// // Полярные социологи, северные переговорщики, возрождённые военные базы и национальные приоритеты России – всё это Арктика

Полярные социологи, северные переговорщики, возрождённые военные базы и национальные приоритеты России – всё это Арктика

1208

Кто в Арктике живёт?

5
В разделе

Сейчас суровый северный край часто обсуждается в СМИ. Только вот узнать, что думают об Арктике за рубежом, российским журналистам трудно. Корреспонденту «Нашей Версии на Неве» удалось при посредничестве СПбГУ поговорить с ведущими иностранными специалистами о климате, науке, культуре и даже здоровье жителей Крайнего Севера.

Кто более крайний – север или юг…

Знакомьтесь: Сюзан Барр – британка, с 1973 года живущая в Норвегии, доктор исторической археологии, самый «старый» сотрудник охраны культурного наследия норвежской Арктики (с 1979 года), президент Международного арктического научного комитета, основатель Комитета полярного наследия Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест. Кроме прочего госпожа Барр занимается образовательными проектами.

– В Норвегии существует большой проект, организованный четырьмя университетами: Осло, Бергена, Тронхейма и Тромсё, – рассказала наша собеседница. – Он включает программы по таким предметам, как «технологии, используемые в Арктике», «арктическая геология», «климатические изменения», а также различные естественные науки. Причем, больше 50 % студентов – не норвежцы.

Что касается культурного наследия, то это и следы прежних европейских цивилизаций, и ранней американской, и культура коренных народов, живущих там до сих пор.

Рассказала Барр и о взаимодействии возглавляемого ею Международного арктического научного комитета с научным комитетом по изучению Антарктики. Оказывается, эти структуры часто работают вместе, к примеру, над изучением влияния климатических изменений как на Крайний Север, так и на Крайний юг нашей планеты. Кстати, убеждена Барр, резкие перепады температур, наводнения, эрозия, все эти известные последствия глобального изменения климата грозят разрушением и оставшимся немногочисленным памятникам Севера.

Социология в тундре

Петер Шёльд – директор Центра арктических исследований, глава Международной арктической ассоциации социальных наук (IASSA) и профессор истории и культуры народов Саами (или саамов) в шведском Университете Умео. В отличие от большинства «полярников», которых принято отождествлять с физикой, химией или географией, в сферу интересов Шёльда входят историческая демография, статистика, северные культуры и здравоохранение. Он является одним из авторов большого международного доклада о развитии человеческого потенциала в Арктике и соавтором статей о здоровье коренных народов.

– В нашу ассоциацию социальных наук входит 800 членов из более, чем 35-ти стран мира. Это представители факультетов социальных и политических наук, истории, демографии, здравоохранения, всего около 40 дисциплин. Роль именно социальных наук в освоении Арктики стала заметна не так давно. Поначалу, действительно, все видели в этом регионе точку приложения лишь для естественнонаучной сферы. А тем, кто до сих пор сомневается, скажу одно: извините, но в полярных регионах ещё и люди живут, целые народы, и они тоже нуждаются в изучении, – пояснил ученый.

Одно из главных направлений деятельности Шёльда – попытка ответить на вопрос, как использовать природные ресурсы Арктики без серьёзных экологических последствий и «с уважением» к коренным народам. Второе – крайне остро стоит проблема здоровья таких этносов. Их жизнь намного короче «южных» соседей. И лишь саамы выделяются среди «северян», доживая до 80 лет и больше.

По теме

Эти проблемы связаны и с питанием, и с алкоголем, и с психологией, и с растущим влиянием, которое оказывается на эти народы различными нефтяными или лесозаготовительными компаниями. Шёльд пока не нашёл решения, но продолжает изучать арктический регион с социальной точки зрения.

Учёные видят выгоду, а политики – нет

Алекси Харкёнен с 2014 года является послом Финляндии по вопросам Арктики. С ним мы поговорили об эффективности международного сотрудничества в регионе, которое в целом собеседник считает успешным.

– Но чтобы оно было таким и в дальнейшем, нужно принимать различные юридически обязывающие документы для разных стран, необходимо, чтобы государства принимали участие в работе международных соглашений (а не действовали в одиночку), – убеждён Харкёнен.

Посол отметил, что взаимодействие учёных в Арктике происходит активнее и лучше, чем на политическом уровне.

– Потому что наука универсальнее, – объясняет он. – И учёные, взаимодействуя друг с другом, получают от этого двустороннюю выгоду, политики же – далеко не всегда.

«Разрываюсь между Россией и Германией»

Наконец, известный немецкий ученый, бывший директор двух ведущих научно-исследовательских немецких институтов: Alfred Wegener Institute и IFM-GEOMAR, иностранный член РАН и почётный доктор СПбГУ Йорн Тиде, рассказал нам о жизни экспата, достижениях российской науки и, конечно, перспективах изучения Арктики.

– В 2010 году группу учёных из СПбГУ посетила мысль о более детальном изучении палеоэкологической (жизнь организмов геологического прошлого) истории северной Евразии. Я заинтересовался этим вопросом и с радостью принял приглашение присоединиться к соответствующему к мега-гранту, – вспоминает он.

А когда грантовые исследования закончились, немецкий исследователь остался профессором и научным руководителем лаборатории имени В.Кеппена Института Наук о Земле Санкт-Петербургского университета.

Совмещать работу в разных странах нелегко.

– С 2010 года я буквально разрываюсь между Россией, Германией и выполнением своих международных обязательств. Но здесь я стараюсь проводить несколько месяцев каждый год и использую это время для публикации исследований, чтения лекций в университете, участия в экспедициях, – говорит он.

Самая запомнившаяся российская экспедиция проходила у истоков Лены, учёные изучали перераспределение свежей воды из сибирских рек в Северный Ледовитый океан, что играет важную роль в эволюции ледяных покровов Арктики.

Сравнивая работу в научных учреждениях России и других стран, где он работал: Дании, Норвегии, США, Германии, господин Тиде говорит, что везде были «абсолютно разные академические традиции», не хуже и не лучше. Но есть и общее – студенты, они повсюду испытывают жажду в получении знаний.

Говоря о главных научных открытиях в своей жизни, а касались они, конечно, Арктики, Тиде назвал подготовку к бурению и само бурение скважин недалеко от Северного полюса в 2004 году, которое показало, что северные широты были покрыты льдом гораздо дольше, чем кто-либо предполагал, возможно, миллионы лет.

А главным результатом совместной работы с коллегами по мега-гранту СПбГУ стал геоморфологический атлас Антарктики, который дает «точное описание потрясающих деталей границ геологического фундамента и ледяного щита Южного континента».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 01.09.2017 14:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх