// // Неустановленные и подставленые

Неустановленные и подставленые

680
В разделе

Петербуржец Александр Швецов получил 5 лет за попытку захвата здания АООТ «Леноблбыттехника», настоящий хозяин которого не известен до сих пор Представьте себе: идёте вы по улице и встречаете гражданина, который просит вас помочь найти то ли утерянный, то ли украденный кошелёк. Вы находите какой-то бумажник, но тут в сопровождении милицейского патруля появляется другой гражданин и орёт, что кошелёк вы спёрли у его жены. В ходе разбирательства в отделении выясняется, что гражданка, представленная в качестве жены, на самом деле познакомилась с любимым супругом в пивной и за кружку «Балтики» согласилась предстать в виде потерпевшей, в чём теперь искренне раскаивается. Тем не менее, вы получаете срок. Человеку, который попросил помочь найти пропажу, велят убираться, пока цел. А липовый муж торжественно уходит с добычей.

Петербуржец Александр Швецов получил 5 лет за попытку захвата здания АООТ «Леноблбыттехника», настоящий хозяин которого не известен до сих пор

Представьте себе: идёте вы по улице и встречаете гражданина, который просит вас помочь найти то ли утерянный, то ли украденный кошелёк. Вы находите какой-то бумажник, но тут в сопровождении милицейского патруля появляется другой гражданин и орёт, что кошелёк вы спёрли у его жены. В ходе разбирательства в отделении выясняется, что гражданка, представленная в качестве жены, на самом деле познакомилась с любимым супругом в пивной и за кружку «Балтики» согласилась предстать в виде потерпевшей, в чём теперь искренне раскаивается. Тем не менее, вы получаете срок. Человеку, который попросил помочь найти пропажу, велят убираться, пока цел. А липовый муж торжественно уходит с добычей.

Похожая история случилась с юристом Александром Швецовым, о судьбе которого мы уже неоднократно писали («Наша Версия на Неве», №20,24,28, 2009). После долгого разбирательства Всеволожский городской суд Ленинградской области 18 марта обвинил его в покушении на мошенничество и приговорил к 5 годам лишения свободы. Фигурирующие в приговоре многочисленные неустановленные лица так и остались таковыми и наказания как соучастники не понесли. Среди этих загадочных персонажей значится и директор некоего ООО «Феникс», которого ни разу не называют по имени и фамилии, но безоговорочно объявляют подельником!

Потерянные понятые

Вынося приговор, гуманные судьи учли наличие у Шевцова хронических заболеваний и то, что он уже провёл 33 месяца в следственном изоляторе. Одновременно суд вынес частное определёние в адрес следователя Следственного управления при УВД по Всеволожскому району Евгении Цховребовой и следователя по особо важным делам этой же Следственной части Алексея Тимофеева.

Прочтя данный исторический документ, поневоле хочется задать три вопроса. Что делают в правоохранительных органах такие следователи? Чего стоит приговор, вынесенный на основания их изысканий? И что творится в голове у судей, которые, вынеся подобное определение, всё же отправили подсудимого за колючую проволоку?

Читайте и наслаждайтесь. «При расследовании уголовного дела и составлении обвинительного заключения были допущены грубые процессуальные нарушения, которые повлекли признание не имеющими юридической силы большого количества доказательств, значительно затруднили исследование доказательств и привели к затягиванию судебного разбирательства…

Следователем СУ при УВД по Всеволожскому району Цховребовой Е.Э. 17.08.2006 г. в квартире подозреваемого Кононова А.В. был произведен обыск с целью отыскания документов, имеющих значение для уголовного дела. При этом в нарушение требований ч. 13 ст. 182 УПК РФ в протоколе обыска не были перечислены изымаемые документы, а было указано, что изъяты документы, упакованные в 4 коробки…

В протоколах осмотра содержимого изъятых коробок от 20.08.2006 г. указано, что в них находится 600 наименований документов и предметов, среди которых значительное количество документов, заведомо не имеющих отношения к уголовному делу. Осмотры содержимого коробок производились с участием не тех понятых, которые участвовали в обыске и присутствовали при упаковывании коробок, первоначальные упаковки с подписями понятых, присутствовавших при обыске, не сохранены и не представлены суду… Следователь Тимофеев А.А. не только не изложил содержание сотен доказательств в виде документов, на которые сослался в обвинительном заключении и не указал, какие обстоятельства они подтверждают, но даже не указал, их местонахождение.

По теме

В результате того, что большая часть документов была судом исключена, а суду документы были представлены в несистематизированном виде (не подшитые и не пронумерованные, без указания того, где и у кого изъяты документы, находящиеся в коробках), принимая во внимание количество документов, исчисляемое сотнями, суд был поставлен в крайне затруднительное положение при исследовании и оценке вещественных доказательств в виде документов, представленных в коробках…»

Обо всех этих нарушениях мы писали неоднократно, и очень приятно, что граждане судьи их, наконец, заметили. Теперь уже не им, а кассационной инстанции предстоит решить, чего стоит приговор, основанный на документах, именуемых четырьмя коробками, которые были изъяты неизвестно когда и у кого, после изъятия валялись неизвестно где, а подписи понятых потеряны! Напоминаем, что 29 апреля 2003 года Генеральный директор при судебном департаменте при Верховном суде РФ утвердил приказом №36 инструкцию по судебному делопроизводству, регламентирующую порядок приёма вещественных доказательств от органов предварительного следствия. Согласно пункту 11.2 этой инструкции, суд принимает вещественные доказательства исключительно в упакованном и опечатанном виде, с описью содержимого на упаковке и номером дела, к которому они относятся.

Только так и должно быть! В цивилизованных странах нарушение правил хранения доказательств приводит, как минимум, к замене следователя, а нередко и к прекращению дела. Там прекрасно понимают, что бардак, подобный тому, который мы наблюдаем во Всеволожске, позволяет заинтересованным лицам подсунуть в доказательства любую фальшивку. Кстати, среди прочих «не имеющих отношения к уголовному делу» бумаг в четырёх коробках были обнаружены два листочка с допросом бывшего директора «Леноблбыттехники» господина Войтенко. Попытка доказать, что это Швецов таким образом репетировал с Войтенко, как отвечать на вопросы следствия, не удалась. Почерк допрашивающего подозрительно напоминал манеру письма гражданки Цховребовой…

Чехарда акционеров

Какие доказательства, такой и приговор. На странице 1 мы читаем, что часть незаконных действий Швецова, направленных на овладение зданием на Межевом проезде города Всеволожска, заключалась «в создании видимости замены официального руководителя АООТ «Леноблбыттехника» Ляблиной Н.В. на одного из соучастников преступления». Однако, на странице 9 того же документа читаем, что акционеры компании «на общем собрании 01.03.2002 исполняющим обязанности избрали Жидкова,

так как Ляблина в связи с беременностью уехала в г. Самару». Вопрос: с какого перепугу Швецову понадобилось подделывать подпись человека, который давно отошёл от дел и живёт за тысячи километров от Всеволожска?

Какие же акционеры избрали господина Жидкова, который, если верить приговору, является единственным потерпевшим? Среди них обнаружен проживающий в солнечном Азербайджане господин Дадашев. При попытке допросить его азербайджанские правоохранители сообщили, что по указанному Жидковым адресу Дадашев не проживает. При этом все доверенности и передаточные документы на акции от загадочного джигита исчезли без следа.

Другой акционер – гражданин Украины Кушнир – первоначально заявил, что осенью 1998 года приобрёл около 20% акций у Дадашева. Затем Кушнир опроверг свои первоначальные показания, сообщив, что дал их по просьбе Жидкова, «который ввёл его в заблуждение», а сам никаких акций «Леноблбыттехники» не имел. После этого суд отметил, что данное заявление не противоречит первоначальным показаниям, поскольку «подтверждает показания Жидкова в части того, что акции, оформленные на имя указанных свидетелей, фактически принадлежали Жидкову». Который, в свою очередь, не имеет документов, подтверждающих приобретение ценных бумаг как от Кушнира, так и от Дадашева!

И это ещё не всё! Третья акционерка – Березина якобы согласилась оформить на себя часть акций по просьбе своей подруги – бывшей гражданской жены Жидкова Ляблиной, но та в ходе допроса ничем эти показания не подтвердила и сообщила, что никаких отношений с «муженьком» не имела. Зато сам гендиректор называет среди акционеров гражданок Кислицину и Комарову, которые, по его данным, являлись подставными лицами Дадашева…

По теме

Вы можете понять, кто тут реальный акционер, кто подставной, кто введённый в заблуждение, а кто просто рядом погулять вышел? Между тем известно, что до начала уголовного дела список владельцев акций выглядел совсем по-иному. И один из них – господин Кириченко, отчаявшись добиться справедливости в прокуратуре, попросил Швецова, как юриста, доказать право на владение ценными бумагами его и других первоначальных собственников. По странному совпадению, именно после того, как Швецов согласился, против него и возбудили дело, однако суд проигнорировал это. Отметив, что показания Кириченко и других акционеров «не имеют значения».

Без мотива

В ходе расследования практически единственными доказательствами легитимности потерпевшего Жидкова в качестве гендиректора стали подписанные им самим бумаги. Всеволожский суд проигнорировал странности статуса потерпевшего, отметив в приговоре, что для обвинения также не имеет значения, владели ли Жидков с доверенными лицами контрольным пакетом акций «Леноблбыттехники» или нет, поскольку Швецову «вменяется в вину покушение на приобретение права на здание, принадлежащее не конкретным физическим лицам – акционерам, а юридическому лицу АООТ «Леноблбыттхника».

Замечательно! Только вот в качестве потерпевшего на процессе фигурировало не юридическое лицо, а вполне физический Жидков, и в приговоре он отмечен именно как физлицо, а не как наёмный менеджер, представляющий АООТ. Следовательно, суд фактически признаёт именно данного гражданина реальным владельцем «Леноблбыттехники», а обвиняемого считает человеком, пытавшимся нанести потерпевшему материальный ущерб.

В чьих интересах действовал Швецов? Сам он называет фамилии Кириченко и других акционеров, но суд, как писалось выше, счёл это не имеющим отношения к делу. Зато в приговоре сообщается, что после перехода здания в собственность уже упоминавшегося ООО «Феникс» «участники группы, в том числе и Швецов, получали беспрепятственную возможность распорядиться данным зданием, получив реальную материальную выгоду». Если Александр и ООО работали на пару, то почему за всё отвечает он один? Какое вообще отношение имеет обвиняемый к «Фениксу», в котором он не работает и акционером которого не является? Если же никакой выгоды у него не имелось, то каков мотив преступления? Отвечая на последний вопрос, государственный обвинитель – прокурор Всеволожской городской прокуратуры Андрей Чепик заявил: «Мошенничество изначально совершается из корыстного мотива, поэтому специального указания мотива в отношении преступного деяния не требовалось». На самом деле мошенничество, как и любое имущественное преступление, может совершаться без малейшего корыстного мотива: классические примеры – автоугонщик Юрий Деточкин и разбойник Робин Гуд. В данном же случае мотив и вовсе не просматривается, а судорожные попытки Чепика его обойти – лишнее доказательства шаткости позиций обвинения.

Публикуется в сокращении. Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 124, 26 апреля-02 мая 2010 г.

Николай Охотин

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх