// // Размещены временно…

Размещены временно…

836
4
В разделе

«И ни слова, что журналист», – заблаговременно предупреждает сопровождающий сержант-контрактник. Не вдаваясь в лишние вопросы, расстаюсь с редакционным удостоверением, и мы едем на машине в сторону погранперехода «Изварино». Этот коридор беженцы называют «дорогой жизни», отсюда у тысяч ушедших от войны людей начинается новая жизнь – в России… Здесь не приветствуется фотосъёмка. Да и вообще с объяснимым вниманием относятся к незнакомцам, которые оказались в шаге от проблемного участка госграницы. «Изварино» – в прямом смысле горячая точка, переход контролируется ополченцами и, понятное дело, украинской армии поставлена задача – закрыть брешь, через которую устремляется на сопредельную территорию людской поток с юго-востока. Пришедшие с той стороны – немногословны, устало тащат свой скарб в клетчатых сумках-челноках, стараясь поскорее оставить в прошлом красный указатель с нанесённым белыми буквами словом «Украина». Позади – брошенный дом, впереди – неизвестность… За лето население небольшого российского городка Донецк, практически окольцованного границей, увеличилось на треть. В нём уже нашли пристанище порядка пятнадцати тысяч вынужденных переселенцев. По данным местной администрации, это количество только официально зарегистрированных беженцев. Немало жителей самопровозглашённой Новороссии поспешили транзитом проследовать дальше, без всякого статуса, который может дать им кров, работу и пособие на первых порах.

«И ни слова, что журналист», – заблаговременно предупреждает сопровождающий сержант-контрактник. Не вдаваясь в лишние вопросы, расстаюсь с редакционным удостоверением, и мы едем на машине в сторону погранперехода «Изварино». Этот коридор беженцы называют «дорогой жизни», отсюда у тысяч ушедших от войны людей начинается новая жизнь – в России…

Здесь не приветствуется фотосъёмка. Да и вообще с объяснимым вниманием относятся к незнакомцам, которые оказались в шаге от проблемного участка госграницы. «Изварино» – в прямом смысле горячая точка, переход контролируется ополченцами и, понятное дело, украинской армии поставлена задача – закрыть брешь, через которую устремляется на сопредельную территорию людской поток с юго-востока.

Пришедшие с той стороны – немногословны, устало тащат свой скарб в клетчатых сумках-челноках, стараясь поскорее оставить в прошлом красный указатель с нанесённым белыми буквами словом «Украина». Позади – брошенный дом, впереди – неизвестность…

За лето население небольшого российского городка Донецк, практически окольцованного границей, увеличилось на треть. В нём уже нашли пристанище порядка пятнадцати тысяч вынужденных переселенцев. По данным местной администрации, это количество только официально зарегистрированных беженцев. Немало жителей самопровозглашённой Новороссии поспешили транзитом проследовать дальше, без всякого статуса, который может дать им кров, работу и пособие на первых порах.

Те беженцы, у кого в Донецке нет родственников или просто знакомых, прямо с границы направляются в палаточный лагерь. На официальном языке он называется пунктом временного размещения беженцев. Месяц назад, после того как вблизи разорвалось несколько снарядов – вводит в курс дела комендант Александр Клименко – лагерь перенесли от погранперехода чуть дальше от зоны ведения боевых действий. Теперь сотни палаток стоят в выжженной солнцем степи, на выезде из города – никакой тени и температура под сорок. Прежде здесь находился местный аэродром, надо ли говорить, что на взлётке нет ни чахлого кустика, ни углубления, где могла бы задержаться вода.

Именно в этом палаточном лагере беженцам, которые хотели бы надолго остаться в России, предстоит провести от недели до месяца, пока не будут завершены необходимые проверочные мероприятия – кто он, каждый вынужденный переселенец, почему выбрался именно в нашу страну, каковы обстоятельства пересечения границы и, конечно, как там, в Донбассе. Затем люди уезжают по железной дороге дальше – в регионы, которые готовы принять их, обеспечив жильём и трудоустройством.

В этом, пожалуй, самом большом лагере беженцев в России – очень мало мужчин. В основном в пункте временного размещения находятся женщины и дети, в том числе грудные. У переживших артобстрелы молодых матерей пропадает молоко, спасением для младенцев становится детское питание, которое в дефиците. «Постарайтесь его привезти», – попросила первый заместитель донецкого мэра Анна Темникова, узнав, что сюда направляется гуманитарный груз из Санкт-Петербурга.

По теме

Обитателям палаточного лагеря необходимы предметы первой необходимости, средства гигиены и детское питание. Зачастую у вынужденных переселенцев с Донбасса нет даже самых элементарных вещей. Да и много ли унесёшь на себе, если выбрался оттуда, где идут бои, на пассажирском автобусе или жигулях, водитель которых рискнул проскочить трассу под снайперским огнём?

– Вы не знаете, – обращается ко мне старик, тяжело бредущий между рядами палаток, – могу я отправить письмо в Краснодон? Там сын остался. Наверное, уже никак. Не знаете?

У большого стенда с картой России то и дело останавливаются люди, вглядываются, изучая ни о чём не говорящие названия городов. «Нас, похоже, в Сибирь направляют, – нашептывает беженка в годах женщине, в руку которой вцепился трёхлетний карапуз, – ну хоть за аренду платить не будем».

Население пункта временного размещения – почти две с половиной тысячи человек. Общая кухня, бесконечный ряд переносных кабинок-туалетов ближе к лесополосе, коллективный умывальник с технической водой, по одной электророзетке к каждому тенту, контейнеры-склады для вещей и продуктов питания и детские песочницы, сооружённые из подручного материала. Дисциплина и порядок – как в армейской учебке. Контролируют кочевую жизнь администрация Донецка и подразделение МЧС России. Фотографировать спасателей запрещено, нельзя направлять объектив и на отдельные элементы инфраструктуры, которые находятся в ведение людей с нашивками на униформе.

Внешне же Донецк подчёркнуто мирный город. До непривычного – мирный. Не то что вооружённого солдата, даже наряд ППС на улице не встретишь. И хотя по ночам на сопредельной стороне периодически слышна интенсивная стрельба, здесь всё пышет южнорусским радушием – лето, зелень, фрукты…

Гуманитарную акцию «Волонтёры KILLFISH. Мы пишем историю человечности» придумал генеральный директор этой федеральной сети молодёжных баров Дмитрий Евсеев. «Никакой политики, – сразу объясняет он. – Только желание помочь людям, которые оказались в беде из-за того, что происходит на юго-востоке Украины».

Сбор гуманитарной помощи для вынужденных переселенцев в течение пяти дней проходил во всех 83 барах сети, в 44 городах России. В результате в Донецк отправилось более десяти тонн продуктов питания длительного хранения, предметов первой необходимости, школьных принадлежностей и дефицитного детского питания, о котором говорила Анна Темникова. На удивление, участниками акции стали около трёх тысяч молодых посетителей развлекательных заведений – не верящих политикам и телевидению, привыкших прожигать жизнь на вечеринках. Ожидать, что любители пенного напитка и бесконечных тусовок откликнутся на чужую беду, было трудно. Однако то, как посетители и персонал подключились к благотворительной акции, по словам Дмитрия Евсеева, доказывает: общество воспринимает их как абсолютно безразличных людей, однако это не более чем нелепый стереотип.

Мы едем по стране. Великий Новгород, Тверь, Тула, Орёл, Курск, Старый Оскол. В каждом из городов по маршруту следования автоколонны груз пополняется тем, что собрали в местном баре. Сотни килограммов продуктов и вещей – украинским беженцам. Коробки выносят молодые парни, эпатажно расписанные цветными татуировками, с наполовину выбритыми головами, у кого – вызывающий пирсинг, кто – вообще борода лопатой. Их уж точно не назовёшь пай-мальчиками или послушными общественниками из официальных молодёжных движений.

– Вот такие отвязные посетители променяли покупку кружки-другой пива, чтобы помочь совершенно незнакомым людям, – рассуждает руководитель сети KILLFISH, пару дней назад наравне с другими волонтёрами сортировавший на складе весь гуманитарный груз: продукты в одну сторону, средства гигиены в другую. – Почему-то наш человек привык считать, что если он принёс немного, то все вокруг подумают, что он беден. На самом деле, важен факт помощи. Даже если это простой канцелярский набор для школьника…

Тут Дмитрий Евсеев однозначно прав. Новый учебный год никто не отменял, детей школьного возраста в палаточном лагере – сотни, и когда речь заходит о беженцах, им обычно помогают едой и вещами, не слишком задумываясь о тетрадках и карандашах.

По теме

Прямо за нами движется федеральный конвой. Десятки белых грузовиков, вопреки телерепортажам, которые взахлёб твердят о неминуемом приближении колонны к границе, уже выстроились в низине, слева у дороги. Во дворе гостиницы в соседнем Каменск-Шахтинском – с десяток джипов миссии ОБСЕ. В воинских частях – повышенная боевая готовность, личному составу выдано стрелковое оружие. Видимо, именно ростовскому Донецку предстоит надолго стать коридором, через который будет направляться гуманитарная помощь от имени России – на юго-восток Украины.

Двум грузчикам из лагеря – лет по тринадцать. Один белобрысый, другой чернявый – сопя помогают разгружать сначала микроавтобус, а потом и двадцатитонную фуру. Они в этом палаточном городке – за взрослых мужиков, которые кто хворый, а кто совсем старик. Как будут обходиться тут без пацанов, когда прозвенит первый звонок?

Первого сентября белобрысый и чернявый пойдут в донецкую школу, как и почти четыре тысячи их местных сверстников. Предполагалось, что к осени в Ростовской области уже не останется пунктов временного размещения беженцев. Они подлежат расформированию по мере расселения вынужденных переселенцев. Но особых перспектив к тому, что самый большой лагерь будет скоро закрыт, первый вице-мэр Анна Темникова не видит. Сегодня администрация старается в первую очередь отправлять в стационарные пункты размещения, расположенные в других регионах России, семьи с детьми. И всё равно к началу нового учебного года в Донецке окажется немало школьников из Донбасса.

«В наших одиннадцати общеобразовательных учебных заведениях в этом сезоне будут учиться четыреста ребят с юго-востока Украины, – рассказывает Анна Темникова. – И ни одного ребёнка школьного возраста мы на улице не бросим». Дети из палаточного лагеря, вооружившись доставленными из Санкт-Петербурга письменными принадлежностями, отправятся в старейшую местную школу №1.

Почему-то наиболее тяжелые испытания выпадают на долю тех, кто учится в школах с первым порядковым номером. Ровно десять лет назад случился Беслан. Сегодня дети, спасшиеся этим летом от обстрелов и бомбёжек, садятся за парты школы №1 в российском Донецке. Пусть самое худшее у них останется позади…

Уважаемые жители города Донецка!

В связи с боевыми действиями на территории Украины и обстрелом в июне – июле текущего года украинской армией приграничной территории города Донецка, просим граждан, жильё которых пострадало от артиллерийских снарядов (мин), обращаться в Администрацию города, кабинет № 12.(Информация с официального городского сайта)

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.09.2014 23:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх