Глушков

1782
В разделе

Олег Глушков из «северодвинской» ОПГ начал свою карьеру с разбоев на севере России. Одним из самых громких дел группировки стало вооружённое ограбление зверохозяйства под Вологдой с похищением шкурок, стоивших около 1,5 миллиардов неденоминированных рублей. Глушков с приятелями был задержан по подозрению в налёте, но быстро оказался на свободе и к середине 1990-х годов окончательно обосновался в Санкт-Петербурге.

Здесь «северодвинские» фигурировали в ряде достаточно серьёзных конфликтов. Используя фальшивые платёжные поручения, они похитили водку на 267 миллионов неденоминированных рублей, при этом не захотев отдавать обещанные 72 тысячи долларов своему подельнику Гринбергу. Противоречия были урегулированы после вмешательства третейского судьи в лице представителя авторитетного петербуржца Павла Кудряшова – гражданина Пухленко по кличке «Матрос». Кое-как удалось уладить и совсем уж скандальную историю, когда Олег Глушков и его приятель, тоже северянин Константин Трусов 12 июля 1997 года были задержаны в петербургском корпункте телеканала «НТВ». Его руководителей они слишком настойчиво, с точки зрения милиции, пытались заставить заключить договор об охране с агентством «Балтика». Вскоре Глушков учредил ЧОП «Мурена», где главным бухгалтером сделал свою жену Илону, а директором – отставного подполковника КГБ Валерия Кривоноса.

Несмотря на это легальное прикрытие, закрепиться в Питере без серьёзного покровительства было трудно, и «северодвинские» начали работать с более крупной и влиятельной группировкой Геннадия Петрова – Александра Малышева. Константин Трусов прямо проходил в милицейских сводках как член команды Петрова, а другой представитель «северодвинских» – Валерий Ушаков учредил совместно с сыном авторитета, Алексеем Геннадьевичем Петровым, и его водителем Андреем Ваничевым ООО «Инторгбизнес».

Вместе с этими коллегами «северодвинские» и засветились в самом громком политическом убийстве того времени – ликвидации депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой. В партнерстве с человеком Малышева и Петрова – Русланом Тарковским (Уллубием Каирбековым) Ушаков и Трусов наладили канал оружейной контрабанды, доставив в Петербург через Эстонию хорватские пистолеты-пулемёты «Агран-2000». Эти автоматы приобрёл другой младший партнёр Петрова – Леонид Христофоров по кличке «Фюрер». Поскольку именно из такого пистолета-пулемёта была застрелена Старовойтова, ФСБ попыталась доказать, что ствол продал киллерам именно Христофоров. Последний к тому времени находился в следственном изоляторе по обвинению в убийстве директора завода «Красный химик» Александра Егорова и был готов на всё, чтобы смягчить наказание. Сначала «Фюрер» прямо в СИЗО дал показания о том, что лично в сауне на Каменном острове пристрелял «Аграны», а затем его люди продали оружие обвиняемым в соучастии в убийстве Сергею Мусину и Павлу Стехновскому. Затем Христофоров повторил ту же версию в суде над спецназовцем Юрием Колчиным, признанным главным организатором покушения, начальником Мусина и Стехновского.

Откровения свидетеля были вознаграждены. Получив 11 лет за ликвидацию Егорова, «Фюрер» уже через 4 года вышел на свободу, взяв на себя управление питерским бизнесом выехавших в Испанию Петрова и Малышева. Юрий Колчин был осужден как главарь банды киллеров. Все его попытки указать на то, что экспертиза не подтвердила тождество пуль, попавших в Старовойтову, с выпущенными из «Аграна» в сауне на Каменном острове, обвиняемому не помогли.

Впрочем, эти события разворачивались уже позже, когда «северодвинская» ОПГ понесла потери. Олега Глушкова нашли с простреленной головой 8 июня 1998 года на скамейке дома 6, корпус 1 по Белградской улице. Валерий Ушаков ушёл в легальный бизнес, стал собственником компаний «Устьяпромлес», «Устьяны», «Рощинское», «Лесконт», НПП «Импульс», а также фирм «Северный Альянс» (вместе с семьей Геннадия Петрова) и «Восток» и «Запад» (вместе с выборгским окружением Ильи Трабера – авторитетными бизнесменами Юрием Паймулиным и Александром Петровым). 7 марта 2007 года Ушаков чуть не погиб от взрыва самодельной бомбы, заложенной на козырьке собственного подъезда. Полтора года спустя его компаньон Андрей Ваничев не пережил автокатастрофу. Константин Трусов перебрался в Москву, где был немедленно задержан вместе с чеченцами и героином, а затем сильно опустился, дойдя до краж еды из гипермаркетов.

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 202, 21 - 27 ноября 2011

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх