Версия // Власть // Кому хочу – тому даю: по такому принципу уже много лет делят 2% городского бюджета петербургские парламентарии

Кому хочу – тому даю: по такому принципу уже много лет делят 2% городского бюджета петербургские парламентарии

4826

Депутатский откат

3
В разделе

Единоросс Роман Коваль через пару недель встретит свой день рождения в СИЗО. Стоит закуситься правоохранителям, и эту участь рискуют разделить многие коллеги по парламенту, возглавляемому Вячеславом Макаровым – с 1996 года коррупция возведена в Петербурге в законодательную норму, она затейливо именуется депутатской поправкой.

У каждого есть цена

Такого неприкрытого транжирства депутатами государственных миллиардов нет ни в одном регионе России. Торгуясь с народными избранниками за назначение своих выборов, поборник законности Анатолий Собчак пошёл на беспрецедентный шаг – мэр позволил распределять 2% городского бюджета, как вздумается депутатам. Эти денежные средства изымались из петербургской казны в так называемые депутатские резервные фонды.

В те годы всем доставалось поровну, а каждый член городского парламента тратил «свою долю» на собственное усмотрение. Губернатор Владимир Яковлев немного поприжал депутатскую вольницу, заставив визировать «проекты» у юристов городской администрации.

Равноправие закончилось при Валентине Матвиенко. Примерно 2% бюджета так же уходило «на забавы» парламента, но деньги стали распределяться по принципу её личной привязанности. Затем депутатская поправка превратилась в поправку Бюджетно-финансового комитета ЗакСа. Первым делом БФК шёл на поклон к спикеру городского парламента, тот корректировал смету на свой лад, и уже обновлённый документ отправлялся в Смольный.

Важно то, что поправка БФК с тех пор носит анонимный характер. Насколько позволено залезть в городскую казну, знает только сам депутат и очень ограниченный круг лиц. Внешне всё выглядит так, будто конкретные предложения поступают от имени фракции или вообще от губернатора.

Всего, в зависимости от общей экономической ситуации, ЗакС ежегодно разыгрывает от 3 до 6 млрд рублей. Степень «коррумпированности» депутата во многом зависит от партийной принадлежности и умения голосовать «как надо». Уже два созыва подряд основные деньги достаются представителям «Единой России» – однопартийцам спикера. Например, при корректировке бюджета в мае 2016 года, перед очередными выборами в городской парламент, единороссы забрали себе 1,1 млрд рублей, чуть более 120 млн было позволено взять эсерам, а ещё 33 млн кинули, как подачку, группе независимых депутатов, с помощью которых имитируется наличие парламентской демократии.

Неудобным фракциям КПРФ и «Яблоко» ничего не выделили, поскольку они голосовали против бюджета. Зато больше всего денег «Единая Россия» направила на разные программы в Петроградский район – «малую родину» Вячеслава Макарова.

В семье – не без «паршивца»

Оставшаяся на бобах парламентская оппозиция периодически возмущается, а в 2012 году устроила некое подобие демарша. Но на очередных выборах единороссы передавили всех противников «с правильным счётом», и теперь уже никого не смущает даже определение «политическая коррупция», которую дал один из оппозиционеров.

Алгоритм депутатской делёжки описал в беседе с корреспондентом «Росбалта» депутат Михаил Амосов: «Единороссы заранее оговаривают со Смольным, на какую сумму сделают поправку в этом году, и он соглашается, не вникая в детали и содержание. Дальше депутаты фракции узнают, какова квота каждого в этой поправке – сумма делится на 36 (после скоропостижной кончины Зеленкова в июне 2019 года – на 35, прим. ред.), возможно, кому-то больше, кому-то меньше – или же есть общая часть. В итоге мы наблюдаем режим коллективной безответственности – как со стороны депутатов «Единой России», так и со стороны Смольного, который соглашается с такой поправкой-монстром. И возникает широкое поле для откатов».

По теме

Этот порядок едва не рухнул в декабре 2015 года, когда обиженный на Макарова единоросс Евгений Марченко потребовал у прокуратуры выяснить, куда уходят огромные деньги, которые обозначены как «депутатские» субсидии. К сигналу прислушались, и дело дошло до необходимости проводить проверку уже со стороны УБЭП в порядке статей 144-145 УПК РФ.

Типично уголовная поляна – НКО-победители с неполными пакетами документов и отсутствие чётких критериев для определения таких побед – обнаружилась при распределении субсидий в комитете по социальной политике Петербурга (КСП – не путать с Контрольно-счётной палатой, прим. ред.). Именно сюда традиционно направляется из ЗакСа немало денег по поправке БФК.

Дальше «депутатские» субсидии поступают в различные общественные организации и некоммерческие структуры, дружественные определённому избраннику, с целью подкормки электората – праздники, подарки, экскурсии, адресная материальная помощь: всё идёт в ход. Исключения бывают. Но на то они и исключения.

А тогда «паршивец» Марченко замахнулся едва ли не на святое – мало того, что направил кляузу в прокуратуру, так ещё и потребовал вернуть в бюджет 665 млн рублей, которые предназначались на электоральные субсидии. Социальный комитет стали «кошмарить» и прессовать прокуратура, УБЭП и ФСБ. Это притом, что глава аппарата БФК Людмила Дьяконова, как тогда писала «Фонтанка», согласовывала депутатские предложения по конкретным НКО со спикером ЗакСа.

Кстати, когда в прошлом созыве ЗакСа Григорий Явлинский внёс законопроект об отмене депутатской поправки, единоросс Евгений Марченко, ныне заседающий в Госдуме, почему-то проголосовал против. Его однопартийцы поступили дальновиднее – многие поддержали антикоррупционную инициативу в первом чтении, однако дружно постановили, что дорабатывать революционный документ будут до окончания своих полномочий.

«Петля Нестеровой»

Порочная практика рассчитывать на депутатские милости периодически бьёт и по благополучателям. Один из самых горячих примеров – на днях Петроградский районный суд оштрафовал больницу №9 на Крестовском острове на 100 тыс. рублей. Выяснилось, что персонал и пациенты заразились коронавирусом из-за отсутствия обеззараживателей воздуха и дезинфицирующих средств.

Больница свою вину признала, однако причину объяснила недофинансированием депутатской поправки: ждали денег, которые должны были прийти по линии ЗакСа из комитета по здравоохранению. А ведомство срезало медицинскому учреждению 233 тыс. рублей в связи с пандемией и предложило закупить необходимое оборудование за счёт доходов от хозрасчётной деятельности. Ну и случился там массовый ковид…

Вообще, в ситуации, когда никто в Смольном не в силах досконально проконтролировать, по назначению ли используются деньги, выданные по депутатской поправке, законотворцы, скажем так, заранее предусматривают в субсидии и обратную «благодарность» от правильных общественников или муниципалов.

Рано или поздно откатная система не могла не дать сбой. Он произошёл в 2015 году со Светланой Нестеровой, депутатом от «Единой России». Причём довольно титулованным представителем партии власти – в четвёртом созыве она возглавляла постоянную комиссию по социальным вопросам ЗакСа, а в пятом – была председателем профильной комиссии по туристской индустрии городского парламента. Все годы своей работы в Мариинском дворце Нестерова к тому же входила в состав Комитета по законодательству ЗакСа.

Оказалось, что она – взяточница. Депутатская поправка Светланы Нестеровой направлялась, в том числе, некоммерческим организациям «Эдельвейс» и «Солнечный ветер», которые в рамках социального заказа проводили экскурсии и кормили пенсионеров и инвалидов Красногвардейского района. Следствие выяснило, что всё обстояло не совсем так, а благодеятельница, судя по показаниям её помощников, ездила за «благодарностью» сама, если конверт не приносили в приёмную. Деньги откладывались на муниципальные выборы. Результат – 5 лет исправительной колонии общего режима и штраф в размере 6,1 млн рублей.

По теме

Прежде чем в июне 2020 года Светлану Нестерову освободили по УДО, на зону отправился Вячеслав Нотяг. В данном случае неважно, что он назывался независимым депутатом. Гораздо интереснее, что Нотяг входил в состав БФК, где формировалась депутатская поправка, и являлся членом контрольной группы ЗакСа, которая отслеживает исполнение городских законов.

Преступник был взят с поличным сотрудниками УФСБ по СПб и ЛО в апреле 2016 года при получении очередной взятки в сумме 600 тыс. рублей от генерального директора строительной компании «Воин-В» Олега Глущенко. И хотя эта история прямого отношения к «узаконенным» депутатским откатам не имеет, она неплохо иллюстрирует нравы, которые царят в стане народных избранников.

Нотяг шантажировал строителей из Кировского района полтора года. Мол, не будет денег – против проведения работ по реновании квартала 2А Ульянка выступят градозащитники из числа тех, кто привык зарабатывать на скандалах. При этом предметный интерес к стройке неожиданно проявил и парламентский коллега Нотяга – Максим Резник. Подношения от компании «Воин-В» совершались ежемесячно.

Резник назвал обвинения в свой адрес политическим заказом, но Глущенко уточнил, что один из разговоров о депутатских запросах, так или иначе направленных против строителей, шёл на троих. Заметим, что до получения парламентского мандата Вячеслав Нотяг работал директором частной школы, где преподавал историю Максим Резник.

В итоге экс-директор, предпочитавший в суде называть постоянные взятки от компании «Воин-В» витиевато «премиями и подарками», отправился на 3 года в колонию строгого режима с штрафом в 1,0 млн рублей и запретом в последующем на 3 года занимать государственные должности. Прокуратура просила наказать Нотяга гораздо жёстче – 8 лет строгача и 60 млн рублей штрафа.

Коваль – от звёзд до решётки

Подполковник МВД Роман Коваль прошёл в ЗакС, скорее всего, благодаря протекции бывшего вице-губернатора Петербурга Игоря Дивинского и при поддержке спикера Вячеслава Макарова. Неважно, приходится старший полицейский чин племянником действующему депутату Госдумы Дивинскому или их связывают отношения иного свойства, но Коваля протолкнули на второе место в территориальной группе единороссов по 18-му избирательному округу.

Лидером в этой территориальной группе шёл тяжеловес Сергей Никешин, депутат всех созывов петербургского ЗакСа. Он же баллотировался как одномандатник. Затем, когда Никешин всюду выиграл, последовала рокировка, позволившая уступить партийное первенство новичку Роману Ковалю.

Причем Дивинский явно благоволит к малоизвестному выдвиженцу – даже держал венец над его головой на венчании в Спасо-Преображенском соборе, состоявшемся в феврале 2018 года. Благоволит к Ковалю и Макаров – только он мог сосватать новичка на проходное место в списке.

30 июля 2020 года, когда ЗакС отправился на летние каникулы, сотрудники УФСБ по СПб и ЛО задержали Андрея Гришина – помощника Коваля, в момент получения очередной взятки от предпринимателя Михаил Лихолетова. Деньги предназначались депутату, который, вероятно не дождавшись транша, заподозрил неладное. Законотворец немедленно собрал четыре сумки с вещами, наличку – 2,5 млн рублей, 3 тыс. евро и 1561 доллар США, банковские карты на предъявителя и намеревался выехать из города.

Однако Коваля, многие годы прослужившего полицейским следователем, обмануло профессиональное чутьё – его арестовали вместе с вещами. По мнению правоохранителей, депутат с 2018 по 2020 год получал мзду в размере 20% от размера своей депутатской поправки, выделяемой медицинским учреждениям. Затем они заключали госконтракты с коммерческими фирмами Лихолетова, а предприниматель «благодарил» депутата.

Михаил Лихолетов поставлял медицинскую технику в Госпиталь ветеранов войн, Покровскую больницу, поликлинику № 91 и роддома № 17 и № 18. Роман Коваль успел повысить своё благосостояние на сумму не менее 16,9 млн рублей, включая автомобиль Audi Q7, не попавший в официальную декларацию.

По теме

По решению Приморского районного суда Коваль и Гришин находятся под стражей. Тем удивительнее, что в Мариинском дворце предпочитают никак не комментировать скандальную ситуацию. Тем временем в СМИ появляются неоднозначные публикации, где Романа Коваля называют едва ли не «кошельком», обслуживающим денежные потоки Вячеслава Макарова и приближённых к спикеру людей. Любопытна реплика, которую удалось получить корреспонденту 78.ru от председателя БФК Максима Яковлева: он заявил, что «не понимает, как можно поправку использоваться в корыстных целях».

Господа офицеры…

Теперь остаётся лишь строить догадки, какие виды были у подполковника Дивинского и полковника Макарова на старшего офицера полиции с мандатом единоросса. Вероятно, что они, как люди, которые не раз оказывались в центре громких скандалов, нуждались в послушном члене команды, способном решать щепетильные задачи. Теперь же уголовный инцидент с Ковалем может сломать немало планов в преддверье выборов-2021.

Игорю Дивинскому к моменту предстоящей избирательной кампании исполнится 63 года – повторное попадание в Госдуму это венец его карьеры. А время сейчас непростое – вдруг вспомнят, например, что подполковника с боевым опытом всерьёз подозревали в причастности к убийству петербургского вице-губернатора Михаила Маневича в 1997 году? Или вытащат сомнительную историю с «Русским Афонским обществом» уже из недавнего прошлого?

До прихода в Смольный Дивинский занимал пост исполнительного директора этой православной общественной организации, а в 2014 году прокуратура Петербурга выявила, что с подачи вице-губернатора дорожно-строительные компании зачем-то перечислили 17 млн рублей в фонд восстановления Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. Да и вообще у депутата Госдумы сохраняются в Северной столице обширные бизнес-интересы – дружба с крупнейшим застройщиком «Строительный трест» или собственность в виде авторитетной охранной структуры «Диво» под управлением надёжных людей, которая опекает заводы концерта «Силовые машины», холдинга «РосЭлектроПром» и петербургский филиал Coca-Cola…

Да мало ли, на что упадёт взгляд Игоря Дивинского! Незадолго до церемонии венчания Коваля в Спасо-Преображенском соборе он, например, пополнил свой автопарк из Ford Tourneo и Mercedes ML350 представительским Jaguar XE. И вполне закономерно, что вице-губернатор, шедший в 2016 году на выборы в Госдуму, оказался… миллиардером. Помимо скромного жалования в Смольном и дивидендов от ценных бумаг – всего 24, 588 млн рублей, на 30 банковских счетах Дивинского, по информации общественника Дмитрия Сухарева, обнаружилось более 4,5 млрд рублей. Как тонко подметил разоблачитель, «годовой бюджет небольшого региона».

В чём-то Сухарев, может, и неправ, однако в любом случае доходы Дивинского исчисляются цифрой с многими нулями, о которой простые смертные даже мечтать не осмеливаются…

Впрочем, нельзя сказать, что 65-летний Вячеслав Макаров беднее своего соратника по Госдуме. Наступающий год для него – тоже принципиальный. В федеральный парламент уже не позовут – возраст. В ЗакСе – подросла молодёжь с амбициями, да и «правильно считать», как в 2016 году, когда Макаров провёл в Мариинский дворец максимальное число единороссов, уже не дадут.

Но это невесёлые размышления о будущем. А в настоящем – Макаров ещё вполне себе ничего. Во-первых, его дочь – Анна Макарова-Селегень, надёжно стоит в бизнесе. Например, она являлась учредителем компании «Петрострой», неожиданно выигравшей в 2014 году тендеры Газпрома на сумму 1,7 млрд рублей.

К тому же спикер давно и успешно расставляет своих родственников на «хлебные места». Его вторая дочь – Марина Лыбанева, работает первым заместителем главы администрации Петроградского района. Племянник – Евгений Кукушкин, трудится в той же администрации, возглавляя районный отдел здравоохранения. Племянница – Алёна Кукушкина, является начальником управления материально-технического обеспечения аппарата ЗакСа, обеспечивая процедуру любой закупки – вплоть до канцелярских скрепок. Интернет-газета «Мойка78» по этому поводу сообщала: в 2018 году из бюджета Петербурга на обеспечение работы ЗакСа потрачено почти 1,542 млн рублей, закупки городского парламента составили около 44% от этой суммы.

Кстати, как рассказывал недавно сам Вячеслав Серафимович, два его брата тоже были офицерами. А потом один – Николай, стал заместителем директора государственного ОАО «Садово-парковое предприятие «Центральное», курируя, в том числе, работу предприятия в Петроградском районе. Второй же брат – Василий, отправился в муниципальные депутаты, заняв кресло заместителя главы МО «Чёрная речка» («Ланское»). Но в начале этого августа Санкт-Петербургский городской суд принял окончательное решение об отмене выборов 2-му пятимандатному округу, отобрав мандаты у всех «победителей», включая Василия Макарова.

Пожалуй, для спикера прозвучал второй звонок, а вскоре двери в зрительный зал могут быть закрыты. И если уж почти всесильный председатель ЗакСа не сумел повлиять на местную Фемиду, то он явно утратил аппаратный вес. Хотя в руках Вячеслава Серафимовича остаётся возможность влиять на поправку БФК. А эти миллиарды в 2021 году способны решить многое.

Тайная делёжка

Уже сегодня в ЗакСе предварительно формируется очередная поправка БФК. Вряд ли нынешние парламентарии захотят вернуться к законопроекту Григория Явлинского. Как вспоминал в беседе с «Росбалтом» Михаил Амосов, когда-то давно «за сотни поправок голосовали по отдельности – с 11 утра до 6 вечера. Это было нормальное обсуждение, все инициативы были персонифицированы, и каждому автору задавались вопросы. И сразу становилось ясно, какие интересы преследует условный депутат Сидоров, пытаясь отправить на отдых учителей в Испанию. Депутаты и журналисты тут же могли обнаружить здесь коррупционную составляющую и нарыть, кому принадлежит отель в Испанском королевстве».

На арест Светланы Нестеровой спикер Вячеслав Макаров отреагировал заявлением – отныне либо депутатская поправка должна стать полностью открытой, либо её не будет вовсе. Но она есть. Значит, если силовики проявят немного усердия, вопросы появятся не только к Роману Ковалю, который встретит день рождения за решёткой, но и достаточному числу его коллег, привыкших годами беззастенчиво транжирить городскую казну.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 24.08.2020 11:02
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх