// // Михаил Боярский рассказал про молодость, бормотуху и новый фильм про мушкетёров

Михаил Боярский рассказал про молодость, бормотуху и новый фильм про мушкетёров

1027

Михаил Боярский: «Мой рекорд – 14 бутылок коньяка на раз!»

Михаил Боярский знает толк в хорошем застолье
В разделе

«Пили по-чёрному. Всё равно было, что: водку, коньяк, бормотуху, пиво. Потому что до тридцати пяти лет я практически не пьянел. Только настроение улучшалось. Употреблял постоянно, но алкоголь очень быстро выветривался. Как в хорошую машину – сколько бензина не лей, она всё равно едет»

«Пили по-чёрному. Всё равно было, что: водку, коньяк, бормотуху, пиво. Потому что до тридцати пяти лет я практически не пьянел. Только настроение улучшалось. Употреблял постоянно, но алкоголь очень быстро выветривался. Как в хорошую машину – сколько бензина не лей, она всё равно едет»

В российский прокат вышел долгожданный фильм «Возвращение мушкетёров, или Сокровища кардинала Мазарини». Кажется, больше всех ему должен радоваться народный Д’Артаньян России Михаил Боярский. Однако на питерской премьере в кинотеатре «Аврора», где на стене как важнейшая реликвия висит фото юного мушкетёра, артист пребывал в противоречивых чувствах.

– Михаил Сергеевич, правда, что у вас имелся свой сценарий продолжения приключений мушкетёров – совсем не тот, что экранизировал режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич?

– Сценарий Хилькевича совершенно не совпадал с моим представлением о судьбе мушкетеров. Мне всегда казалось, что настоящий герой должен умирать пафосно, а не в постели, не от старости. Это как последний крик, как бросок на амбразуру, как последний шанс отдать свою жизнь не просто так, а за какую-либо великую идею, за друга, закрыть собою от пули своих самых близких людей. И в моём сценарии всё к этому сводилось исторически и драматургически. Хилькевич же нашёл другую идею, под условным названием «Мушкетёры на том свете» и достал под неё деньги. Но всё равно загробное существование наших героев как было, так и осталось для меня загадочным.

Долго отказывался сниматься, но в итоге на его вариант подписались все мои друзья-актёры, и я капитулировал. Были у нас достаточно сложные «газовые переговоры», как у нашего правительства с украинским. Тем не менее, газ нужен был, и «мотор» сказали, так что всё завертелось-закрутилось…

– Наверное, тяжело в такой ситуации играть с вдохновением?

– Не мог же я играть плохо для того, чтобы быть уверенным: а мой-то вариант был лучше! Нет, я честно существовал в кадре, пытался понять, как оно будет смотреться, а мне говорили: тебя это не касается, смонтируют особым образом со спецэффектами. И вот фильм выходит – огромная реклама, сегодняшний конъюнктурный кинопрокат очень далек от меня, мне непонятен. Знаю, что все старались, особенно молодые ребята, которые очень рассчитывали, что появление детей мушкетёров будет ярким, запоминающимся. Композитор Максим Дунаевский сделал свою работу, художник свою. Мечта Юнгвальд-Хилькевича воплотилась в жизнь, и мы помогали ему как могли. Один за всех, и все за одного. Своей работой я не удовлетворен. По многим причинам – я не донес того, что хотелось бы мне, нет у меня такого последнего монолога, как у Сирано, а в этом вся прелесть! Есть хорошая финальная песня, но поскольку она идет на титрах, то теряется эффект. Но нет того последнего слова, если уж это был финал истории о Д’Артаньяне и его друзьях. Ну да ладно! Главное, чтобы фильм оправдывал высокую идею: яблоко от яблони далеко не падает, дух мушкетёров остался в их детях. А сами они такие герои, что могут вернуться даже с небес!

По теме

Говоря о «Возвращении», все имеют в виду телефильм 1979 года «Д’Артаньян и три мушкетёра». Но почему-то все позабыли, что следующие «мушкетёрские» фильмы, снятые Хилькевичем – «20 лет спустя» и «30 лет спустя», не пользовались особым успехом.

– Было ещё и «40 лет спустя»!

– Почему те фильмы прошли стороной?

– Сегодня реклама имеет такое огромное значение, что, если бы те фильмы начала 90-х рекламировать как первую картину, они, может быть, имели бы куда больший резонанс. А так прошли незаметно, хотя мне за них не стыдно. Но там мне не хватало музыки Максима Дунаевского. Поэтому одним из условий моего согласия на участие в нынешнем проекте было: только с Дунаевским!

– А почему не поставили условие: «Дочь Д’Артаньяна должна сыграть моя дочь!»

– Лизе предлагали, но она была уже связана контрактами, в тот момент снималась в двух проектах.

– Да и тоже была не в восторге от сценария – о чём говорила мне!

– Мне она такого не говорила, но Лиза вполне самостоятельная личность, не папенькина дочка, она играет в серьёзном театре, у неё свои критерии успеха. Я, конечно, могу критиковать её работы, однако не забываю, что сам в те же годы играл: «Кушать подано!»

– Канал «Россия» уже крутит анонсы фильма Владимира Бортко «Тарас Бульба» с вашим участием.

– В детстве, когда я жил в деревне летом, там висел, как бы сейчас сказали, постер из «Огонька» с изображением Тараса Бульбы. За ним ляхи, а он люльку уронил. Я смотрел с восхищением и думал: какой могучий дядька! Какой конь под ним, как он его держит! А книгу мне впервые отец вслух прочел. Задали по школьной программе «Тараса Бульбу», отец поинтересовался: «Ты что, не читал? Мишка, ну что ты – дай-ка я тебе почитаю!» Когда отец читал, я так ревел! И теперь, когда сам читаю, – реву! Вся семья бегает от меня: у-у, батька взял «Тараса Бульбу» – лучше к нему не подходить» Володя Бортко предложил мне сначала роль месье Баплана…

– Кого, кого?!

– Вот и я удивился: «Нет у Гоголя такого персонажа!» Выяснилось, что есть француз, что стреляет по запорожцам из какого-то изобретённого им новейшего оружия. Я сказал Бортко: «Володя, брат, уволь: ни за что по казакам стрелять не буду!». «Миша, а хочешь сыграть какого-нибудь поляка? Красивого такого, рубаку?!» «Ни за что против казаков не пойду! Это же мой любимый роман! Не могу я быть не на стороне запорожцев». На следующий день прихожу, у Бортко вся стенка заклеена моими фотопробами в роли запорожца! «Миша, смотри, будешь играть атамана!» Кончилось тем, что я получил роль Мосия Шило. Небольшую, но с замечательным монологом: «Прощайте, паны-братья, товарищи! Пусть же стоит на вечные времена православная русская земля, и будет ей вечная честь!» С этими словами мой персонаж и умирает. Предложи мне сняться в голливудском блокбастере или произнести эти слова, я бы выбрал их!

– Когда же ждать выхода «Тараса Бульбы»?

– Мне Володя говорил, что премьера фильма намечена на первые дни апреля. (Кстати, Гоголь появился на свет 1 апреля 1809 года, – возможно, получится как раз к его двухсотому дню рождения). Главное, чтобы никакие газовые конфликты не помешали явлению народу нашего «Тараса».

– Сейчас вы ведёте здоровый образ жизни, можно сказать символ «Зенита», а раньше, помниться, изрядно гуляли…

– Грехи юности! Это сегодня молодые артисты занимаются фитнесом, объявляют себя сторонниками здорового образа жизни, не пьют, не курят. Молодцы! Мы в их годы ничем таким похвастаться не могли. Пили по-чёрному. Мой рекорд – 14 бутылок коньяка за день! Правда, я сам не помню, но мой администратор считал. Тогда мне всё равно было, что пить: водку, коньяк, бормотуху, пиво. Потому что до тридцати пяти лет я практически не пьянел. Только настроение улучшалось. Употреблял я постоянно, но алкоголь очень быстро выветривался. Пока в самолете сидишь, задремал, прилетел – уже ни в одном глазу. Как в хорошую машину – сколько бензина ни лей, она все равно едет. А сейчас такая машина, что какой бензин ни лей, она все равно глохнет. Однажды администраторы сказали Валерию Леонтьеву, который в ту пору не меньше меня принимал, что у него появился конкурент по фамилии Боярский. Но за одним столом в алкогольном угаре мы с Валерой никогда не сходились. Да и вообще не было такого: сел, ящик поставил и пьёшь. Всё само собой происходило. В гримёрку заходишь, там уже виноград, апельсины и три бутылки коньяка… Когда я попал в аварию и оказался в больнице, у меня никаких лекарств не было – только бутылки со спиртным стояли. Пришёл меня однажды проведать Саша Абдулов. С вином, как полагается. Я лежал не в гипсе, а на доске – у меня был перелом позвоночника. От радости, что я живой, улыбаюсь, Сашка схватил меня в охапку: «Мишуля, здорово!», а я взвыл от боли, искры из глаз посыпались – мне нельзя было шевелиться, и Абдулов чудом не сломал меня окончательно!

По теме

– Коснулся ли вас кризис?

– Кризис? У него проявления самые неожиданные. Да, доллар по 35-36. Но зато я начал замечать, что машин на улицах Питера и Москвы меньше стало, пробки рассасываются. По большому счету, меня кризис радует. Исчезнут бессмысленные, огромные деньги, потраченные на бездарные сценарии. Да многое что исчезнет. Весь лишний балласт, мешающий взлететь воздушному шару. Если вам позарез надо взлететь, а мешок с деньгами мешает, вы мешок вышвырните за борт! Туда же отправятся бронзовые статуи и роскошные автомобили. Кто вцепился во всё это мертвой хваткой, пускай стреляется! А оставивший в корзине с шаром детей, хлеб-соль и Библию будет спасен! Кризис ещё раз подчеркивает то, что рост экономической составляющей в жизни человечества приведет всех нас к еще более ужасным последствиям. Хотя Россия выберется раньше других – для нашего народа кризисы и потрясения – совершенно естественное, не раз пережитое состояние.

– Несмотря на все трудности и конфликты вокруг строительства «Охта-центра» вы остаётесь его сторонником?

– Всё равно будет так, как этого хотят наши дети, внуки, правнуки. А они стремятся ввысь! Они за стремительный, развивающийся, а не музейный Петербург. Мне нравится, что у «Охта-центра» есть и романтическая, исторически закономерная составляющая. На этом месте ведь стояла крепость, и когда её сжигали, факел был на пол-Европы! Я видел много городов, где соседствуют старинные и ультрасовременные здания и потому полностью за то, чтобы мой родной город совмещал в себе и зрелую мудрость, и лучшее из нового. Думаю, что основатель Петербурга Пётр Великий не возражал бы! Такого здесь никогда не было, а если делать, то делать по максимуму. Мне не близки разговоры: «Что выше, что ниже», мне кажется надо ставить вопрос так: «Что красиво, что некрасиво!» Я представил, как туда забраться и посмотреть на городские кварталы – это ж какая красота! И ещё очень серьёзные вливания, на которые можно реставрировать старинные здания, мыть и чистить наш любимый город!

Беседовал Михаил Садчиков

Полный вариант текста опубликован в газете «Наша Версия на Неве», № 64, 16 - 23 февраля 2009

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх