// // Как протестуют сторонники опального оппозиционера, и почему грозная власть порой играет с ними в поддавки

Как протестуют сторонники опального оппозиционера, и почему грозная власть порой играет с ними в поддавки

2266

Навалили…

8
В разделе

В прошлую субботу несколько тысяч митингующих выплеснулись на Невский проспект. Пожалуй, впервые за много лет оппозиции позволили стихийно шествовать по центральной магистрали города. Смольный предпочёл на этот раз совершить тактический ход – объявить митинг незаконным, но официально организаторов о своём решении не уведомлять.

Октябрь богат на упоминание Алексея Навального. Несмотря на то, что его сторонники сознают – человек, претендующий на роль лидера оппозиции, в президентских выборах участвовать не будет. Потому что не будет допущен исходя из требований закона. Не отсюда ли в качестве основного лозунга избран «За сменяемость власти»? Ведь эту мысль готовы разделить многие российские граждане, даже те, у кого фигура Навального вызывает неприятие и усмешку.

Так или иначе, сторонники опального политика не получили от Смольного официального документа об отказе в согласовании митинга на Марсовом поле. Похоже, власть была бы не прочь, чтобы это мероприятие состоялось, но на всякий случай могла отчитаться – мол, мы предпринимали действия по его предотвращению.

Отказать нельзя?

Напомним, по информации сотрудников петербургского штаба Навального, заявка на митинг 7 октября подавалась 15 раз на несколько площадок, способных вместить до 15 тысяч человек. На все из них был получен отказ, и только заявка на Марсово поле осталась без ответа.

Молчание Смольного оппозиционеры истолковали в соответствии с постановлением Конституционного суда РФ №4-П от 14 февраля 2013 года. В нём говорится, что публичное мероприятие должно считаться согласованным не только после получения соответствующего уведомления властей, но и в случае, если до организаторов в установленный срок не были доведены какие-либо предложения об изменении места или времени его проведения.

В упомянутом постановлении КС отмечается, что закон о митингах не случайно в данной процедуре использует слово «уведомление», ведь граждане не обязаны просить «разрешения» у власти для мирных собраний.

Как раз наоборот – соответствующий орган публичной власти, убедившись в отсутствии обстоятельств, исключающих возможность проведения мероприятия, «должен предпринять все зависящие от него меры для того, чтобы оно состоялось в заявленном организатором месте и в запланированное время, и не пытаться под любым предлогом найти причины, которые могли бы оправдать необходимость отступлений от предложений организатора публичного мероприятия».

И поэтому, с точки зрения закона, уже не имело никакой юридической силы то, что во время митинга на Марсовом поле стояла «Газель» без номеров с колонками, из которых транслировалось объявление о незаконности мероприятия и о бесплатном показе патриотического фильма «Крым».

Казалось бы, у Смольного ещё оставалась возможность остановить митингующих. Для этого профильный вице-губернатор Константин Серов должен был бы появиться на Марсовом поле до начала мероприятия и вручить организаторам уведомление об отказе. Вместо этого, как известно, отважный чиновник нарисовался совсем в другом месте, на Дворцовой площади, когда основная масса протестующих уже прошла маршем по улицам, хором скандируя неприятные для власти лозунги.

С таким же успехом Серов мог бы просто выйти из машины на любой улице и побеседовать с горожанами о смысле бытия.

Негласное противодействие

По теме

Впрочем, официально извещать организаторов о позиции Смольного должен был не вице-губернатор, а городской Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности. Однако накануне мероприятия об отсутствии согласования почему-то сообщила прокуратура Санкт-Петербурга.

В релизе надзорного ведомства говорилось, что «в целях недопущения возможных нарушений законодательства о противодействии экстремизму при проведении публичных мероприятий представителям регионального штаба Алексея Навального объявлены предостережения».

По информации «Нашей Версии на Неве», это возымело некоторый эффект. К примеру, 22-летний активист Михаил Сосин предпочёл написать объяснение, в котором свалил всю оргработу по митингам в штабе на активистку Полину Костылеву. При этом молодой человек известил, что не может ничего сказать про митинг в субботу, отметив, что в случае его проведения, участвовать в акции не планирует.

А непосредственно в прошлую субботу петербургский штаб Навального посетили полицейские и увезли троих организаторов в суд с протоколами о нарушении порядка проведения массовых мероприятий. К концу дня их дела рассмотрели, выписав каждому штраф в 20 тысяч рублей. Примечательно, что суды были организованы так, чтобы активисты не успели попасть на Марсово поле и лично возглавить выступления.

Как сообщила пресс-секретарь горсуда Дарья Лебедева, заседание Октябрьского районного суда по рассмотрению административного протокола Сосина завершилось в 17.45, юриста штаба Навального Дениса Михайлова – в 19.35, а активиста Андрея Горшкова – в 22.52.

Несмотря на отсутствие троих членов команды, выступления в Северной столице были названы наиболее успешными по России. Когда ещё оппозиция беспрепятственно выходила на Невский?..

Куда идти и с чем идти?

Кстати, изначально участники акции готовились к худшему. Думали, будут бить. За два дня до митинга бывший соратник Навального Александр Туровский сообщил о готовящейся провокации специально ко дню рождения Владимира Путина. Вдобавок, ещё свежи были в памяти события 12 июня, когда на акции Навального, только по официальным данным, в Санкт-Петербурге были задержаны более 500 человек.

Ожидания, однако, не подтвердились. На подходе к Марсову полю, за полчаса до условленного времени, не было видно привычных «Уралов» с ОМОНом. На самом месте сбора виднелись немногочисленные полицейские. Безусловно, среди митингующих были и сотрудники правоохранительных органов в штатском, в том числе с портативными видеокамерами, но над Марсовым полем витал пьянящий воздух свободы.

Ничего страшного не произошло, и когда в толпе появился человек в резиновой «маске Путина», в адрес которого раздавались «поздравления с днём рождения» и оскорбительные лозунги.

Около половины седьмого протестующие неожиданно двинулись в сторону Михайловского замка. Казалось, что за пределами Марсова поля их начнут жёстко задерживать. Забегавшие вперёд журналисты оглядывались по сторонам в поисках ОМОНа и автозаков. Вдруг перед людьми появилась оранжевая колонна уборочной техники, которая словно хотела перегородить дорогу шествию. Однако это оказалось лишь совпадением, а сопровождавший оппозиционеров сотрудник ГИБДД пристально следил, чтобы никто из бредущей по тротуарам и проезжей части толпы не попал под машину.

Вдоль Летнего сада и далее по улице Пестеля движение сопровождалось скандированием лозунгов в адрес президента, премьер-министра и правящей партии. Мобильная связь после выхода с Марсова поля уже отлично работала. Полиции было не видно.

На Литейном проспекте сторонники Навального повернули направо. Казалось, что направление движения выбиралось по ходу. Заводящие в голове колонны храбрились, скандируя «по Литейному!» и поглядывая в ту сторону проспекта, где находится здание УФСБ.

На одинокого кричавшего в мегафон о незаконности акции полицейского уже никто не обращал никакого внимания. Его просто обошли и двинулись дальше. Автомобилисты, неожиданно попавшие в пробку, одобрительно сигналили и показывали в окна большие пальцы. Наконец, на подходе к пересечению с улицей Некрасова шествие упёрлось в цепочку ОМОНа.

По теме

Литейная стычка

Покричав, что «мы здесь власть», голова колонны пошла на штурм оцепления. Бойцы ОМОНа в шлемах, которых на акциях называют «космонавтами», поначалу старались соблюдать правила приличия. Поэтому несколько человек с красными табличками «Навальный» прорвались сквозь оцепление. Они активно призывали своих товарищей двигаться дальше.

Тут начались задержания. Похоже, дальнейшие события каждый видит по-своему. Кто-то уверяет, что полицейские никого дубинками не били. Однако, по другим сведениям, со стороны Литейного моста уже подъезжали автозаки и 7 заказных автобусов в сопровождении патрульных автомобилей с мигалками.

В капкане оказались не только митингующие, но и случайные прохожие. Под раздачу попали даже некоторые журналисты. Крепко приложили дубинкой и представителя группы помощи задержанным Марину Букину, которая попыталась встрять между сторонниками Навального и полицией. Кто-то вызвал кареты скорой помощи из Мариинской больницы, чтобы оказать на месте помощь пострадавшим при прорыве оцепления. Но добраться до них медикам было сложно, если только в объезд.

Из-за автозаков не смогла вовремя выехать на экстренный выход и карета скорой помощи к пациентке на Колокольную улицу. Время было упущено, а женщина умерла, не дождавшись врача. В ГСУ СКР по Санкт-Петербургу возбуждено уголовное дело по этому факту.

Позже ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти распространит сообщение о том, что всех задержанных на Литейном, а таковых по официальным данным оказалось 38 человек, доставили в отделы полиции. Оттуда их отпустили после предупреждения о недопущении нарушения правил дорожного движения.

Что касается случайных прохожих, то вместе с участниками шествия они вынуждены были уходить через проходные дворы, боясь прослыть оппозиционерами.

На площади Восстания

В какой-то момент Телеграм-канал акции сообщил, что «основная часть людей идёт по Маяковской к площади Восстания». После чего, будто повинуясь команде от мессенджера, митингующие двинулись по тротуарам к площади перед ТК «Галерея» у Московского вокзала. В этом месте часто выступают уличные музыканты. Одному из них сторонники Навального нестройно подпевали «Мы ждём перемен» Виктора Цоя.

На проезжей части стояли три «Урала» ОМОНа. Но массовых задержаний снова не случилось. Тогда в один из «Уралов» полетела стеклянная бутылка, которую швырнули едва ли не от безысходности. Ведь противостояния с полицией, наподобие летнего, никак не выходило.

А когда молодёжь начинала скандировать особенно громко, к митингующим выходил полицейский с мегафоном в сопровождении двух-трёх «космонавтов» и в очередной раз зачитывал мантру о незаконности мероприятия, в ходе которого его участники могут быть задержаны. Отъезжавшие ещё до конца мероприятия «Уралы» митингующие провожали, скандируя «полиция с народом».

«Договорной матч»?

В этом же ключе высказался и прибывший к сторонникам Навального депутат петербургского ЗакСа Максим Резник. Мол, полицейские во многом разделяют позицию участников акции и не хотят никого задерживать.

Но если проанализировать, как Кремль относится к Навальному, то возникает ощущение, что применительно к конкретному оппозиционеру российские законы работают по-особенному. Разве можно представить, например, чтобы Михаилу Ходорковскому в своё время позволяли выводить людей на улицы? А вот Алексею Навальному безнаказанно сходят с рук и заграничные поездки в период нахождения на подписке о невыезде, и условные осуждения, которые кому-нибудь другому давно бы заменили на место в камере.

Достаточно вспомнить, как не церемонится власть по отношению к тем же нацболам. Продолжительность последних акций «Стратегии-31» в Санкт-Петербурге измерялась в секундах. А вот 7 октября Смольный уклонился от прямого запрета акции, а полиция явно не захотела «быть крайней» и разгонять митинг, который официально не запрещён.

При этом неважно, что разносилось над Марсовым полем в мегафонах, гораздо важнее, какие комментарии даёт начальство ГУ МВД и что пишется в отчётах. Через день протоколы о нарушении закона о митингах и сопротивлении сотрудникам полиции поступили на рассмотрение четырёх районных судов всего лишь в отношении 20 человек. В том числе и тех, кто пытался остаться ночевать в поддержку акции на Дворцовой площади.

Самой суровой мерой оказалось вынесение Калининским районным судом 17 суток административного ареста одному из задержанных. А наибольший размер штрафа – по 250 тысяч, получили два оппозиционера в суде Красносельского района.

На некий «договорной» характер между Кремлём и Алексеем Навальным указывает и то, что в разных регионах власть ведёт себя по отношению к участникам уличных акций по-разному.

Например, мероприятие на минувших выходных в Новосибирске разрешили. Как и прежде, мэрия позволила сторонникам Навального собраться на набережной, возле памятника Александру III. Но руководитель местного штаба Сергей Бойко намеренно пошёл на конфронтацию с властью, заявив, что протестующие будут собираться «там, где нам удобно».

Ряд его соратников усомнились в разумности такого шага, предположив, что люди скорее придут на привычное место, чем захотят провести выходные в автозаках. Они приводили доводы о возможности властей законно совершать любые неадекватные действия, если мероприятие состоится на несогласованной территории. Однако Бойко вывел оппозиционеров в Первомайский сквер. К слову, их оказалось в несколько раз меньше, чем на предыдущих акциях.

Поначалу полиция вела себя спокойно. Не встретили митингующие какого-либо противодействия и двинувшись маршем по центру Новосибирска. Лишь когда молодёжь шагнула проезжую часть, начались точечные задержания. Кстати, нынешняя акция прошла как ответ на «произвол силовиков» 7 октября, когда тому же организатору Сергея Бойко дали 4 суток ареста.

А в Брянске 14 октября были задержаны пятеро несовершеннолетних сторонников Навального с шариками «20!8». Штаб широко оповестил об инциденте местную общественность. Правда, когда новость облетела СМИ, задержанных уже отпустили, даже без оформления протоколов. Ещё абсурднее прошёл субботний пикет в Ленинградской области. Там на согласованное мероприятие собрались три активиста, а на обеспечение общественного порядка пришлось отвлечь 8 полицейских. Похоже, акцию в Гатчине заметили лишь из-за этой группы силовиков.

При этом очевидно – в обществе существует недовольство действующей системой власти и её несменяемостью. Показательные отставки губернаторов, когда удельные князья заменяются на тех, кто готов беспрекословно исполнять любое указание Кремля, лишь раздражает значительную часть граждан. Не исключено, что Навальный устраивает «верха» как лидер управляемого протеста. Не потому ли региональная власть ведёт себя ни два, ни полтора – вроде и запрещает оппозиционные акции, но как-то невнятно, будто всякий раз ждёт наставлений от управления внутренней политики.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.10.2017 15:53
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх