// // «Кино» отчизнолюбия

«Кино» отчизнолюбия

1001
6
В разделе

Что мы знаем о крепости Копорье? Азбучное – памятник русского средневекового оборонительного зодчества, строительство которого началось в 1237 году. Богатейшая история – хоть страну по ней изучай. И трагический закат. Гордость российской земли погибает. И характеристики для твердыни теперь – как для алкоголя: крепость малая или, для тех, кто не привык снимать розовые очки, средняя. Тревогу по поводу погибающего памятника «Наша Версия на Неве» била ещё много лет назад. А в конце октября наш корреспондент узнал, какие перемены здесь произошли.

В погожий выходной день у крепости организуется небольшой «муравейник». Немало людей приезжают сюда на автомобилях. Первый рефлекс – после того как припарковался, пойти в кассу и купить билет. Будочка исправно работает, но несколько перепрофилированно. Теперь она называется: «Кассы по продаже сувенирной продукции».

Доехавший до Копорья может купить магнитики и различную глиняную утварь – от горшочков до бутылок. Экс-билетёрша радушно объясняет: «Музей закрыт. Если хотите пройти – идите, вам никто не запретит, но будьте очень осторожны». На боковой двери будки размещены информационные листки: «Муниципальное автономное учреждение районный музей «Копорская крепость» по решению суда Ломоносовского района от 4 апреля 2013 года закрыт для посещения». Маленькими буквами приписка: «Объект находится в аварийном состоянии». А ещё администрация предупреждает: «музей не несёт ответственности за происходящее на данной территории».

У вас несчастные случаи были?

После короткого вводного курса от продавщицы сувениров и занимательного чтения – ожидаешь одинокий просмотр памятника архитектуры. Ничего подобного. В каждой из приютившихся на парковке или расположившихся вдоль дороги машин – небольшой экипаж, снарядившийся именно в крепость. Сказать, что посетители осторожничают – язык не поворачивается: пролезают везде, где только можно, покуда страх дозволяет. Довольно самонадеянно отпускают на прогулки детей и тут уже хоть святых выноси: детвора спокойно берёт штурмом мостики внутри башен. Таковыми служат, обыкновенно, несколько старых досок. Несчастные случаи тут не редкость.

Но таким контингентом клуб копорских путешественников не исчерпывается. В «закрытый» музей приезжают… экскурсионные автобусы. Группы от двадцати и более человек. Гид учтиво проводит желающих мимо полураскрошившихся крепостных стен. Традиционное «посмотрите направо-посмотрите налево».

У сарайчика при разрушенной церкви белеет продуманно припрятанное от дождей в целлофановый файлик объявление православной местной религиозной организации «Приход храма Преображения Господня»: «Дорогие братья и сёстры! В Копорской крепости ведётся восстановление Преображенского собора, одного из самых древних храмов Санкт-Петербургской епархии. Восстановление храма будет вестись только на пожертвования, других источников финансирования у прихода нет, поэтому от каждого из нас зависит, насколько быстро храму вернётся прежнее благолепие и в нём возобновятся богослужения. Призываем всех внести свой посильный вклад в возрождение древней святыни Русской земли». Подпись: «Приходской совет храма».

Кроме того у храмовых развалин совершаются литургии. О дате и времени предстоящего религиозного действа приходской же совет информирует посетителей: расклеиваются листки.

Колорит общей разрухе задают и… звери. По крепости фланируют собаки, во взгляде которых чувствуешь – ты в гостях. Впрочем, животины настроены мирно, можно даже сказать – дружелюбно, голос подают редко, не гонят, кусаться не собираются.

По теме

Сумерки

Первая ассоциация, приходящая в голову вошедшего в крепость и окинувшего её взглядом – полотно из золотой галереи русской живописи. Да, Исаак Левитан: «Остатки былого. Сумерки. Финляндия. 1897 год».

2014 год, Копорье весьма походит на запечатлённое Левитаном. Только море, чьи волны бы разбивались о каменистый берег, отсутствует.

В обветшалые стены, что при входе, вмонтирована относительно свежая кирпичная кладка, обсыпающаяся и выглядящая столь же уместно, сколь резиновые сапоги в паре с брюками-клёш. Фраппируют доведённые до непотребства захоронения. Уместно дать историческую справку: с 1793 года Копорьем владел сенатор Василий Зиновьев. Права владения его семья сохраняла вплоть до революции. Тот, кто настроен слагать мистические байки, скажет: крепость отомстила своеобразному хозяину. Дело вот в чём: Василий Николаевич имел планы сбить её облицовку и запродать таковую. Об этих планах прознали в Министерстве внутренних дел, и чиновнику воспретили калечить памятник истории.

Сегодня посетители могут узреть колотые надгробья Зиновьевых. Видимо, чувствуя благодарность за посещение сооружения, путники, вопреки суровому постановлению администрации, оставляют скромную плату за вход на могильных плитах – мелочь, а приятно.

Трогательны руины памятника федерального значения – Спасо-Преображенского собора. С некоторым трудом можно понять, что именно можно на их базе отреставрировать. Сохранившиеся элементы грозят обвалом. Однако следует оценить попытку новомодной реконструкции: в часть остова погибшего здания впечатан большой кирпичный сарай, с высоты крепостной стены выглядящий, словно прыщ, вскочивший на старом восковом подбородке. Ещё уморительнее разглядывать границы кладок – поверх рассыпавшейся старой насажена новая, и уже в ней – стеклопакет. Об аккуратности работ речь, само собой, не идёт. «Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет».

На «графских развалинах»

Прогулки по крепости сопряжены с определёнными рисками. Но при всей кажущейся хрупкости, стены пока удивляют прочностью. Под весом среднегабаритного человека они сравнительно мало крошатся, хоть и не производят впечатления чего-то руко-творного. При определённой сноровке крепость можно обойти таким верховым способом, услышав едва доносящиеся реплики прохожих относительно твоего психического здоровья.

Страшнее обследовать ходы. Каменная кладка, образующая своды, потеряла монолитность и слегка фривольничает – расшевелить её не кажется делом хитрым (то особенно читается в Наугольной башне). На удивление – везде чисто, хотя поначалу были опасения: помещения, как то обычно бывает, не загажены; там не стоят дрянные запахи, привычные закоулочным парадным Питера (именно в такие моменты поражаешься культуре нашего человека). Проёмы потеряли форму, задуманную зодчим. В этом смысле прогулка по Копорью даёт фантастический пинок воображению.

Настоящий экстрим начинается в Средней, Северной Воротной и Южной Воротной башнях. Деревянные помосты, отделяющие этажи, основательно сгнили и семьдесят килограмм веса уже не держат – пол ходит ходуном. Доска нетерпеливо прогибается, а после – лопается, почти без треска. Здесь уже можно не только переломать конечности, но и вовсе свернуть шею. В Северной Воротной башне находят приют голуби, о чём свидетельствует ковёр из перьев. В Южной – могут гулять разве только дети беспечных родителей. Попытка перейти от края до края по дощатому мостику увенчивается поражением – разум побеждает, и приходиться ретироваться.

Что бросается в глаза – Воротные башни подвергались реставрации. Есть свои плюсы и минусы. Безусловное преимущество – часть стен удалось сохранить в достойном виде. С другой стороны, былое вмешательство отличает неумелость: и в изрядной мере подпорчено состояние памятника. Результаты работ, проведенных ещё в СССР (1979-1983), видны невооружённым взглядом: наращенный слой отпал, всаженные в них арматурные пруты, скорее, повредили камень крепости, нежели продлили ей век. Единственный вывод, какой можно сделать после осмотра: объект требует немедленного архитектурно-строительного вмешательства.

По теме

Как могло бы жить Копорье: фантазия с историческим примером

Гуляя по Копорью, невольно вспоминаешь Тракай (Литва). Сравнение достаточно очевидное – памятники почти ровесники. В начале ХХ века Тракайский замок также больше походил на торт «графские развалины». Стараниями литовцев, к концу столетия его вид стал открыточным.

Сегодня в замке расположен исторический музей, работает множество залов экспозиции. Туристы стекаются сюда, чтобы, в том числе, оценить археологическую коллекцию и собрание предметов прикладного искусства. В самом городе сложена туристическая инфраструктура. Работают рестораны (местный бренд – тракайские пирожки: кибинай). Активно идёт торговля с рук: стряпня местных. Для любителей «упакованного отдыха» – открыты отели. Отрешиться от суеты будней можно в сельских домиках, позволяющих отдохнуть на лоне природы. Рыбалка, прокат лошадей, джипинг, велотуризм, яхтинг, полёты на воздушном шаре и масса других услуг прилагается.

Немногим хуже обстоят дела в эстонском Куресааре. Знаменитый Епископский замок (XIII век) притягивает ежегодно уймищу туристов. Неужели мы настолько бездарны и не в состоянии организовать нечто подобное на своей земле? Возможно, то лишь фантазия – но нынешнее загибающееся (загнувшееся?) Копорье имеет потенциал стать хлебным туристическим местом, обеспечив работой прозябающее население.

Пережившая войны

Директор музея Людмила Дороженко констатирует: порядка девяти лет чиновники не выделяют финансы на реставрацию. Так как по решению суда крепость закрыта для посещения, нет возможности заработать хотя бы необходимые крохи на содержание исторического памятника, вроде замены перекрытий (к слову, договор на право пользования объектом Людмиле выбить не удалось). Общественное мнение, похоже, слуг народа не шибко волнует: интернет-петицию в защиту объекта поддержало почти двадцать тысяч человек. Воз и ныне там. Зато министерство культуры выделяет, например, безумные деньги на съемки патриотического кино. Настоящее же кино о беззаветной любви к Родине разыгрывается на фоне истлевающих развалин. Вот уж урок отчизнолюбия.

Копорье не может вечно демонстрировать свою крепость. Выдержаны осады ливонских рыцарей, шведских воинов, Гражданская, а потом и Отечественная война, но произвола нынешней власти она не переживёт. Пока ещё есть что спасать и есть за что бороться. Потеря уникального памятника XIII века окажется настолько постыдной, что по ней можно будет судить о нашем времени, наших правителях и, конечно, нас самих. Потому как если признаешься: Россия – мой дом, значит, расписываешься: Копорье – моя крепость.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 24.10.2014 14:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх