// // Куда заведут Россию поиски «пятой колонны»

Куда заведут Россию поиски «пятой колонны»

514
В разделе

Государственный праздник Дня народного единства народ России встречает беспрецедентным в новейшей истории патриотическим подъёмом – уверяет нас телевидение. Опросы общественного мнения выдают практически 146% поддержки политики власти, историки вспоминают канун Первой мировой и толпы людей на коленях перед Николаем II, а державники предвещают завершение незавершившегося когда-то «нацпроекта» по возрождению Русского мира.

Между тем, «народное единство» на местах становится всё нетерпимее к низвергнутому идолу свободомыслия. Совсем недавно сторонники и противники политики Кремля перешли от эмоциональных дискуссий в плоскость физического насилия. Распыление газа на выступлении группы «Машина времени», избиение оппозиционного псковского депутата Льва Шлосберга, нападение на «пособников хунты» – участников «Маршей мира» – всё это меркнет даже на фоне уже привычной отмены концертов нелояльных власти музыкантов и вывешивания баннеров с «пятой колонной» в столице. Сколько же времени потребуется потомкам победителей фашизма для перехода от газовых баллончиков к «Циклону-B»?

О том, с какой психосоматической картиной наше общество встречает очередной День народного единства корреспондент «Нашей Версии на Неве» попросил рассказать профессора кафедры прикладной политологии Санкт-Петербургского филиала НИУ-ВШЭ Григория Тульчинского.

– Григорий Львович, ровно год назад мы с вами говорили о проблемах этнического национализма и стихийной неподконтрольной миграции («Миграция в России как сон Раскольникова», «Наша Версия на Неве», № 43 (301) – РЕД.). Кстати, тот праздник единства закончился лозунгами «Санкт-Петербург – для русских», едва ли не погромом Удельного рынка и убийством мигранта. Сегодня, на фоне «духовной скрепы» вокруг российско-украинского противостояния, повестка дня как будто изменилась?

– Если вы имеете в виду национализм, то вопрос никуда не делся. Как мы уже говорили, это явление – порождение нового времени, оно связано с политической позицией буржуа, то есть горожан. Нации – феномен Нового времени, связанной с урбанизацией, выходом на историческую арену третьего сословия, буржуазии, которая стремится застолбить свой бутик и не подпускать к нему других. Отсюда проблема межэтнических столкновений в России и стычки вокруг мультикультурализма в Европе.

В нашей стране национализм до сих пор даже не разведён на гражданский и этнический. Хотя, сколь я могу судить, среди российских националистов сегодня наметился окончательный раскол. Появились государственники-имперцы, то есть те, кто ностальгирует по СССР, Российской империи и мечтает о возрождении былой мощи. И, собственно, участники «Русских маршей», то есть адепты этнического национализма.

– Можно ли, в таком случае, ожидать от этих двух категорий идеологических столкновений?

– Не берусь судить о повестке дня «Русского марша». Скорее, в рядах условных «государственников» может возникнуть тема предательства со стороны российского Правительства. «Нас бросили в Сербии, нас бросили в Чечне, нас опять предали, теперь на Украине» – всё чаще слышим мы от них. Всегда ведь найдутся ребята, у которых чешутся кулаки, и которым хочется дойти до Киева, Варшавы, Парижа… Они не понимают, что их повышенная активность не вписывается во внутреннюю и внешнеполитическую ситуацию страны. Поэтому «государственники», не осознавая, что речь идёт о борьбе за власть, рисуют для себя смысложизненные сюжеты и представляют угрозу для правящего режима.

По теме

Ситуация, естественно, не нова. Такое, к примеру, было во Франции в связи с отказом Шарля де Голля от Алжира. Не в силах смириться с «предательством», компания военных и политиков создаёт вооружённую организацию «ОАС». Именно эти «черноногие» (так называли французов из Алжира) организовали серию покушений на генерала де Голля и безуспешный путч в самом Алжире. Противостояние, разумеется, привело «ОАС» к краху.

Не исключено, что нам предстоит пережить нечто подобное.

– Но вроде бы идеи государственников совпадают со старой-новой идеологемой «Русского мира», которая, собственно, негласно предлагается государством в качестве «скрепы».

– Мне представляется, что нынешний правящий политический класс не предлагает и не имеет программы будущего. Но он делает то, чего не может не делать. И здесь ему не откажешь

в изощрённости и последовательности в достижении цели.

– А какова цель? Территориально расширить «Русский мир»?

– Нет, остаться у власти. Я бы исходил из этого, а вовсе не из каких-то личностных мотиваций главы государства. Правящий класс всеми силами хочет остаться наверху, поэтому с этой точки зрения его действия абсолютно адекватны. Первое, что нужно – обеспечить бюджет. Вы видите, что экономика в рецессии, рубль опускается, от этого выигрывают экспортёры. Но падение национальной валюты чревато ростом цен и социальной напряжённостью, поэтому из повестки дня эти вопросы вытесняются славными победами в Сочи, возвращением Крыма…

В итоге, людям нечего обсуждать, кроме событий вокруг Украины. На некоторое время интересы политиков и интересы условных «государственников» совпали. И в этом совпадении есть и могут быть опасные и побочные результаты, которые мы уже все видим.

– Позволю себе процитировать лингвиста, который оставил в соцсети такую запись: «Самое раздолье сейчас, конечно, нам, германистам. Потому что раньше приходилось регулярно отвечать на вопросы интересующихся обывателей: ну вот как же немцы в Германии в 1930-х свалились в такую яму? Как же они ничего не увидели? Как это всё технически происходило? И приходилось объяснять: про накручивание истерии, про однопартийный парламент, про инициативы полуофициальных организаций на местах, про покровительство полиции полубоевикам-полупартийцам, про серии безумных законов один другого сумасшедшее и жесточе – вплоть до уничтожения домашних животных из квартир евреев, про серии мелких унижений от бойкотов до диффамаций – переходивших в физическое насилие, про сеющий вражду всё более экзальтированный язык СМИ, про спираль молчания Ноэлль-Нойманн... и люди всё равно не понимали. А сейчас – достаточно просто сказать: ну, вот смотрите, вот так примерно оно всё и было». Запись сделана год назад, но процессы, происходящие сегодня, говорят о том, что идеологам, увы, есть куда «двигаться».

– В истории бывают удивительные совпадения, а при желании их всегда можно найти. Например, сказать, что Борис Ельцин – это психосоматический Гинденбург. Но всё же сегодня совсем другая историческая реальность, не стоит забывать об этом. Хотя джинн фобий и паранойи выпущен из бутылки.

Это проявляется не только в травле Андрея Макаревича, но и в поведении чиновников, и в хаотичных безумных заявлениях депутатов. Что будет дальше, во многом зависит от правящего политического класса. Быть может, власть поймёт, что вся эта активность вредит ей самой, и процесс удастся взять под контроль. Собственно, мы видим – «наверху» начинаются определённые вибрации. Заявление Германа Грефа на публичном мероприятии, голосование в Госдуме вопреки Правительству – правящий класс нервничает. Есть надежда, что элиты начинают думать «длинными мыслями». Хотя не исключаю, что разворошенные фобии общества окажутся сильнее. И тогда нас ждёт полоса больших неприятностей.

– Кстати, как быстро общество может начать мимикрировать и перейти к прямому физическому насилию под воздействием пропаганды? Прецеденты, вроде распыления газа на концерте уже были.

По теме

– Это может произойти моментально. Ведь всё уже практически сделано, и «первая кровь» пущена. Собственно, опыт показывает, что порог рационального восприятия информации подбивается за два дня интенсивной подачи информации на фоне вытеснения из повестки дня других проблем. Так было и с памятником Солдату-освободителю в Таллинне, и в ситуации с Крымом.

Но я бы не стал всё приписывать одной пропаганде. Весь этот политический маркетинг адекватен состоянию современного российского общества. Какое-то время люди жили относительно сытой жизнью и запугать их теперь очень легко. Население боится любых перемен, поскольку они чреваты неприятностями, поэтому общество не только поддаётся манипуляциям – оно готово и хочет обманываться. Это снимает определённые синдромы и освобождает их от страха принять ответственность за свою жизнь, то есть от страха свободы. А пропаганда…

«Пропаганда – это когда широким массам людей даются простые ответы на сложные вопросы» – такое определение явлению дал Геббельс. В итоге, общество, находящееся в состоянии глубокого перманентного стресса, а оно у нас сегодня именно таково, получает простые ответы… Учитывая это, можно сделать вывод, что мы живём в уникальной эпохе. Доселе все тоталитарные режимы давали условному «электорату» ещё и образ будущего. Пусть даже и несбыточного. В данном случае, этот образ отсутствует. Будущего нет (более того, присутствует его острое нежелание, боязнь его), но есть огромный страх потерять настоящее. Пожалуй, такого в истории России ещё не было.

– Американский философ и социолог Фрэнсис Фукуяма выводит ключевую формулу успешной самореализации общества: доверие к общественным институтам и к государству. Можно ли сказать, что беспрецедентно высокая поддержка нашим обществом современной политики государства символизирует собой это самое «позитивное» доверие?

– Я бы обозначил это как компенсацию гипер-недоверия и растерянности.

Существует доверие двух типов. Первый тип – сплачивающее доверие: близким, представителям того же племени, клана, той же конфессии, культуры, «таким как я». Второй тип – доверие, наводящее мосты, когда люди различной культуры, этничности сосуществуют в одних правовых рамках. Собственно, это то, что должно обеспечивать государство. Когда же эта общая рамка слетает, остаётся сплачивающее доверие, разделяющее общество в условиях нехватки ресурсов. А когда государство, призванное наводить мосты, начинает противопоставлять друг другу различные социальные группы, возникает общество недоверия… Боюсь, что это именно наш случай.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 24.10.2014 15:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх