ещё две фирмы-конкурента, обречённых на поражение.

Проблему решили быстро. Главой компании, подписавшей заявку с явно завышенными расценками выполнения работ, оказался заместитель Сотникова. Третьей фирме обещали победу, если руководство подпишет готовую заявку, и подсунули бумагу с также завышенными суммами.

Университетское начальство проштамповало результаты "конкурса", и бюджетные деньги щедро потекли в карманы подельников.

Идиллия продолжалась до 2006 года. Но затем в ходе плановой проверки Росфиннадзора выяснилось, что реконструкция кровли и вестибюля "Двенадцати коллегий" едва начата, потрачено на неё всего 2 миллиона рублей из выделенных 47 миллионов 300 тысяч, а остальные 45 миллионов разошлись по кошелькам мошенников.

По теме

Пираты ХХI века

В университете Льва Огнева называли "непотопляемым авианосцем", а Вадима Полонского сравнивали с поддерживающей его из глубин подводной лодкой. Должность проректора по административно-хозяйственной работе Лев Васильевич занимал более 15 лет и решал многие вопросы помимо ректора. Державшийся в тени Полонский подсказывал боссу перспективные идеи, а тот с напористостью тяжёлого танка проводил их в жизнь.

Широко используя систему "откатов", подельники понимали, что получать деньги напрямую от подрядчика опасно, и ввели в схему несколько промежуточных звеньев. Начальник планово-производственного управления Николай Куксо отслеживал, когда поступали деньги из федерального бюджета на счета университета, и согласовывал, на какой объект их лучше списать. Цветов расписывался под платёжкой и направлял средства на счета компании Сотникова. Далее Логинова, Куксо, Чекалин или сам Огнев подписывали акт, что работы произведены.

Николай Георгиевич переводил деньги на счета фирм-однодневок, через которые они обналичивались, "откат" передавался Логиновой, та отдавала их Чекалину, и главный инженер появлялся в кабинете Огнева, делившего выручку между подельниками.

Директоров обналичивающих фирм набрали за 100 рублей из безработных и пьяниц. После вызова на допрос оказалось, что "боссам" компаний, через счета фирм которых проходили миллионы, не на что доехать до ФСБ, и следователям пришлось выдать им под расписку денег на дорогу!

Расхитители-благодетели

В ходе расследования выяснилось, что только в рамках одного подрядного договора за ремонт здания "Двенадцати коллегий" выплачено около 119 миллионов рублей, из которых Огневым и компанией похищено 98 миллионов. Из них 8 миллионов получил человек, занимавшийся обналичиванием.

Николай Сотников: выдача миллиона долларов по частям

Следователи установили, что по документам на гидроизоляцию истратили 22 миллиона, а экспертиза показала, что объём выполненных работ тянет едва на 5 миллионов. По договорам площадь ремонтируемой кровли составляла 32 000 квадратных метра, а на самом деле - всего 13 000 квадратных метров. Технологии работ, положенные по ГОСТам, не соблюдались. Новый паркет клался на старый и неочищенный, та же история происходила с окраской стен. Толщина слоя штукатурки составляла всего 2 миллиметра вместо положенных 20-ти. Широко применялись завышенные коэффициенты, когда расценки на произведённые работы увеличивались в четыре раза.

Чтобы выявить маскирующую хищения халтуру, следователи провели пятнадцать строительно-технических экспертиз с контрольными вскрытиями полов, штукатурки и гидроизоляции. При этом некоторые сотрудники университета настолько устали от существования в помещениях с не закрывающимися окнами и проваливающимся паркетом, что, давая показания, заступались за расхитителей!

Грозный Николай Прокофьевич

Уверенный в своей непотопляемости, Огнев рассчитывал, что его вытащат из самой скверной ситуации. Проверяющих Росфинназдора по Петербургу он просто не впустил в свой кабинет. Лишь после возбуждения уголовного дела засуетившийся Лев Васильевич побежал к ректору СПбГУ Людмиле Вербицкой, но та сказала, что ей стыдно за него и за воровство надо отвечать.

По словам следователей, Огнева, Полонского, Куксо и Сотникова приходилось содержать под стражей, поскольку иначе расследование могло не дойти до конца. Участникам процесса угрожали, на согласившихся сотрудничать со следствием нападали, вещественные доказательства уничтожались. Чекалина избили в двух шагах от здания ФСБ на Литейном проспекте. Чтобы "замести" следы, было срочно изготовлено множество фальшивых финансовых документов, однако подлинники были найдены в ходе расследования в Казначействе.

Отмечены и попытки надавить на следствие. На первый допрос проректор пришел с неким Евсигнеевым, который, оказавшись ещё и почётным строителем России, сразу же заявил: "Вы, ребята, не представляете, с кем связались. Все будете уволены!" Далее было обещано позвонить какому-то Николаю Прокофьевичу, который тут же разгонит следственную группу, а заодно и уволит надзирающего прокурора.

По теме

Кто этот мифический товарищ, неизвестно до сих пор. Скорее всего, адвокат и подследственный решили напугать несуществующими связями с бывшим директором ФСБ Николаем Платоновичем Патрушевым, но от волнения перепутали отчество.

Разводка от защитника

Сотникову тоже не повезло с адвокатом. Вняв его совету не признаваться ни в чём, Николай Георгиевич четыре месяца томился в тюрьме, настаивая, что не брал ни копейки. Защитник появился у него несколько раз, передав сначала телевизионную программку и привет с воли, потом сказал, что срок неизбежен и, наконец, потребовал двойной гонорар под предлогом долгого пути от дома до следственного изолятора.

Хозяин "Строительного дела" запаниковал, признался и добровольно выдал миллион долларов. Его отпустили под подписку о невыезде, но, к удивлению следователей, вскоре Николай Георгиевич вернулся со словами: "Сколько я должен?" И рассказал, что родственники совсем не ожидали увидеть его так рано, поскольку к ним пришёл адвокат и сообщил, что решил вопрос с освобождением за 30 тысяч евро. Деньги уже собрали, а тут и Сотников появился! После чего, как честный человек, поехал обратно уточнить: должен он или как?

Пришлось пригласить для беседы мошенника, гордо носящего звание заслуженного адвоката России. Тот сказал, что никому не собирался отдавать деньги, а просто так оценил свою работу. С тех пор Николая Георгиевича очень возмущают сериалы про самоотверженных адвокатов, которые ночей не спят, а стараются любой ценой вызволить своего подзащитного.

Всё, что нажито непосильным трудом

Защитнички не зря требовали супергонораров - уж больно состоятельные им попались клиенты. По словам следователей, некоторые члены шайки вывозили вещи из квартир машинами в несколько заходов. Вывозить было что. Говорили, что так и не выданная Львом Огневым коллекция старинных золотых монет весит 150 килограммов и входит в каталог лучших коллекций России, занимая там почётное третье место. Выдана была менее ценная 6,5-килограммовая коллекция, где обнаружились российские рубли времён Николая II и американские 10-ти и 20-ти долларовые монеты XIX века.

Не забывал Лев Васильевич и близких людей. Когда все родственники получили квартиры и дачи, он, согласно данным ФСБ, облагодетельствовал свою подругу Веронику Хрисанфову, которая была моложе его на 35 лет. У барышни, годящейся Огневу во внучки, появились две квартиры, дача стоимостью в 1 миллион долларов и роскошная машина "Ауди А3". Чекалин и Логинова рассказывали, что по приказу проректора подарили ей на день рождения часы из коллекции "Буре" и фотоаппарат. Общая стоимость подарочка составила 150 тысяч рублей. В ходе следствия девушка отрицала близкие отношения с шефом, но отдавать подаренное почему-то не хотела.

Не бедствовали и остальные члены шайки. У Сотникова ФСБ обнаружила четыре квартиры общей площадью 450 квадратных метров, включая две на Невском проспекте, а в гараже нашёлся сейф с 11 миллионами рублей. Полонский любил хорошо одеваться и часто менял дорогие костюмы, раздавая ношенные сотрудникам университета. Логинова блестела от золота, как новогодняя елка. Жаловалась, что в городе негде купить хороший антиквариат. И имела золотые карты в самых дорогих ювелирных и меховых магазинах Питера. На счетах начальницы эксплуатационно-технического отдела в банках на "мелкие" расходы всегда находилось несколько миллионов рублей, а сослуживцы были весьма недовольны, что она пренебрежительно называла их "серыми мышками".

Вообще, по сведениям следователей, с деньгами все обвиняемые расставались очень тяжело и вернули украденное лишь после ареста, наложенного на их имущество.

Друзья с большой дороги

Когда одного из обвиняемых отпустили под подписку о невыезде, он, по утверждению сотрудников ФСБ, пришёл к близкому другу, которому оставил на время отсидки 8 миллионов рублей. Тот отдал всего половину, сказав, что 700 тысяч вернёт потом, а про остальные сообщил, что заплатил их за освобождение приятеля.

По теме

Покидая парадную, обворованный растратчик столкнулся с выходившим из "БМВ Х 5" сыном товарища. "Гляньте, что мне папа подарил!" - похвастался юноша. Страдалец побежал в прокуратуру. Прокуроры передали его заявление в территориальный отдел милиции, там заявление приняли, но объяснили, что перспективы у дела сомнительные. Ведь расписок он с друга не брал, а тот клянётся, что никаких миллионов в глаза не видел и призывает верить честным людям, а не расхитителям народного добра.

Не лучше повели себя и любящие сотрудники жертвы неверного друга. Решив, что шеф не вернётся, они спёрли с его стола всё ценное.

Другой обвиняемый пострадал из-за родных. Узнав, что родственника могут отпустить, если он вернёт украденные 4 миллиона рублей, те решили: пусть лучше посидит, зато деньги в семье останутся! Не вмешайся следователи, несчастный так бы и грустил в камере до приговора.

Вор у вора дубинку украл

Тем временем Огнев, понимая, что идёт ко дну, стал судорожно хвататься за любую соломинку и вскоре сам оказался в сетях мошенника. По информации следователей, жулик, представившийся полковником ФСБ в отставке, обещал с помощью действующих коллег закрыть уголовное дело. За это "непотопляемый авианосец" заплатил ему 275 тысяч долларов, а один из подельников - ещё 50 тысяч.

Сотрудники ФСБ провели обыск у липового полковника, оказавшегося хозяином солидного детективного агентства. "Какие 275 тысяч долларов? - очаровательно улыбаясь, удивился сыщик. - Да, я заключил с Львом Васильевичем и его приятелем договор об оказании консультативно-информационных услуг и взял с них по 30 тысяч рублей. Договор я исполнил, прояснил ситуацию и посоветовал во всём признаться, так как шансов уйти от суда нет!"

Неплохо нажились на университетском деле и колдуны, к которым, по данным следствия, обращались некоторые расхитители, разочаровавшись в адвокатах. У Логиновой обнаружился заговор, согласно которому следствие должно было зайти в тупик, а следователи понести наказание.

Подруга Огнева Вероника также посетила известного "чёрного мага", оказавшегося соучредителем того самого детективного агентства, где фальшивый ФСБ-шник вымогал у Льва Васильевича деньги за освобождение.

Заклинание не сработало, зато по городу поползли слухи, что барышня решила убить проректора чёрной магией, чтобы он не рассказал следствию о сделанных подарках и их не конфисковали.

Плюшкин наших дней

Следователи рассказывали, как коллекционер золотых монет Огнев с талантом, достойным лучших городских театров, строил из себя едва ли не нищего. Первое, что он попросил после ареста, - подписать жене доверенность на пенсию, а то денег совсем нет, и как она будет жить?!

Ему приносили передачи в тюрьму, и проректор, собрав полиэтиленовые пакеты из-под них, попросил отдать тару жене, дабы сэкономить хоть несколько рублей. В камере разрешалось иметь холодильник, Огнев сказал, что у него нет денег на такую роскошь, зато имеется сумка-холодильник. Потом вспомнил, что на даче стоит старенький советский холодильник с дверцей, которую надо привязывать веревкой, так как иначе она не закрывается. По поводу телевизора "авианосец" заявил, что это слишком шикарно, и попросил приёмник, который ему подарили, как блокаднику.

Со своей стороны, строители, возводившие дачу проректорской подружке, рассказали, какие разносы устраивал им Лев Васильевич, находя на участке погнутые гвозди. Таковые требовалось выпрямить и забить, чтобы не тратиться на новые!

Байки из камеры

Выставляя себя невинными овечками, преступники придумывали самые фантастические версии появления обнаруженных у них денег. Плановик Куксо сообщил, что приходил на работу, открывал ящик стола, находил купюры, пытался выяснить у Полонского, что за добрый волшебник кладёт их к нему в ящик, но, не получив ответа, решил не сопротивляться.

Так и набралось 2 миллиона рублей. Эту версию он озвучил в суде, где решался вопрос об избрании меры пресечения. Судья смеялся до слёз, но Куксо всё же арестовал.

Главбух Цветов сознался в получении денег от Полонского и Огнева, но считал, что они только задумывают преступление и пока это "прикормка", а, значит, её можно взять, но воровать отказаться! Вообще Роман Исаакович оказался самым стойким и жадным. Он держался до последнего и не признавался даже на очных ставках, когда прочие давно уже сознались в обмен на рассмотрение дела особым порядком, предусматривающим смягчение наказания.

Обозлённые подельники решили утопить Цветова. Согласно показаниям Полонского, бухгалтер пожаловался ему на размер своей доли и потребовал в качестве компенсации организовать ремонт квартиры. Рабочих срочно сняли с университетских объектов и направили к Цветову. Когда следователи приехали на осмотр апартаментов на Гороховой улице, с видом на Адмиралтейство, они спросили, почему хозяин молчал про ремонт двух туалетов? "А их и правда два?" - изобразил удивление Роман Исаакович. После чего, видимо, понял, что переиграл. И признался.

Роман Цветов обнаруживает у себя в квартире второй унитаз

В свете этого, несмотря на относительно мягкое наказание, университетской группировке не позавидуешь. Дело не только в том, что обвиняемых заставили вернуть похищенное, назначив к тому же значительный штраф. И не в изрядных суммах, выманенных нечистоплотными защитниками и корыстными друзьями.

Все осуждённые занимали высокое положение в обществе, которого с таким позором в биографии им никогда не достичь вновь.

Наталья Матвеева

Полный вариант текста опубликован в газете «Наша Версия на Неве», № 58, 29 декабря 2008

Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх